00:01, 19 января 2023
13 мин.

«Не хотелось бы сравнивать себя с Моргенштерном, но…» Священник-блогер о московских прихожанах, хейтерах и смирении

В четверг, 19 января, православные христиане празднуют Крещение Господне. Как и всегда, для прихожан будут открыты и двери храма во имя святителя Николая Мирликийского в Отрадном, где служит клириком отец Николай Бабкин, известный священник-блогер. Чем московские прихожане отличаются от верующих в небольших деревнях, как церковь относилась к батюшкам в интернете и что изменилось сегодня... Об этом и многом другом отец Николай рассказал в беседе с «Мослентой». Ниже мы публикуем вторую часть его монолога.

«Не хотелось бы сравнивать себя с Моргенштерном, но…» Священник-блогер о московских прихожанах, хейтерах и смирении
Фото: Страница Николая Бабкина во Vkontakte

Про подкованных московских прихожан и психотерапевтов

Несколько лет назад меня перевели в Москву из деревни, в которой я служил. И главное, что я успел понять, пока живу здесь: Москва очень разная. Есть центральные храмы, где собираются прихожане примерно одного культурного уровня и достатка. Есть спальные районы где-нибудь за МКАД, где приходская жизнь не сильно отличается от той, что можно увидеть в любом другом регионе.

Я сам большую часть жизни служил на Белгородчине, бывал на Чукотке. Во всех концах России верующие схожи в том, что всех нас объединяет дух святой. Все мы — братья и сестры во Христе.

А в Москве меня больше поразила образованность, подкованность прихожан в вопросах веры, а еще здоровое отношение к помощи психотерапевтов. Был на исповеди момент, когда мы начали что-то разбирать, а мне прихожанин говорит: «Спасибо, я это с моим терапевтом уже проработал». До Москвы такого опыта беседы у меня не было. И это очень интересный момент.

В Москве прихожане более образованные, интеллигентные и культурные. Это самая главная разница. Конечно, я сравниваю с деревней, в которой служил сам.

«Не хотелось бы сравнивать себя с Моргенштерном, но…» Священник-блогер о московских прихожанах, хейтерах и смирении

Фото: Страница Николая Бабкина во Vkontakte

Но Бога, своих ближних и свой приход любят все. Это же тоже история про семью. Батюшка тут — духовный наставник и руководитель, а церковь — второй дом. И если есть в храме эта домашняя атмосфера, это очень хорошо. Все эти чаепития, совместная деятельность — все объединяет. И ты при этом чувствуешь, что тебя принимают, ты в безопасности.

Да, есть отдельные индивидуумы со своими странностями. Это случается. Но, по моему опыту, эти люди в храм постоянно не ходят.

Про стереотипы

Есть стереотип, что в храм идут только пожилые люди. Но сейчас вряд ли можно назвать его обоснованным. В больших городах, а тем более в столице картина совсем другая. Увидеть ее совсем не сложно. Надо просто в церковь зайти.

Можно сказать точно, что пока большая часть наших прихожан — женщины. Многие из них уже в возрасте, но они продолжают трудиться. Таких, чтобы просто на пенсии дома сидели, меньшинство.

И все больше становится в храмах молодежи и детей. Это факт.

Про легенды и реальность

Но при этом не стоит верить в расхожие истории, как наши предки всей семьей ходили в храм, не пропуская ни одной службы. Эти легенды критики не выдерживают. Никаких реальных источников, которые бы это подтверждали, нет. Есть только ряд благочестивых предписаний, среди которых тот же «Домострой». Он ведь не только какие-то странные вещи для современного человека расписывает. Там есть часть и про духовную жизнь. Вот только нужно понимать реалии того времени.

В те века женщине было не до церкви и службы. Она рожала детей, занималась хозяйством и большую часть времени проводила дома. В храм тогда приходили большей частью мужчины

А теперь у многих вопрос возникает: почему в церкви так много женщин и так мало мужчин? Да потому что раньше женщины были заняты. А тут появилось право на образование, на собственную карьеру. И слава Богу! Так женщина получила и право, и возможность активнее заниматься своей духовной жизнью. Как люди верующие, мы только радоваться должны.

«Не хотелось бы сравнивать себя с Моргенштерном, но…» Священник-блогер о московских прихожанах, хейтерах и смирении

Фото: Страница Николая Бабкина во Vkontakte

Женщин в храме больше еще и из-за того, что у них нет таких запретов на проявление эмоций, как у мужчин. Мальчикам же до сих пор с самого детства внушают, что настоящий мужчина, например, плакать не должен. В классическом мужском патриархальном сообществе сама эмоциональная сфера табуирована. А расплачешься, так тебе тут же скажут: «Чего раскис, слабак? Ты… женщина что ли?» Мужчинам сложно прийти на исповедь, потому что им тяжело открыться, они к этому не привыкли, особенно если росли в семьях, где не было близких отношений между родителями и не существовало возможности ни проявлять свои эмоции, ни чувствовать себя в безопасности.

