Еду в Магадан

Культура
Фото: предоставлено проектом Cargo Moscow

Удивительный спектакль запустили в Москве. Да, «запустили» тут, пожалуй, очень правильное слово, поскольку постановка Cargo Moscow идет в кузове настоящей фуры настоящего дальнобойщика, колесящей по столице и колоритным окрестностям.

Выглядит это все так: 50 человек сидят в кузове, переделанном в зрительный зал с удобными сидениями и экраном. Одна сторона кузова полностью прозрачна для тех, кто находится внутри, и абсолютно непроницаема снаружи. Ну а за рулем — российские дальнобойщики, которые рассказывают истории из своей жизни о дороге по маршруту Москва-Магадан, путешествиях по Восточной Сибири и Дальнего Востока. Обозреватель МОСЛЕНТЫ отправился в это полувиртуальное путешествие и делится впечатлениями.

Стать грузом

Я — пыльный холщовый тюк, я — промятая по углам картонная коробка, я — безликий стальной контейнер, я — замороженная коровья туша, болтающаяся на крюке рядом с несколькими десятками таких же, я — можно же себе немного и польстить — сделанный из красного дерева ящик с колониальными товарами, гвоздикой, корицей, кайенским перцем и чаем.

На каждом повороте, на каждой кочке меня болтает из стороны в сторону: вверх и вниз, вправо и влево. Я — в темноте. Я — груз. Меня погрузили в огромный прицеп, определили мне место, закрыли двери и завели мотор. Наша цель — Магадан. Впрочем, как говорит водитель, кое-что из доверенного ему груза непременно вернется обратно в Москву: таковы правила этой поездки.

Мы трогаемся в путь ровно в 14:00 от метро Братиславская. Мы — это полсотни человек, решивших принять участие в спектакле под названием Cargo Moscow. Не посмотреть его, а именно что принять участие: мы садимся в кузов фуры, переделанный в зрительный зал с сидениями и экраном.

Кроме нас в фуре есть только два самых настоящих водителя — Андрей Фомин и Роман Романов. Расположились они в кабине и играют самих себя. Они крутят баранку посменно, болтают друг с другом, они травят байки, вспоминают, мечтают, хвастаются или просто молчат. И еще то и дело выводят нас, зрителей, из зоны комфорта. Мы видим их только на экране или только слышим их голоса. Нас они называют «груз».

«Пятьдесят человек, — говорит Андрей, — это примерно четыре тонны. Мы бы с тобой могли взять груз тонн в четырнадцать, то есть человек сто семьдесят. Наша фура голландской сборки, ей одиннадцать лет, ее длина двенадцать метров, мощность 320 лошадиных сил, правда, боюсь, что за три недели поездки половина нашего табуна разбежится».

Обратная сторона Москвы

Мы смотрим, как проносимся мимо складов, ангаров и промзон — за окном. Мы видим леса и реки, которые преодолеваем вброд — на экране. Мы видим даже большое цветное фото супермодели Синди Кроуфорд, приклеенное в кабине водителей.

Мы трясемся и трясемся. Тут ведь, вот какое дело, совсем не комфорт кресел Большого театра или Маяковки с Таганкой. Cargo Moscow — настоящий интерактив, иммерсия, дающая возможность испытать все на собственной шкуре, ну, или на собственной задниц, если быть чуть более правдивым.

«Обычно мы ездим в Магадан или на старых грузовиках, — рассказывает Роман. — Которые там и бросаем, как чермет, или на новых, которые остаются там работать. Но сегодня у нас груз особенный, который нам придется везти обратно. Поэтому впереди у нас 10 тысяч километров, примерно через час мы выберемся из города, дней пять будем пилить по Колыме, пересечем реку Алдан, через пару дней доберемся до Якутска, потом – Иркутск, Красноярск, так что устраивайтесь поудобнее и держитесь покрепче…».

Мы держимся. А еще – пытаемся понять, где мы. Это ведь не та парадная Москва, которую привычно видеть из кабины собственной машины, это — картинка, которая, и правда, может быть, где угодно: хочешь — в Тюмени, хочешь — в Краснодаре, а хочешь — и в столице, стоит лишь свернуть с основных трасс. Глаз выхватывает знакомые места: о, «Садовод», о, «Ашан»! А потом снова: лесополоса, гаражи, заводы, кафешки, мойки, развязки, стоянки, утопающие в грязи, заправки, которые все на одно лицо.

«Всю жизнь глядятся в даль…»

Монотонность завораживает, но, главное, дает ощущение полного погружения, полной вовлеченности. Я — пыльный холщовый тюк, я — промятая по углам картонная коробка, я — безликий стальной контейнер, я — замороженная коровья туша, болтающаяся на крюке рядом с несколькими десятками таких же… Впрочем, я уже про это писал. Кочки за кочками, байки за байками, истории за историями.

«Обычно мы заправляемся каждые два дня, бак у нас на 630 литров, так что залить его стоит примерно 32 тысячи рублей… У меня был такой случай в 90-х годах: я заправился в Питере, тормознул переночевать на стоянке, коллеги предложили мне попить пиво, я с ними посидел, отдохнул, а утром встал – ба! — все три моих бака пустые. Коллеги слили все! Влетел я тогда долларов на четыреста. Но это еще ничего: в Прибалтике могли еще и сами баки срезать, пока ты спишь».

«Что делать, когда начинает хотеться спать? На первой стадии можно открыть окошко и высунуть в него голову: ветром веки раздувает и легче становится. Если не помогает, можно сделать „польский энергетик“: берешь две ложки растворимого кофе и заливаешь колой. И все — сердце бежит впереди тебя, а ты его догоняешь. Ну, или просто поешь».

«У меня раньше любимая песня была та, что Овсиенко пела в 90-х — „Шофер-дальнобойщик“. Мы как-то шестеро суток стояли в Польше, вот и пели там постоянно: „Всю жизнь глядяяятся в даль усталыеее глаза…“. Ребята по два-три стакана залудят и — Басков отдыхает, горлопанили будь здоров!».

«Я однажды троллейбусную линию замкнул».

«Меня однажды во Франции на 90 евро оштрафовали за то, что был не пристегнут — подошла ко мне полицейская, злая такая и некрасивая».

«Я с армии пришел и сразу „Жигули“ себе купил, шестерку. С тех пор у меня любовь к этой цифре, только сейчас мне уже нравится шестерка BMW».

«Впервые за границу я выехал в 1990-м году. Это была Бельгия, откуда я таскал в Москву бельгийские ковры. Они продавались в „Лужниках“, был там тогда такой рынок-гадюшник».

....Москва, признаться, из кабины дальнобойщика или из кузова фуры и сегодня тоже выглядит не как невеста на выданье, но это – вот чудо – совершенно не раздражает. Тут ведь – другой мир, другая жизнь, практически, другое измерение. Причем, не смоделированное, а самое что ни на есть настоящее. Вот и сидишь, и смотришь, и знакомишься заново со своим городом, словно жених, по-новому узнающий свою невесту, впервые оказавшись у нее на кухне.

А через полтора часа выходишь из это самой фуры каким-то немного другим. Это кратковременный эффект, но, поверьте, весьма полезный.