Прости, Спилберг!

Культура
Фото: Евгения Сирина

В спектакле «Ранчо», премьера которого состоялась на сцене Театра имени Ермоловой, американский актер Дэниел Барнс играет главную роль. Более того, специально для этой постановки он перевел на русский язык легшую в ее основу повесть нобелевского лауреата Джона Стейнбека «О мышах и людях».

Что ищет Барнс в стране далекой? Что кинул он в краю родном? Обо всем этом актер рассказал в интервью МОСЛЕНТЕ.

За мечтами

—Откуда вы к нам приехали?

Я говорю всем, что родился в городе Индианаполис в штате Индиана. Но, если абсолютно честно, на самом деле большую часть своей жизни я провел на ферме в деревне под названием Франкфурт, которой даже нет на карте. Когда я был маленьким, родители разводили там свиней, а после переключились на кукурузу.

—У вас, сына фермера, не было желания продолжить дело родителей?

Когда-то такое желание было… Но потом я понял, что эта тема мне не близка, что я хочу заниматься чем-то совершенно другим, что деревня — это, конечно, мой дом, который я очень люблю, но некая сила двигает меня в абсолютно другом направлении. Сначала я решил, что буду инженером-химиком, а после уже подался в актеры.

—Для родителей это было ударом?

Мне кажется, нет. Мой папа и сам не особо хотел работать на ферме, но был вынужден делать это, чтобы помогать своему отцу. А нам с братьями он всегда говорил: «Занимайтесь только тем, к чему лежит ваша душа!». Как я понимаю, он пожертвовал своими мечтами, но очень не хотел, чтобы и мы поступили так же.

60eca92a5ac88662d9fff8ccf6c98091c35b51f0

Сцена из спектакля «Ранчо».

Фото: Дмитриев Виктор / PhotoXPress.ru

—Однако же на пути к мечте вас бросало из стороны в сторону. Стать инженером-химиком… Откуда возникла такая идея у фермерского сына?

Я был очень стеснительным ребенком — этаким очкариком, практически не имеющим друзей. Так что почти все время занимался учебой, а особенно математикой и химией, которые почему-то давались мне очень легко. Знаете, когда живешь на ферме, общаться особо не с кем, вот я и проводил почти все время или с книгой, или с учебниками на смех многим. Но когда пришло время поступать в институт, передо мной встал выбор: учиться на химика или на актера. И я выбрал второй вариант.

Помогать людям

—Вам не давали покоя лавры Клинта Иствуда?

Нет! Мне достаточно тяжело объяснить мой выбор. Но если постараться все проанализировать, выходит так: врач хочет стать врачом, чтобы спасать людей, и я тоже хочу их спасать, но — по-своему. И еще одна причина: я всегда думал, что найти друзей можно только благодаря чувству юмора, а актерство казалось мне лучшим способом преодолеть мою стеснительность, раскрепоститься и не бояться шутить. Так и вышло, что в начале в своем штате я поступил в Butler University, а затем оказался в России.

—А можно поподробнее?

Запросто! В университете у меня была русская преподавательница актерского мастерства — Елена Артемьева, которая однажды предложила мне, выпустившись, поступить на американский курс в ГИТИСе. Я сказал: «Нет, Елена, зачем мне это все нужно?! Зачем мне Россия? Я сейчас закончу университет и отправлюсь в Голливуд». И все же она меня уговорила.

—Решиться на переезд было сложно?

Очень. Тем более, что за три месяца до отъезда у меня умерла мама. Я уже думал остаться дома — с папой и тремя своими братьями. Но отец сразу же заявил: «Ты ни в коем случае здесь не останешься!». И я поехал в Россию, ни слова не говоря по-русски.

56c6638cafa4dc3dae00e7d2565c42b3e9acba9c

Актер Дэниел Барнс в сцене из спектакля «Ранчо».

Фото: Владимир Федоренко / РИА Новости

Стать лучшим

—Вы – третий американский актер, которого я видел на российской сцене. Первым оказался погибший на этой неделе Казимир Лиске. Вторым — играющий в «Гоголь-центре» Один Байрон. Вы общаетесь между собой?

С Кэзом мы однажды вместе снимались в одном сериале. А вот с Одином я даже не знаком, хотя, безусловно, мы все друг о друге всегда знали.

—Чем привлекает американских актеров Россия?

Тут все очень просто. Если человек хочет стать самым великим поваром в мире, куда он поедет? Правильно, в Париж! А тот, кто хочет стать самым великим актером, должен непременно отправиться в Россию. Конечно, можно заявиться в Голливуд и просто так, но… Я хочу стать там лучшим! Да и не только там.

—Ваше главное отличие от россиян — это…

Не знаю. Хотя мой друг говорит, что у меня есть очень странные американские привычки. Например, я ненавижу ходить в тапочках.

—Я тоже, но неважно… Что показалось вам в Москве самым сложным?

Сложностей было много. И самая главная из них — остаться без своей семьи. Да, я могу позвонить папе или братьям, но это совсем не то, что нормальное общение. Иногда от этого бывает очень одиноко. Или вот язык. Я до сих пор иногда путаю окончания, хотя и живу в России с 2013 года. И еще мне не хватает слов. Знаете, когда я говорю на английском, я невероятно смешной человек, а, когда переключаюсь на русский, люди не видят меня настоящего, потому что какая-то часть меня здесь просто невидна…

И, наконец, еда. Я обожаю острую мексиканскую еду, которой здесь не найдешь, что весьма печально. А вот с теми, кто ругает Москву за излишнюю суетливость, я не соглашаюсь, потому что сам это люблю! Хоть я и вырос на ферме, я человек с совершенно московским ритмом жизни.

A99ccc528ce6d329b6aeecce5d41da502bbbf4c5

Сцена из спектакля «Ранчо».

Фото: Владимир Федоренко / РИА Новости

Ожидая Тарантино

—Ваш герой в спектакле «Ранчо» нелеп и наивен. Таким людям всегда сложно вписаться в общество?

Всегда, к сожалению. Ведь сыгранный мной Ленни - настоящий альтруист, всегда пытающийся принести людям добро. А такие всегда вызывают подозрения – хоть США, хоть в России, хоть в любой другой стране.

Все привыкли к другому: никто никого не любит! Но я очень надеюсь, что в моем Ленни зрители увидят себя – любящих и ошибающихся, нежных и опасных.

—Есть ли у вас еще какие-то надежды?

Мне очень нравится в Москве: я люблю театр, в котором играю, и пока я надеюсь остаться здесь.

—А если вдруг позвонит Спилберг и позовет в Голливуд?

Он уже звонил и предлагал роль. Но я был занят и поэтому отказался. Теперь вот жду звонка от Тарантино.