18 декабря 2021 в 00:01
16 мин.

«Клиент на "Майбахе" почти всегда — извращенец». Как трудится и чем живет московская секс-работница

Ирина приехала в Москву 17 лет назад в надежде подзаработать и помочь своей семье. Сначала она устроилась в магазин. Но вскоре случайно познакомилась там с женщиной, которая привела ее на точку, где работали московские девочки. Не прошло и нескольких месяцев, как Ирина стала одной из них. О своем выборе жалеть себе запретила — смысла нет. В беседе с «Мослентой» женщина рассказала, почему ищет клиентов на улице, к кому никогда не сядет в машину, почему от мужчин на дорогих автомобилях стоит держаться подальше и о многом другом. Ниже - ее монолог.
«Клиент на "Майбахе" почти всегда — извращенец». Как трудится и чем живет московская секс-работница
Фото: Thomas Peter / Reuters

Муж курил травку

Второй раз я вышла замуж по большой любви. Казалось, это и есть мой спутник и в горе, и в радости. У меня уже был ребенок от первого брака, вскоре родился второй. И все это время красивую картину нашей совместной жизни портило только одно — муж курил травку. Постоянно. Почти каждый день.

Он почти не работал. Нам помогали его родители, но меня в борьбе с его зависимостью не поддерживали. Они вообще не видели в этом проблемы. Не пьет? Обычные сигареты не курит? Молодец.

У нас постоянно были конфликты, а вот денег не было вообще. Что-то подкидывала его мать, но этого катастрофически не хватало.

Я постоянно крутилась, как могла, даже пыталась начать свое дело. Но с двумя детьми на руках и практически без помощи не потянула.

А потом подруга предложила мне перебраться в Москву и устроиться в один из торговых центров. Шел 2004 год. Они как раз начали массово появляться в столице. Нужны были люди.

«Клиент на "Майбахе" почти всегда — извращенец». Как трудится и чем живет московская секс-работница

Фото: PHUOC LE / Unsplash

Почему такая девушка на кассе сидит?

Мы приехали, сняли какую-то комнатушку, устроились на работу. Я стала кассиром в одном из магазинов на востоке города. Зарплата была маленькой. Практически все деньги уходили на жилье и питание. Мне обещали карьерный рост, но его нужно было ждать. Если бы я была одна, это бы меня не смутило. Вот только дети ждать не будут.

И тут в моей жизни появились Даша и Артем. Они жили неподалеку от моего магазина и часто заходили за покупками в мою смену. Однажды мы с Дашей разговорились. Все время, пока мы беседовали, она внимательно меня рассматривала. Это немного смущало. Она не скрывала: оценивает.

Мой рост — 170 сантиметров, у меня были длинные волосы, довольно стройная фигура, а еще пятый размер груди. Даша спросила: почему такая девушка на кассе сидит? Что мне было ответить? Я не знала, куда еще пойти. Москва была для меня совершенно незнакомым городом.

Узнав мою историю, Даша пообещала помочь с работой, а еще предложила перебраться к ним с Артемом. Они сдавали комнату. Меня были готовы пустить за символические деньги. Хотя я понимала, что где-то тут есть подвох, не стала отказываться. Выбор был не велик. А так появлялся шанс и подзаработать, и сэкономить.

Будешь хранить деньги

Поначалу Даша говорила, что работает на каком-то парфюмерном складе, вот только на работу она выходила исключительно поздним вечером или ночью. Я не стала задавать лишних вопросов, но довольно быстро поняла: она врет.

А потом стала замечать в мусорном ведре шприцы и упаковки от сильнодействующих обезболивающих на основе наркотических препаратов. Такие прописывают после операций и переломов. Я знала об этом: у меня за спиной были медкурсы и бабушка, всю жизнь проработавшая военным врачом.

Все выяснилось, как только я уволилась из магазина. Даша занималась проституцией. И они вместе с Артемом уже давно сидели на наркотиках. На лекарства перешли, чтобы слезть с героина.

Тогда она предложила мне поработать. Сказала: будешь хранить деньги. Моей задачей было сидеть в кафе неподалеку от точки, где она работала. После каждого клиента она приходила ко мне и оставляла свой гонорар. Боялась, что кто-то может его отобрать. Я была живой кассой. Сидела, пару-тройку часов пила чай, складывала купюры себе в кошелек, а потом приходила Даша, вызывала машину, мы заезжали в аптеку, где знакомые фармацевты отдавали ей дозу, и ехали домой. Она неплохо платила мне за это.

