30 сентября 2016 в 11:40

Очередные диалоги

Граждане снова толпятся у музея — на сей раз в Пушкинский привезли Рафаэля
Кристине Папян / МОСЛНЕТА
Традиция стоять в очередях на выставку плотно укоренилась среди москвичей и приобретает сезонный характер. Жива ещё в памяти зимняя очередь на Серова, не успела рассосаться очередь на Айвазовского, как уже образовалась новая. На сей раз главное городское развлечение организует ГМИИ им. Пушкина - на Волхонку привезли Рафаэля.

Традиция стоять в очередях на выставку плотно укоренилась среди москвичей и приобретает, выражаясь научным языком, сезонный характер. Жива ещё в памяти зимняя очередь на Серова, не успела рассосаться очередь на Айвазовского, как уже образовалась новая. На сей раз главное городское развлечение организует ГМИИ им. Пушкина, а не Третьяковка — на Волхонку привезли Рафаэля.

На новой выставке в России представлено 11 произведений художника из итальянских собраний — восемь живописных работ и три графических листа, в том числе «Мадонна с младенцем», «Святая Цецилия» и «Ангел».

МОСЛЕНТА тоже попыталась приобщиться к прекрасному, но не смогла пройти мимо новой очереди.

Лицо московской культуры

Толпа любителей искусства, как всегда, весьма разношёрстна: молчаливые иностранцы, говорливые соотечественники, надменные хипстеры в мешковатой ультрамодной одежде и молодые люди, которые явно должны быть в это время на парах (а то и на уроках). Ну и куда же без милых интеллигентных дам бальзаковского возраста и старше? Хотя, не такие уж они и милые.

— На днях приносит она мне эту, как её, неважно — светящуюся ...(непонятную штуку - ред.). Я ей сразу сказала: Люда, спать я в такой обстановке не буду! — размахивает руками элегантная дама, постоянно поправляя шарфик на шее.

— Ой дорогая, это ужас...Ужас! В стране проблемы, в доме..., — ответствует ей не менее элегантная её спустница в роскошном пальто.

Вглубь очереди к своим друзьям проходит парень в модных и дорогих кроссовках от Kaney West. Подделка или нет? Оригинал стоит тысяч десять, не меньше. Если не подделка, то радует, что даже в кроссовках от Kaney люди ходят на Рафаэля.

Reload
1 / 3

Фото: Кристине Папян / МОСЛЕНТА

Впереди слышны перешёптывания молодой парочки. Мадам нервно дёргает молнию на куртке своего спутника, жалобно смотрит ему в глаза и тихонечко, протяжно ноет:

— Котик, скажи, мне стоит идти в модельный? Мне пойдёт?

Он, обречённо вздыхая, собирается что-то сказать, но девушке, похоже, ответы не нужны.

— У меня ведь и нос крупный...

После этого в голове у неё явно ломается какой-то выключатель, и её жалобы сливаются в «один протяжный вой», выражаясь словами великого классика. Слышны только отдельные слова её многострадального спутника, вроде «может лучше на филфак», «предназначение» и «зая, ты хороша и так». Те, кому не повезло стоять рядом с ними, демонстративно отворачиваются, фыркают или пытаются спрятаться в телефоне. Не помогает...

Знатоки

— А ведь ты понимаешь, интеллегентые люди, такой крупный бизнес, — внезапно позади нас громким шёпотом начинает возмущаться мужчина.

— Олежик, ну успокойся, 300 тысяч — не такие большие деньги, — снисходительно успокаивает его спутница.

О чём идёт речь, так и остаётся загадкой — Олежик обнаружил, что привлекает слишком много внимания, и переходит на смущённый бубнёж.

Reload
1 / 3

Фото: Кристине Папян / МОСЛНЕТА

От долгих размышлений о материальных ценностях отвлекает ещё одна молодая пара, причём диалог вызвает едва ли не большее раздражение, чем слишком самокритичная мадам с модельными амбициями.

— Оксан, вот ты хоть знаешь, какое животное самое умное?

— Нуу... дельфин может или собака? — девушка мнётся.

— Ну какой дельфин?! Ворон, Оксана! Ворон! Потом уже крыса, всякие дельфины... Элементарных вещей не знаешь. Вот как ток по проводам проходит, знаешь?

— Нууу...

— Не «ну», это школьная программа!

Хочется подойти к этому умнику и попросить его объяснить, скажем, о тонкостях синтаксического разбора сложного предложения с разными типами подчинения. А что, тоже школьная программа! Но... пусть Оксана сама мучается.

...Очередь немного продвинулась. Мы мёрзнем уже больше получаса, и становится только холоднее. Перешёптывания смазываются в непонятные фразы и растворяются в шуме машин. Бабушки всё также говорят о внуках и детях, пары милуются и доказывают своё превосходство в эрудиции, а бизнесмен продолжает жаловаться жене (а может, и не жене) на собственный бизнес. А молчаливые туристы-азиаты попрятали гаджеты и нахохлились.

В голову прихоодит мысль позорно капитулировать — но именно в этот момент наше стояние, наконец, обретает смысл и цель.

Пикап-мастер

К нам подходит мужчина. Нет, подлетает. Симпатичную корреспондентку МОСЛЕНТЫ он заприметил аж с противоположной стороны дороги — и немедленно бросается в бой, игнорируя правила движения. Одет опрятно, но причёска из серии «шёл третий день запоя» и бегающие зрачки вызывают разного рода сомнения.

— Долго? — ну что ж, по меньшей мере нестандартный подход.

— Что долго?

— Ну что «долго», стоишь долго?

— Минут 30, может больше.

— Культуру что ли любишь?

Очередь оживляется. Все перестают жаловаться и шушукаться, и «ненавязчиво» смотрят прямо на нас, ожидая зрелищ.

— Конечно, нет. Я просто люблю в очереди стоять на культурные мероприятия.

— Шутишь?

Reload
1 / 3

Фото: Кристине Папян / МОСЛНЕТА

Степенные леди впереди неодобрительно качают головами, а неприятный умник кривится. В очереди прокатывается тихое «хи-хи». Корреспондентке, собственно, тоже ничего другого не остаётся.

— Молчишь? Ладно, ты ничего, но я не люблю молчаливых.

И он уходит в сторону.

С нас тоже хватит. В другой раз до Рафаэля дойдём, когда сбежавшие с пар наконец насытятся духовной пищей.


Как позже поделилась пресс-служба самого музея, выставку только в день открытия посетило более трёх тысяч человек. Один сеанс – в среднем 45 минут, находиться при этом в залах могут не более 150 человек без учета экскурсионных групп. Электронные билеты все раскуплены, на сентябрь и октябрь точно. Но в кассах есть обычные. От 400 до 500 рублей.

Симона Царенко, Ксения Рязанцева