28 марта в 10:28

«Все началось с белочки»

Зачем московский художник заселяет улицы дикими животными
@ches_ches
Московский художник Евгений Ches делает, на первый взгляд, странное: рисует на целлофановой пленке самых разных животных — когда милых, когда не очень. Однако же, помещенные хоть в городскую среду, хоть в природный ландшафт, эти изображения вдруг оживают, начиная взаимодействовать с пространством. МОСЛЕНТА расспросила Евгения о том, как у него родилась эта идея, кого москвичи в скором времени могут встретить на улицах столицы, чем Бутово лучше Тверской, и записала монолог художника.

Творчеством я занимаюсь, можно сказать, сколько себя помню. Живя в Москве это ведь несложно. Вуз я закончил технический, но рисовал с самого детства, а в более зрелом возрасте, уже после института, отучился в Британской школе дизайна. С 2003-го я начал выполнять коммерческие работы, сотрудничал с различными брендами, а затем параллельно занялся развитием уличного искусства: организовывал разные мероприятия, выставки, на которые привозил зарубежных художников.

Что такое «уличное искусство»? Такой вопрос — тема для отдельного большого диалога. Грубо говоря, к этому понятию можно отнести все, что происходит на улице, — росписи, мозаики, инсталляции и так далее. Другое дело, что что-то из этого является стрит-артом в изначальном значении этого термина, а что-то — нет. И еще замечу, что уличное искусство — это не синоним слова «граффити», как почему-то многие считают. Граффити — это вообще отдельная культура, а не, например, написанная краской на фасаде реклама. Они рисуются узким кругом художников и предназначены для узкого круга людей.

Идея рисовать на натянутой в городской среде пленке — не моя. Она лет восемь назад пришла в голову увлекавшимся граффити ребятам из Франции. Оказалось, что это здорово смотрится, да еще и стены остаются чистыми. А мне всегда было интересно пробовать новое, так что я тоже взял пленку и сделал несколько рисунков. Мне понравилось. А потом пришла мысль, что было бы здорово таким образом попытаться перенести граффити-культуру в природный ландшафт.

Для меня изначально это скорее не художественный, а фотопроект, главной целью которого было совместить урбан-культуру и природу. Но однажды, в 2014-м, на одном очень многолюдном мероприятии я решил попробовать нарисовать на пленке не граффити, а животное. Я же говорю, граффити — это искусство для своих, а мне захотелось наладить визуальный диалог с как можно большим количеством людей. Я изобразил большую белку. И она получила очень хорошие отклики от людей, а в последствии — в соцсетях. Так родился новый проект.

Те ребята из Франции, о которых я говорил, назвали своей проект cellograf. Мне нравилось это название, но я не хотел брать его в таком же виде, поэтому мой проект получил имя cellograffiti. Под таким же именем я создал страничку в Instagram, где выкладываю работы художников, экспериментирующих в той же технике. Не то чтобы я пытался популяризировать это направление, но… В последнее время мне часто пишут из разных стран, чтобы узнать, как выполнять такие работы, чтобы использовать мою технику на мастер-классах в школах и летних лагерях. Это ведь и дешево, и не требует возведения дополнительных стен. Есть два столба, растягиваешь между ними пленку и рисуешь баллончиками!

Иногда я рисую на разных фестивалях, проходящих в парках или в загородных пространствах. Моя работа появилась и на территории дизайн-завода Flacon. Я нарисовал крысу. Причин для этого было как минимум две. Во-первых, мне захотелось попробовать выйти за границы природного ландшафта. А во-вторых, в городскую среду это животное вписывается лучше всего. Мне вообще уже давно хочется сделать следующий шаг: сначала я перенес граффити-шрифты на природу, затем оживил природу животными, а теперь хочу взять животных и перенести их в городское пространство. Это будут, скорее всего, какие-нибудь экзотические для наших краев животные — ну, например, лев или тигр…

Месседж? Никакого месседжа у меня нет. Но в будущем эту идею можно использовать для того, чтобы напомнить людям о животных, находящихся на грани вымирания.

Жаль, что такие работы не очень долговечны. Срок их жизни напрямую зависит от погоды, но в среднем, если нет сильного ветра, они продержатся несколько недель. Нужно ли получать разрешение на размещение моих работ в городе? Не знаю, честно говоря. Конечно, их интересно сделать в центре Москвы. Например, в зоопарке, с которым я бы с радостью посотрудничал. Но мне кажется, что все неплохо получилось бы и в каком-то спальном районе — хоть в Бутово, хоть в Гольяново, хоть в Алтуфьево. Там что-то новое, интересное вызывает куда больший ажиотаж, чем на Тверской или на Арбате.