«Клиент на "Майбахе" почти всегда — извращенец». Как трудится и чем живет московская секс-работница

Фото: Alexander Belotte / Unsplash

Он хочет просто подержать тебя за грудь

Иногда нас подвозили до дома ее постоянные клиенты. Однажды Даша сказала мне: один из них просит меня поработать с ней в паре. Ничего особенного мне было не нужно. «Он хочет просто подержать тебя за грудь, пока я буду делать свое дело», — сказала она. Меня это смутило, но я тогда подумала: это же не секс. Почему бы и нет?

Все, это был первый шаг. Даша шутила, что я могу одной грудью зарабатывать. Даже делать больше ничего не надо. И, конечно, одним разом не ограничилось. Первый клиент рассказал приятелю, и тот попросил сделать для него то же самое. А потом так и пошло.

Иногда даже дашина подруга просила меня поработать с ней. Я соглашалась. Это были неплохие деньги за, как мне казалось, полное ничего. А девочкам это помогало.

«Клиент на "Майбахе" почти всегда — извращенец». Как трудится и чем живет московская секс-работница

Фото: Dainis Graveris / Unsplash

Я готова работать так же, как они

Мы продолжали общаться с подругой, которая вместе со мной приехала в Москву. Она часто жаловалась, что устает на работе, платят мало, к тому же дома у нее оставался ребенок, который очень часто болел. Однажды она спросила меня, чем я теперь зарабатываю. Честно предупредив, что ей вряд ли понравится мой ответ, я все ей рассказала. Она выслушала, пожала плечами, а потом заявила: «Я готова работать так же, как они, твои напарницы. Все равно груди большой у меня нет».

К тому моменту мне уже хотелось разойтись с Дашей в разные стороны. Они с Артемом откровенно двигались на самое дно. Да, когда я была жутком состоянии после телефонной ссоры с мужем, они мне притрагиваться к наркотикам запретили. Но жить с ними было невероятно тяжело. Никогда не знаешь, чем вечер закончится.

Мы с подругой снова сняли квартиру на двоих. И начали работать вместе. На точках. Стояли на улице и ловили проезжающие машины. Было страшно… но мы привыкли. И с самого начала мы решили даже не пытаться работать в сети. На родине никто не должен был узнать, чем мы занимаемся, а интернет — большая лотерея. Понятия не имеешь, кто может увидеть твою анкету.

Никаких пьянок, нерусских и таксистов

Практически сразу я установила для себя несколько правил, и они не раз спасали меня во все последующие годы.

Я никогда не выпиваю вместе с клиентами. Это табу. И я никогда не сажусь в машины к нерусским. В большинстве случаев женщина для них — ничто. Даже к своим соотечественницам они относятся с пренебрежением. Что говорить о нас? Я знала, что они бьют девочек. Всегда отказывалась. Но не раз такие клиенты, получив от ворот поворот, выскакивали из машины, начинали скандалить, настаивать и даже угрожать. Если дело не получалось решить миром, я либо садилась в первый попавшийся автобус и уезжала, либо уходила, пристав к прохожим.

«Клиент на "Майбахе" почти всегда — извращенец». Как трудится и чем живет московская секс-работница

Фото: Globallookpress.com

Еще я до сих пор не сажусь к таксистам. По опыту, это либо прогоревшие бизнесмены, либо люди с судимостью, всеми правдами и неправдами нашедшие эту работу, либо отцы семейств, старающиеся все заработанное нести в дом. Они лишней копейки тебе не дадут, а то и вообще отберут то, что у тебя уже есть. Так же зачастую ведут себя владельцы автомобилей эконом-класса или стареньких, полуразвалившихся иномарок.

Так что, у меня все четко: никаких пьянок, нерусских и таксистов.

Им нужен не секс

Отдельная категория клиентов, с которыми я стараюсь не связываться, — мужчины на дорогих автомобилях. Maybach, «гелик», Porsche — от таких марок я держусь подальше, если четко понимаю, что за рулем сидит владелец. Личного водителя можно узнать по одной-двум фразам. С ним ехать можно. С хозяином — нет, особенно если ему меньше 30 лет.

Такие люди подъезжают к девочкам на точках, если им нужен не обычный секс, а что-то совсем другое. Такой клиент скорее всего будет с какими-то девиациями, проще говоря, он почти всегда — извращенец.

