29 апреля, 00:01
7 мин.

«Если москвичи готовы влюбляться, стоит влюбиться в Дагестан». Дочь известного поэта о столице и родной республике

Салихат Гамзатова – младшая дочь поэта Расула Гамзатова, автора знаменитых «Журавлей» и вообще советского классика и любимца. А еще она - директор Дагестанского музея изобразительных искусств и куратор открывающейся 29 апреля в столичном Музее Востока выставки художника Евгения Лансере. Он часто бывал на Кавказе, писал портреты местных жителей, жанровые сценки и невероятные горные виды... «Мосленте» Салихат Гамзатова о том, насколько сегодня Дагестан стал популярным среди туристов, похож ли он на Швейцарию и какой видел Москву ее отец. Ниже — ее монолог.
«Если москвичи готовы влюбляться, стоит влюбиться в Дагестан». Дочь известного поэта о столице и родной республике
Фото: Hans Heiner Buhr / Unsplash

«Многое для нас привычно, но удивляет гостей»

Мне очень приятно, что последнее время в Дагестан приезжает множество людей из других регионов России, в том числе и из Москвы. И это знакомство, как правило, оставляет очень положительное впечатление.

Я вижу, что москвичи активно ходят в музеи. В прошлом году по итогу летнего периода у нас, например, почти в три раза возросла посещаемость. И дело не в целевых или договорных экскурсиях. У нас был поток туристов, которые сами хотели посетить музей.

Люди, приезжавшие в Дагестан, пишут очень хорошие отзывы и о республике, и о ее жителях. У нас очень богатая самобытная культура. Когда я смотрю видеоролики о том, как кто-то приезжал к нам, вижу многое, что для нас уже давно стало привычным, а гостей удивляет, кажется очень оригинальным. Это может быть все, что угодно: и общение с людьми, и архитектура, и наша кухня.

Махачкала. Горожане на набережной центрального пляжа.

Махачкала. Горожане на набережной центрального пляжа.

Фото: Елена Афонина / ТАСС

Не так давно я читала отзыв одного гостя Дагестана. Он писал: «Если бы мне еще пару лет назад сказали, что я, не задумываясь, полечу в Махачкалу при первой же возможности, я бы не поверил. Но сейчас это именно так».

Еще я заметила, что многие восхищаются нашим центральным рынком в Махачкале. Мне это кажется немного забавным, но вместе с тем очень приятно.

«Очень похоже на Швейцарию»

Я вспоминаю Клару Филипповну Власову, московскую художницу, которая тоже часто бывала в Дагестане. Она даже купила дом в аварском селении Чох и в течение многих десятилетий приезжала туда. Среди ее дагестанских картин много работ, посвященных этому месту. Она называла себя «чохнутой».

Она рассказывала, что, когда была в Швейцарии, увидев горы, воскликнула: «Боже! Как в Дагестане!». Вместе с ней тогда был один ее друг, тоже художник. Поначалу он отнесся к ее словам скептически. Но потом жизнь повернулась так, что он сам оказался у нас. Потом он рассказывал, что в тот момент понял: Клара Филипповна права. Действительно, очень похоже на Швейцарию.

Клара Филипповна Власова

Клара Филипповна Власова

Фото: Сергей Бобылев / Коммерсантъ

«Писал портреты, виды и интерьеры»

Наша выставка называется «Лансере в Дагестане». Сам Евгений Лансере был очень известным художником. Так сложилось, что он неоднократно приезжал в нашу республику. Впервые он оказался здесь в 1904 году. Это было его свадебное путешествие.

Через восемь лет от получил заказ на иллюстрации к повести Льва Толстого «Хаджи-Мурат» и в снова приехал в Дагестан, чтобы сделать зарисовки и собрать материал. В собрании нашего музея есть карандашный портрет Гуллы, сына Хаджи-Мурата, который будет представлен на выставке.

По приглашению своего друга Магомеда Хизроева он вновь приехал сюда в непростое время — в 1917 году. Лансере думал, что пробудет здесь совсем недолго, но в итоге прожил в Дагестане почти два года. Он вернулся обратно в августе 1919 года.

За это время он обрел здесь множество новых друзей. Он рисовал портреты общественных деятелей, создавал натюрморты, которые сейчас хранятся в разных музеях, и, конечно, пейзажи. Тогда же он основал рисовальные курсы в Темирхан-Шуре, первой столице Дагестана. Сейчас это город Буйнакск. Евгений Лансере, можно сказать, стоял у истоков нашей, дагестанской школы изобразительного искусства. Его курсы дали мощный толчок развитию живописи в регионе.

Читайте на тему:

В 1925 году Лансере возглавил одну из экспедиций по малоизученному высокогорному Дагестану. Вместе с сыном и двумя местными художниками, его учениками художником Муэддином Джемалем и скульптором Аскар-Сарыджей он проехал преимущественно по аварским районам, где тоже писал портреты местных жителей, виды и интерьеры горских жилищ. Работы, созданные в этой экспедиции, можно назвать одними из лучших у Лансере. Они имели очень большой общественный резонанс.

«Кавказ дал ему очень многое»

Евгения Лансере любил Дагестан и относился к нему с глубокой благодарностью. Художник говорил, что именно здесь получил возможность постоянно работать на пленэре, писать с натуры, а не брать что-то исключительно из головы. Кавказ, по его собственным словам, дал ему очень многое, как живописцу.

