Усадьба Голицыных: помирить три века

Культура
Фото: Станислав Красильников / ТАСС

Накануне стало известно, что усадьбу Голицыных начнут реставрировать весной 2017 года. Она войдёт в комплекс Музейного городка на Волхонке, в который разрастётся ГМИИ им. А.С. Пушкина, и примет галерею искусства стран Европы и Америки XIX–XXI века из собрания музея. Сейчас в усадьбе тоже выставлены экспонаты Пушкинского: два этажа отданы под первую в его истории выставку медиаискусства «Дом впечатлений».

Пока защитники исторических зданий не начали переживать за судьбу усадьбы, МОСЛЕНТА при помощи Института «Стрелка» разобралась, что собираются сохранить в процессе реконструкции, есть там вообще, что сохранять, и как архитекторы намерены «помирить» здание XVIII века с советской надстройкой и концепцией самого современного музея XXI века.

Что есть сейчас - снаружи

Единственное, что сохранило свой исторический облик в усадьбе — это ворота. На них даже остались герб и вензель, что является большой редкостью: в советское время их сбивали. Само здание, построенное изначально в классической для XVIII века манере, несколько раз глобально перестраивали.

Для начала это сделал сам Голицын в 1775 году, когда Екатерина II тонко намекнула ему, что ей надо бы где-то остановиться в Москве, а Кремль она терпеть не может. Тогда там построили Пречистенский дворец. Архитектор Матвей Казаков соединил главный дом переходами с соседними зданиями и создал деревянный тронный зал. Потом его перенесли на Воробьёвы горы.

Вторая серьёзная перестройка произошла уже в советские годы — в 1929 году над усадьбой просто надстроили два дополнительных этажа. Это полностью изменило её облик.

Что будет - снаружи

Именно советское «наследие» вызвало много споров на стадии подготовки проекта реконструкции, который представили архитекторы Георгий Солопов и Юрий Аввакумов. Конечно же, нашлись те, кто настаивал на возвращении усадьбе первоначального облика.

«Но сделать это невозможно, — поясняет директор по развитию Пушкинского музея Анна Трапкова. — Во-первых, законодательно невозможно вывести из государственной собственности два этажа здания, которое в существующем виде внесено в реестр объектов культурного наследия. Во-вторых, эти площади нужны для экспонирования коллекций музея».

69ae4b2a2835bb6e25f0e27644ebcaa63d7d86d4

Трехмерная модель ГМИИ имени Пушкина

Изображение: Институт "Стрелка"

Надстройку решено накрыть куполом из специального светопропускающего стекла. Авторы проекта уверены, что новая оболочка не будет бросаться в глаза, но выполнит свою главную задачу — задрапирует верхние этажи и подчеркнёт исторический облик усадьбы. Кроме того, она визуально выровняет панораму Волхонки.

Насчет того, что в глаза она не бросится — это было проверено на практике. Для эксперимента небольшой фрагмент стекла год назад прикрепили на фасад. Оказалось, что прохожие и посетители его почти не замечают.

«Первое, что мы делаем, — возвращаем зданию утраченный в советские годы фронтон, ведь это символ усадьбы. Просветлённое стекло, которое накроет верхние этажи, будет повторять его своей формой, музеефицируя его», — поясняет Аввакумов.

Наконец, у купола будет и чисто утилитарная функция: зигзагообразная нарезка стекла поможет задерживать снег и защищать от дождя.

Что есть сейчас - внутри

Интерьер усадьбы практически не сохранился, но авторы проекта реконструкции уверены, что это и к лучшему — получается идеальное пространство для картинной галереи, а не для музея быта. Весь XX век здесь сменялись организации, последним был Институт философии РАН. Это не могло не сказаться на внутреннем убранстве здания.

«К сожалению, в истории здания до сих пор много вопросов и белых пятен, — говорит историк Пушкинского музея Лидия Срибнис. — Неизвестно, в каких именно помещениях находились эти музеи. И нет точных данных о домовой церкви. Известно, что она была на втором этаже, и в ней, кстати, хотел венчаться Пушкин, друг семьи Голицыных. Иконостас сохранялся здесь до 1930-х годов».

Кстати, усадьба не впервые принимает музеи. В 1856–1876 годах здесь находился частный музей европейской живописи, собранной Голицыными. Говорят, что хозяева показывали коллекцию всем желающим раз в неделю, её в шутку называли московским Эрмитажем. А в 1919–1921 годах здесь же работал Музей живописной культуры, возглавляемый Кандинским.

Что будет - внутри

Для начала авторы проекта реконструкции определились с коммуникациями и служебными помещениями, которые не должны мешать посетителю. «Мы делаем под зданием новый подвал (исторические были только под ризалитами) и помещаем туда часть оборудования. А вторая часть будет находиться в специальном коробе, подвешенном под кровлей четвёртого этажа», - рассказывает Аввакумов.

Предполагается, что посетитель будет проходить по музейным залам против часовой стрелки по лестнице с одного этажа на другой. А начинать осмотр он будет с коридора, когда-то служившего для перемещения по дому слуг Голицыных: в нём решили разместить компактный конвейерный гардероб.

На бывшем парадном этаже любители искусства увидят картины из коллекций Щукина и Морозова, на затемнённом третьем — выставки графики и фотографии, так как для них не нужен естественный свет. А на следующем, светлом этаже под стеклянной крышей будет живопись и скульптура ротируемых выставок Пушкинского.

Также проект предполагает, что музейное пространство будет начинаться не с залов, как обычно, а прямо у касс и стройки информации — там хотят разместить произведения декоративно-прикладного искусства, шпалеры.

Историческое назначение вернут и одному из подвалов, в котором хранилось вино. Там сделают винный бар, в котором можно будет продавать крымские вина Голицыных. «Правда, виноделы и бывшие хозяева усадьбы на Волхонке — разные ветви знаменитого рода. Но это можно считать некой постмодернистской игрой», — шутит Авакумов.

Конечно, посетителю не обязательно будет строго следовать плану архитекторов и идти до последнего. Любой желающий сможет уйти с маршрута и спуститься на лифте. А вместо обычных бархатных банкеток, которые обязательно оказываются заняты бабушками и школьниками, в усадьбе Голицыных устроят для отдыха целую лестницу-амфитеатр. И уж, конечно, не обойдется в музее и без кафетерия.

«Встреча с искусством — не такая уж простая вещь, и посетитель должен иметь возможность в любой момент дезертировать», — уверен автор проекта.