«Клиент на "Майбахе" почти всегда — извращенец». Как трудится и чем живет московская секс-работница

Фото: Globallookpress.com

Однажды я все же согласилась поехать с таким человеком. Он признался: ему нужно было, чтобы женщина давала ему пощечины, плевала в лицо и унижала его. Ни жена, ни любовница не могли дать того, что он хочет, и он обращался к девочкам. Вот только для них это тоже было неожиданно и непонятно. Они либо впадали в ступор, либо начинали его высмеивать. И он срывался на них, не получая необходимой ему разрядки.

Я слышала много таких историй. Вышло так, что уже давно у меня есть пара-тройка подобных клиентов, с которыми нам удалось найти общий язык. И с меня хватит. Больше не надо.

Этим скандалы не нужны

Мои клиенты — владельцы автомобилей среднего класса и чуть выше. Как правило, они либо разведены, либо женаты, но семейная жизнь дается им непросто. Их жены часто сидят дома, занимаются детьми и названивают им от скуки каждые 10-20 минут. При этом в их отношениях секс практически отсутствует. А еще эти мужчины очень много работают и сильно устают.

Как правило, они спокойны. Этим людям скандалы не нужны. Им просто нужно с кем-то заняться сексом без долгих уговоров, подарков и ухаживаний. Простая физиологическая потребность и ничего более.

Есть клиенты, которых больше всего привлекает моя грудь. Иногда им просто хочется поговорить и немного за нее подержаться. И этого достаточно. Но если человек зовет посидеть у него дома и побеседовать по душам, я чаще всего отказываю. Как правило, это заканчивается тем, что всю ночь приходится сидеть рядом с незнакомым человеком в сильном подпитии. Это небезопасно, к тому же занимает слишком много сил и времени.

Самое важное — визуальный контакт

За все эти годы я ни разу не изменила своему решению работать только «в живую» и не использовать сеть. Помимо опасений, что интернет расскажет моим родственникам обо мне то, что им знать не нужно, есть и другая причина.

Самое важное для меня — визуальный контакт с клиентом. Мне важно прочувствовать человека. Чем дольше работаешь, тем больше у тебя опыта. Ты за доли секунды считываешь, буквально сканируешь мужчину. Его внешний вид, выражение лица, настроение, какая-то энергетика, запах, жесты — можно очень многое понять, просто посмотрев на него. И у меня сразу складывается картинка. Если человек не вызывает доверия, я ни за что не сяду в его машину.

Если же все в порядке, мы уезжаем. Как пройдет встреча, решаем по дороге. Мы можем остаться в автомобиле, поехать к нему, ко мне или остановиться в каком-нибудь отеле. Вариантов множество.

«Клиент на "Майбахе" почти всегда — извращенец». Как трудится и чем живет московская секс-работница

Фото: Globallookpress.com

Это доступно далеко не всем

Конечно, есть немало мужчин, которых так и тянет попробовать то, что они видели на порно-сайтах. Какие бы законы в нашей стране ни принимались, а все эти ресурсы находятся в прямом доступе, информация открыта. И у людей стирается грань между тем, что они видят в роликах, и реальностью.

То, что практикуют порно-актеры перед камерой, доступно далеко не всем, не говоря уже о том, что это зачастую просто неприятно и не приносит никакого удовольствия. Я, например, никогда не занималась анальным сексом. Не мое, не нравится. И ни на какую сумму не соглашусь.

Но я много говорю с клиентами, и часто слышу возмущение и непонимание из-за отказа девушки или жены попробовать что-то из порно. Некоторые просто не понимают, что если это нравится актрисе, то, может быть, она просто делает вид, это ее работа. Но даже если она не играет на зрителя, то нет никакой гарантии, что то же самое доставит удовольствие другой женщине.

В нашей стране нет никакого секс-просвета, никакого института семьи, нет последовательного доступа к информации, объясняющей такие моменты. Все свои знания о сексе люди получают хаотично, а применяют зачастую неосознанно. В итоге из-за интимных проблем и недопонимания некоторые семьи просто разваливаются.

К тому же большинство людей погрязли в работе, кредитах, ипотеках, детях и бытовых вещах. Поговорить друг с другом им иногда просто некогда, а жизнь проходит. В какой-то момент люди понимают: они постепенно начинают стареть. И этот момент мужчины часто переживают намного хуже, чем женщины.

Она говорит, что любит меня

К девочкам приходят не только мужчины, но и женщины. Иногда ими двигает простое любопытство. Они прожили сколько-то лет с мужьями, сменили несколько любовников и теперь ищут новых ощущений. Их сразу видно. И даже таких клиентов привлекает большая грудь: им хочется ее потрогать, погладить, потискать. Это что-то инстинктивное и общее для всех.