Про волну интереса к духовной жизни

Сейчас я вижу волну интереса к духовности, которая качественно отличается от того, что было в 90-х. Тогда храмы только открыли, и пошли все: было интересно, ведь раньше религия была под запретом. Но сейчас люди приходят не столько из любопытства, сколько из реального интереса к духовной жизни. И, конечно, им нужны проводники и помощники, чтобы разобраться в основах. Именно поэтому священников-блогеров становится все больше и больше.

Сначала такая деятельность в соцсетях была предосудительной. Большинство священников в моем окружении меня не поддерживали. Я ощущал пусть и молчаливую, но довольно сильную критику в свой адрес. Но никаких санкций на меня не накладывали и репрессиям никаким не подвергали. Уверяю

Это было скорее непонимание. Тогда и на собраниях, когда тема блогерства поднималась, реакция была скорее отрицательная. Особенно не понимали смысла всего этого священники старой формации. Некоторые из них постоянно спрашивали меня: «Зачем это все? Зачем ты показываешь, куда идешь, что прямо сейчас делаешь? Зачем сторис эти снимаешь?» Они искренне не понимали пасторской значимости всего этого. И предупреждали меня о духовных опасностях, говорили, что с пути сошел.

Но я всегда спокойно относился к критике. Мне интересно, что думают люди и мои собратья.

«Не хотелось бы сравнивать себя с Моргенштерном, но…» Священник-блогер о московских прихожанах, хейтерах и смирении

Фото: Страница Николая Бабкина во Vkontakte

Со стороны владыки нашего была поддержка. Он меня направлял, что-то мне советовал. Он вообще всегда был человеком действия, и в людях уважал и ценил как раз то, что они делают.

Про пользу батюшки в интернете

А вообще проповедь и миссионерство в интернете сейчас развиваются. Кто-то видео снимает, кто-то посты пишет. Батюшки у нас разные. Вот, православное радио есть. Когда меня из деревни в столицу перевели, там, где я служил, на Белгородчине стали такие блогеры появляться. Вдохновляются люди. И это нормально. Все очень хорошо получается.

Но, конечно, в семинариях нас ничему подобному никто не учил, так что мы идем путем проб и ошибок. Ясно одно: то, что мы делаем, приводит молодых людей в храмы. Прихожане же реально подходят и говорят: «Батюшка, я ваше видео посмотрел. Теперь исповедаться хочу».

Про агрессию и успокоение

Конечно, есть люди, которые считают нас сектантами и фанатиками. Я вел эфир, так туда сразу приходили и писали: «Сектант ты, отец Николай, и мракобес. И вокруг тебя все такие же!»

Но потом те, кто оставался послушать эфир, понимали: перед ними нормальный человек, адекватный реальности. Потом они шли смотреть другие ролики, и им становилось ясно, что тут и с психикой, и образованием, и с чувством юмора все в порядке. И сопротивление, агрессия сходили на нет.

Про тех, кто пришел к Богу

Вообще, когда мы начинаем говорить о верующих людях, часто упираемся в две проблемы. Во-первых, почему-то часто мы считаем, что они должны как-то качественно отличаться от всех остальных.

Мне вот не нравится деление на воцерковленных и невоцерковленных людей. А вот это что должно значить? У первых, получается, есть какие-то прокачанные духовные скиллы, а у других нет? У одних маны больше, а у других — на донышке? Вообще же не о том должна быть речь. Не надо так людей делить.

Другое дело, что, как Бердяев говорил, есть крещеные, но не просвещенные. А вообще тут градация ни к чему. И уверенность, что человек верующий неверующего непременно лучше, тоже ошибочна. Если так мыслишь, то сразу уже на первого ворох своих ожиданий и требований набрасываешь. Вот только почему он должен быть лучше? Такой же человек, со своими слабостями.

«Не хотелось бы сравнивать себя с Моргенштерном, но…» Священник-блогер о московских прихожанах, хейтерах и смирении

Фото: Страница Николая Бабкина во Vkontakte

Верующий — тот, кто пришел к Богу. Он хочет помочь самому себе, путь найти, душу от страстей очистить. Он не лучше кого-то. Он хочет стать лучше себя, каким был до того, как в церковь попал. Но это не значит, что перемены наступают после первого же посещения храма.

Грехи человеку прощаются, а вот привычки остаются. Для того чтобы страсти его покинули, чтобы сам он изменился, нужно время.