Художник побывал здесь и в 1928 году, когда иллюстрировал повесть Льва Толстого «Казаки» по заказу дагестанского краеведческого музея. Лансере в тот раз был в станице Старогладковской, где жил когда-то сам Толстой и описал ее в своей повести под названием станицы Новомлинской.

Лансере снова писал здесь портреты жителей и зарисовки домов. В последующие годы он неоднократно наведывался в Дагестан, но не на столь длительное время.

«Если москвичи готовы влюбляться, стоит влюбиться в Дагестан». Дочь известного поэта о столице и родной республике

Изображение: картина Евгения Лансере «Темир-Хан-Шура. Дагестан»

За все время, что художник посещал Дагестан, им было создано более 200 работ. Большая часть из них хранятся в музеях республики, многие находятся в коллекциях различных музеев России. В нашей выставке принимает участие московский Музей Льва Толстого. Он представляет как раз иллюстрации к «Хаджи-Мурату».

Читайте на тему:

Портреты дагестанцев, созданные Лансере, — объективные работы, созданные с большой симпатией. И его сын, которые ездил вместе с ним в экспедицию, говорил: когда они отправились в путь, он думал, что это будет очень опасно. Их даже предупреждали об этом. Но все относились к ним очень до0брожелательно.

«Живой город»

В Дагестане сейчас очень много возможностей для самого разного отдыха. Люди отмечают это. Но больше всего мне нравится, как они пишут про Махачкалу.

Про нее говорят: это город с невероятной энергетикой, разный, очень живой и удивительный. И я разделяю их радость, потому что сама очень люблю Махачкалу. У нее непередаваемо красивая сущность. Здесь очень красивые улицы и проспекты, парк и скверы, а совсем рядом — море.

Конечно, зависит от того, какими глазами смотреть на наш город. Кто-то видит, какие здесь проблемы, где необходимо что-то изменить и улучшить. А для кого-то это очень красивое место со своей неповторимой атмосферой.

«Если москвичи готовы влюбляться, стоит влюбиться в Дагестан». Дочь известного поэта о столице и родной республике

Фото: Serguei Fomine / Globallookpress.com

«Климат мягче»

Несколько раз в год я бываю в Москве. Здесь — мои близкие, мои внуки. Я люблю этот город, но жить предпочитаю в Махачкале.

Здесь климат мягче. Когда в Москве еще идет снег, и зима никак не хочет сдавать позиции, у нас уже расцветают цветы. Мы наслаждаемся весенним солнцем и теплом. К тому же здесь все родное для меня, знакомое и уютное. Мне не хотелось бы никуда переезжать.

«По-русски только два слова написано»

В Москве очень много времени проводил мой отец, поэт Расул Гамзатов. Многие его стихи стали песнями, но, конечно, самая известная из них — «Журавли». Отец говорил, что музыка дает его стихотворениям крылья. Так они обретают свободу.

Отец всегда старался чем-то порадовать своих близких. Он был прекрасным мужем и настоящим другом, который всегда готов и принять гостей, и прийти на выручку. «Люди, я прошу вас, ради бога, не стесняйтесь доброты своей. На земле друзей не так уж много. Опасайтесь потерять друзей», — так писал отец в одном из своих стихотворений. И он сам всегда следовал этому правилу.

Читайте на тему:

Еще он был очень наблюдательным человеком с отличным чувством юмора. Однажды он приехал в Москву. Это было в 90-х. Над всеми улицами были натянуты рекламные плакаты, а весь город был в каких-то ярких надписях. Часто их делали на иностранно языке. Отец шел по Тверской и в какой-то момент пошутил: «Русский город, а по-русски только два слова написано: “Магазин Армения”».

«Здесь круглый год тепло, светло и спокойно»

Если москвич вообще готов влюбляться, то у него есть несколько причин влюбиться именно в Дагестан. Первая — люди. Несмотря на все стереотипы, здесь живет очень доброжелательный и гостеприимный народ. Сегодня туристы, знакомясь с нашей культурой, посещают многие города республики и горные села. И везде из встречают очень хорошо, как дорогих гостей. Здесь нет равнодушия к другому человеку. Приезжая в Дагестан, человек всегда будет окружен вниманием.

«Если москвичи готовы влюбляться, стоит влюбиться в Дагестан». Дочь известного поэта о столице и родной республике

Фото: Fedor Shlyapnikov / Unsplash

Вторая причина — наша культура. Для тех, кто любит путешествовать, чтобы прикоснуться к чему-то необычному, окунуться в местный колорит и экзотику, в Дагестане будет очень интересно. У нас множество народностей, у каждой — свои культурные особенности и обычаи. Здесь можно увидеть самые разные интересные памятники, произведения искусства, услышать самые разные истории, а иногда и увидеть сохранившиеся древние традиции.

Третья причина влюбится в Дагестан — горы. Сложно рассказать, насколько здесь красиво. Один Сулакский каньон поражает воображение.

Читайте на тему:

Четвертая причина — море, а пятая — мягкий и теплый климат. Здесь круглый год тепло, светло и спокойно.

Мой отец написал стихотворение «Памятник»: «Со стихов моих не снимут кальку, ведь тайна их окажется меж строк». Мне кажется, Дагестан тоже сложно разложить на элементы. В нем всегда будет что-то, что будет очаровывать и привлекать.

Партнерские материалы