Ты точно окажешься в постели с женщиной, если это твоя напарница. Иногда вдвоем работать удобнее. Так легче. Вас две, мужчина один — можно довольно быстро привести его в нужное состояние. Экономия времени и зачастую более высокий заработок.

Но есть и женщины другого плана. У меня была одна девушка, которая считала себя мужчиной. Она сама на меня вышла и предложила общаться. Довольно скоро я, к сожалению, поняла: это не трансгендер, а очень несчастный человек. У нее есть ребенок от любимого мужчины, который даже не замечает их существования. Она была замужем, но брак очень некрасиво распался. К тому же, увы, ее нельзя назвать красавицей.

Говоря, что она — мужчина в женском теле, эта женщина просто ограждает себя от принятия факта: в прошлом ее жизнь в плане личных отношений не сложилась. Я точно знаю, что она иногда встречается с мужчинами. Как пойти против собственной физиологии? Но уже несколько лет она потом приходит ко мне, говорит, что любит меня. Но я вижу: ей просто нужна ласка, внимание и покой, как любому недолюбленному человеку.

«Клиент на "Майбахе" почти всегда — извращенец». Как трудится и чем живет московская секс-работница

Фото: Unsplash

Это была поразительная семья

Я могу рассказать множество историй, в которые некоторым сложно поверить. Например, у меня был друг, который любил переодеваться в женскую одежду, имел множество любовников, но при этом был женат и стал отцом двоих дочерей. Когда мы познакомились, ему было чуть больше сорока, он работал телохранителем одного бизнесмена и переживал, как бы про его наклонности не узнали его родители. Они были очень консервативными людьми. Их бы это просто убило.

Мы общались около 10 лет, а потом я стала узнавать подробности о его жизни, которые свели всю нашу дружбу на нет. Сначала выяснилось, что его супруга занимается эскортом. Он знал об этом, но не препятствовал ей. Это была поразительная семья. Однажды жена застала его, когда он примерял женскую одежду. Случился скандал. Но важно другое: каждый из них знал, чем занимается другой, обоих это бесило, но они не расставались. При этом они любили друг друга.

В конце концов они подсели на наркотики, а потом он рассказал мне, что его влечет к младшей дочери. Уже тогда я была готова разорвать наши с ним дружеские отношения, но надеялась, что его отпустит эта мысль. Когда он сказал, что все случилось, а его жена еще и стала брать девочку к себе на работу, я поняла: край. И больше мы не виделись.

Никто нас не защищает и защищать не будет

Мои друзья, которым я рассказала эту историю, спрашивали, почему я не подала на него в полицию. Но как бы я это сделала? У меня были только его слова. Ни имен, ни явок, ни паролей. Не было ни одного доказательства. Кто бы стал меня слушать?

К тому же ни одна женщина моей профессии не стремится к общению с полицией. В этом году в Москве проходил закрытый форум секс-работников. На нем активисты говорили о необходимости легализовать нашу профессию, принять законы, которые бы нас защищали. Я слушала и думала: мы не Европа, у нас так не получится.

Нас никто не защищает и защищать не будет. И даже если мы откроем в России легальные публичные дома, вряд ли что-то изменится. Как минимум, те женщины, что пришли в профессию от безысходности и тщательно скрывают, чем занимаются, в такие заведения не придут.

Да и полицию мы не сможем заставить нас охранять. Нужно что-то другое. Возможно, секс-работники могли бы помогать органам раскрывать ряд преступлений, например, обнаруживать притоны или факты вовлечения несовершеннолетних в занятие проституцией. Это могло бы быть взаимовыгодным сотрудничеством.

Сейчас никто из девочек не ощущает себя под защитой. Давайте будем честны, даже если в полицию обращается простой человек, столкнувшийся с кем-то более сильным и значимым, его шансы на помощь крайне малы. Что говорить о нас? Если скажешь, кем работаешь, подпишешь себе приговор. И какие бы ни были у тебя адвокаты или основания, шансы, что ты добьешься справедливости, почти нулевые. Если ты живешь не в Москве, а на периферии, где до сих пор не закончились 90-е, лучше вообще рта не открывать. Изобьют точно, а могут и убить.

«Клиент на "Майбахе" почти всегда — извращенец». Как трудится и чем живет московская секс-работница

Фото: Ilya Naymushin / Reuters

Выбор есть всегда

Если рассуждать глобально, то есть слои общества, которые совершенно не защищены в наших реалиях. Например, вышла девочка из детдома, встретилась с мальчиком и родила ребенка. Вот только мальчик зачастую сразу же испаряется, а она остается с младенцем на руках и без какой-либо помощи.