Про тех, кому сложно воспринять евангельское слово

Действительно, есть категория людей, приходящих в храм «галочку» поставить. Думаю, в большей степени они с советского пространства. Для них важно следовать правилам, нормам, директивам. Когда они их выполняют, моральное удовлетворение чувствуют. Но это говорит лишь о том, что Христос в их сердца так и не проник. А иногда это и невозможно в силу возраста, дурного воспитания, низкой культуры, а то и низкого интеллекта.

Такому человеку очень сложно воспринять евангельское слово, даже если оно передано очень простым языком.

Хоть в первую очередь тут и приходится говорить о старшем поколении, я нисколько не предосудителен в его сторону. В наших храмах есть прекрасные пожилые женщины, те самые бабушки «божьи одуванчики». Я знаком с многими из них и очень тепло отношусь к ним, хоть и есть у меня рубрика «Бабка надвое сказала», где я смеюсь над суевериями.

Про гордыню и излишнюю требовательность

Хотелось бы, конечно, чтобы все у нас было хорошо, а в храме были одни святые с нимбами над головами. Но нет такого в Церкви Христовой. Не бывает идеальных людей, и не надо их искать.

Церковь — история не про идеальность. А то и люди, со стороны смотрящие на верующих, требуют от них некоего эталонного поведения, и сами верующие от себя требуют того же. В итоге люди загоняют себя в жесткие рамки, пытаются отработать сценарии, появляющиеся у них в головах — в храм ходить строго по расписанию, молиться и пост держать строжайше. За счет этого они удовлетворение чувствуют.

Вот только все это в совокупности нередко можно назвать одним простым словом — гордыня. А за ней всегда следует осуждение. Сам идеалу не соответствуешь? Себя ненавидеть начинаешь. Кто-то другой ошибается? Начинаешь осуждать его. В итоге так можно дойти до совсем нездоровой истории.

«Не хотелось бы сравнивать себя с Моргенштерном, но…» Священник-блогер о московских прихожанах, хейтерах и смирении

Фото: Страница Николая Бабкина во Vkontakte

Про хейтеров и… Моргенштерна

За все годы, что я веду свои страницы в соцсетях, мне ни разу не сказали: «Батюшка, что Вы творите? Покайтесь!» Вот такого еще не было.

А вообще хейт и откровенный троллинг идет от людей, которые меня совсем не знают. Они, как правило, и не читают меня вообще. Впервые увидели, почувствовали разрыв шаблона и сильнейшее сопротивление, потому что я их представлениям о священнике не соответствую, и пошли комментарии писать. Это ведь еще и история о том, что представления о настоящем батюшке тесно связаны с представлениями о самой вере, а тут такой диссонанс у некоторых людей происходит. Тяжело.

А еще одна причина, как мне видится, все в том же запрете на проявление себя и своих эмоций. Он, если честно, у многих из нас есть. И вот видят люди человека, у которого этой рамки нет, и начинают испытывать к нему крайнее неприятие. А это просто злость на собственную нереализованность

Чувства и эмоции, как пружина, натягиваются внутри. Но вместо того чтобы ее расслабить, увидеть это напряжение внутри, человек накидывается с ненавистью на другого.

Не хотелось бы сравнивать себя с Моргенштерном, но ему за то же самое достается. Он людей по полной провоцирует и делает это сознательно. Глядя на него, народ злится, потому что возникает вопрос: почему это ему так вообще можно? Это что за бесовщина такая? Как священник, я понимаю все это, все эти чувства и эмоции. Так что и возмущение людское, в том числе и в мой адрес, понятно. Но я не обязан соответствовать чьим-то представлениям. Я такой, какой есть.

Про смысл смирения

Самое важное — смирение. В нем начало всего. Без него никуда. Сколько угодно можешь свечек ставить и молиться, но без смирения все это без толку. Никакой пользы это не принесет.

Быть смиренным означает видеть правду о самом себе. Она, конечно, зачастую нас очень жестко фрустрирует. Она неприятна. Каждому из нас хочется быть в глазах других чуть лучше, чем мы есть. Например, девушка, прежде чем выйти на улицу, делает макияж. Батюшка — чистит подрясник и приглаживает бороду. Мы стараемся внешне выглядеть чуть лучше, потому что живем в обществе и играем какие-то социальные роли.

«Не хотелось бы сравнивать себя с Моргенштерном, но…» Священник-блогер о московских прихожанах, хейтерах и смирении

Фото: Страница Николая Бабкина во Vkontakte

Но вопрос в том, как ты сам к себе относишься. Прически и макияж или аккуратная борода могут быть просто атрибутами опрятного внешнего вида, а могут — символом превосходства над другими. Например, девушка может пойти и сделать себе маникюр настолько яркий, чтобы все подружки и коллеги из соседнего отдела штабелями попадали от одной только мысли, сколько это стоило, чтобы глаза из орбит у них повылазили от возмущения и зависти. Вот это точно история не про смирение.

А знать правду о себе — это понимать, какой ты, принимать себя и исповедовать свои слабости, немощи и недостатки перед Богом. Но это совсем не значит, что нужно с ними согласиться и оставить все, как есть.

У святых отцов есть выражение — хождение перед Богом. Вот смиренный человек все время перед очами Творца находится, всегда перед ним ходит. И он никогда не бывает один. Если даже люди его не видят, Бог видит

И это состояние помогает человеку, защищает его. Вот оскорбляют его, причиняют боль или перед сложным выбором он находится, смирение помогает поступить правильно, совладать со своими чувствами, чтобы не они над тобой, а ты над ними верх взял.

И смиренный понимает, что вокруг него — люди. И все они такие, какие есть. Да и он сам ничуть не лучше других. Он помнит о своих грехах. И это избавляет его от тщеславия. Так он не возгордится никогда.

Смирение позволяет тебе не вылететь из реальности. А вот гордыня сразу ломает и рушит все доброе и хорошее, чего ты достиг.

Про священников-блогеров, искренность и цензуру

Цензуры в церкви нет. Никто наши ролики заранее не отсматривает и «прокатных удостоверений» не выдает.

Но хотелось бы успокоить дорогих читателей. У нас, священников, есть свои вышестоящие начальники. За нами присматривают. И если мы начнем вести себя непотребно или неправильно что-то делать, мы об этом тут же узнаем. Нам все скажут.

Сейчас в церкви появился совет священников-блогеров. Это совершенно официальная история, и у нас уже было несколько встреч.

«Не хотелось бы сравнивать себя с Моргенштерном, но…» Священник-блогер о московских прихожанах, хейтерах и смирении

Фото: Страница Николая Бабкина во Vkontakte

Наше сообщество действует, работает творчески. Но мы первопроходцы, поэтому иногда ошибаемся. Это нормально. И важно, что мы при этом не стараемся всем понравиться. Потому что если ставить себе задачу быть хорошим для всех, никогда не достигнешь цели.

Иисус Христос, кстати, тоже никогда не старался понравиться фарисеям, книжникам и прочим. Он обличал их, критиковал, проходился по ним. И выражений особо не выбирал. Человекоугодием не маялся.

Все просто. Можно, конечно, попробовать понравиться всем, но люди, которые ищут искренности и прямого диалога, слушать тебя не будут. Чтобы все тебя любили, надо говорить только об очень общих и возвышенных вещах. А люди, желающие найти знания, хотят говорить конкретно — про конкретные вещи и проблемы. Им важно, чтобы священник не обходил эти темы, а говорил о них, четко выражал свою позицию.

Про подписчиков

Мой блог — место не только для православных христиан. Он для тех, кто ищет опору в жизни. У меня, как у православного христианина, главная опора — в Боге.

Я точно знаю, что меня читают атеисты. Да кто только мне не пишет… Есть и агностики, и протестанты. Многих и совершенно разных людей я у себя в подписчиках встречаю. У меня есть знакомые пасторы и католические священники. И мы прекрасно общаемся друг с другом

А вообще мои подписчики — люди, интересующиеся духовной жизнью. При этом убеждения у них могут быть самые разные, они могут даже сомневаться в существовании Бога. Но, судя по комментариям, большинство из моих читателей — люди православные.

«Не хотелось бы сравнивать себя с Моргенштерном, но…» Священник-блогер о московских прихожанах, хейтерах и смирении

Фото: Страница Николая Бабкина во Vkontakte

Про открытость для каждого

В храм сегодня может прийти любой человек. Это общественное место. Вход свободный. Никто не стоит у дверей и не спрашивает, есть у вас крестик или во что вы верите. В православных храмах фейсконтроль отсутствует.

Да, женщин попросят надеть платок. Но это просто норма поведения в церкви. Точно так же нормы поведения есть в музеях, университетах, ресторанах. Во всех общественных местах есть свои правила. Это нормально. Если ты уважаешь место, в которое пришел, тебе труда не составит их соблюдать. Даже если ты пламенная феминистка, в храм в кепочке хотя бы пойдешь. Головной убор тоже считается. Кстати, сегодня в большинстве храмов женщине про брюки никто слова не скажет.

На службы приходят неверующие люди. Иногда они подходят исповедоваться. И вот когда они начинают рассказывать, становится ясно, что они или не верят в Бога или некрещеные. В таких ситуациях ты просто с ними об отдельной беседе договариваешься.

Храм — место, двери которого открыты всем и каждому. Но здесь есть правила поведения. И вот если они тебя не устраивают, так проблема не в правилах, а в тебе. В больнице же тебя ничего не смущает. Надо бахилы надеть? Надеваешь и вперед. Тебе же к врачу нужно, правильно?

Так вот и с храмом такая же история. Если нужно к Богу, так платок преградой стать не сможет.

Партнерские материалы