Что ей делать? Организаций, помогающих в таких случаях, совсем немного. Это благотворительные фонды, которых на всех не хватит. Скорее всего девочка довольно скоро выйдет на точку или оставит анкету в сети. Ей потребуются деньги, к тому же она теперь не одна.

Особенно это характерно для других городов. В Москве, как известно, возможностей больше. Но даже если девчонки с периферии перебираются сюда, не каждая способна закрепиться и найти себе место. А там, дома работы либо нет, либо она уже распределена по нужным людям. И как быть?

В Европе социальная поддержка различных уязвимых групп населения развита намного сильнее. У нас люди предоставлены самим себе. Если смотреть с этой точки зрения, то на точку девчонок подталкивает само общество и государство.

Вот только выбор все равно есть всегда. Человек сам принимает решение, стать секс-работником или дальше пытаться найти другой выход из положения. Заставить кого-то сейчас не так просто. За время работы я видела много девчонок, и все они работали на себя. Кому-то нужно было кормить ребенка, кто-то зарабатывал на алкоголь, кто-то на дозу. Но это было их решение.

«Клиент на "Майбахе" почти всегда — извращенец». Как трудится и чем живет московская секс-работница

Фото: Globallookpress.com

Главное — не говорить о политике, семье и религии

Очень сложно сказать, сколько в среднем зарабатывают девочки в Москве. Есть те, кто работает на точках, вэб-кам, девушки с анкетами на сайтах и в соцсетях, эскорт — это разные категории и разные деньги. Если говорить обо мне и тех, кто работает так же, как я, то в месяц можно заработать около 100 тысяч рублей, не перетрудившись. Это три-четыре часа работы в день, а потом — домой.

У нас такая профессия, что за четверть часа можно пять тысяч рублей заработать, а можно и больше. Зависит от того, получится ли найти к клиенту правильный подход.

В разговоре с мужчинами тоже есть свои правила. Главное для меня — не говорить о политике, семье и религии. Беседа должна быть легкой, ненавязчивой, чтобы человек мог расслабиться.

Мужчины любят, когда обращаешь внимание на их парфюм, автомобиль, внешний вид. Они вообще очень любят, когда их хвалят и жалеют. Если придется к слову, можно поговорить с ними об их здоровье. Вопреки расхожему мнению им это нравится. Они воспринимают это, как заботу.

Чувство юмора тоже помогает, но здесь нужно хорошо чувствовать меру. Можно перегнуть.

Женщина сама решает, когда уходить

Когда-то я думала, что все девочки моей профессии сдуваются уже после 25 лет. Я ошибалась. Чем старше становлюсь, тем лучше понимаю: у мужчин разные вкусы. Кто-то любит молоденьких девочек, кому-то нравятся постарше, а кто-то предпочитает по-настоящему зрелых женщин.

Если остается шарм, сексуальность, энергетика, если не наступает выгорание, можно долго оставаться на плаву. Я видела женщин старше 60-ти, и они продолжали успешно работать. У них была своя аура, с ними было, о чем поговорить, и у них постоянно были клиенты.

Но, конечно, есть и те, кому и в 27 лет пора срочно завязывать с такой работой. Я видела девочек, которые начинали пить, употреблять наркотики, а от этого страдала и внешность, и способность к общению. Они буквально сгорали.

И все же если женщина адекватно может себя оценить, понимает, как она выглядит, какую энергетику излучает, она сама может принять решение, когда остановиться.

Не стоит ранить этой тайной любимого человека

Девушки, пришедшие сюда от безысходности, не теряют надежды выйти замуж. Если у них получится, они до конца жизни будут молчать, что когда-то зарабатывали вот так на жизнь. И это правильно.

Мужчины в большинстве своем все-таки собственники. Да, сейчас мы знаем о разных вариантах. Есть те, кто любит встречаться с другими парами и обмениваться партнерами. Других возбуждает, когда жена приходит домой после встречи с любовником. Но таких людей не так много, и это не норма для нашего общества. Здесь отношения двоих — это отношения только двоих.

Семья должна строиться на взаимопонимании и доверии. Всю грязь лучше оставлять за порогом. Так что девочкам, которым удалось наладить свою личную жизнь, лучше похоронить свое прошлое. Это будет еще и проявлением уважения к своему мужу. Не стоит ранить этой тайной любимого человека.

Партнерские материалы