03 мая, 00:01
9 мин.

«Мы могли взлететь и сесть прямо в поле». История женщины, которой подчиняется реактивный самолет

Юлия Крылова начала летать еще в детстве. Тогда за штурвалом небольшого самолета сидел ее папа. Прошло много лет, прежде чем она поверила, что сама может управлять самолетом. Она стала пилотом реактивного Л-29, «Дельфина». Юлия станет гостем фестиваля «Небо: теория и практика», который пройдет в 28 и 29 мая в подмосковной Балашихе. Сколько сил отбирает любовь к небу? Какими качествами должен обладать пилот? Сколько женщин в современной российской авиации? Об этом и многом другом Юлия рассказала в интервью «Мосленте». Ниже — ее монолог.
«Мы могли взлететь и сесть прямо в поле». История женщины, которой подчиняется реактивный самолет
Фото: @juliaandjet

«Мы влюблены в небо»

Кто-то увлекается дайвингом или серфингом, гонками на автомобилях или мотоциклами, а мы влюблены в небо. Это невероятная любовь, ради которой человек готов жертвовать какими-то привычными благами. Конечно, она требует времени и финансов. Есть и фанаты, которые ради неба готовы поступиться близкими, в том числе и семейными отношениями. Любая возможность полетать для них — самое важное, и ею нужно воспользоваться вопреки всему.

Для меня самое главное — надежная техника. Если есть сомнения, если нет уверенности именно в ней, тогда я понимаю аэрофобию. Но если самолет полностью исправный, нет никаких рациональных причин бояться полета.

Читайте на тему:

«В небе не припарковаться»

Если человек хорошо водит автомобиль, может научиться и хорошо пилотировать самолет. Одно схоже с другим. Автогонщику нужны те же качества, что и пилоту. Это внимательность, концентрация, определенное самообладание.

Но, в отличие от поездки на автомобиле, в небе, если стало страшно, не получится припарковаться на обочине, включить аварийку, отдышаться и поехать дальше. Если ты взлетел, у тебя один путь — посадить самолет.

Впрочем, я не знаю водителей, которым требуются остановки, чтобы подышать. Если ты начал управлять каким-то транспортом, нужно быть морально готовым к ответственности. Уже во время обучения ты уже понимаешь, твое это или нет. Именно для этого у нас есть самостоятельный вылет. И с ним никогда не затягивают. Уже примерно через 14 часов налета с инструктором человека отправляют в небо в одиночестве. Это решающий шаг. Он и показывает, сможешь ты летать или не сможешь.

«Мы могли взлететь и сесть прямо в поле». История женщины, которой подчиняется реактивный самолет

Фото: @juliaandjet

«Улететь на выходные неведомо куда»

История моей любви к самолетам началась еще в детстве. Мой отец учился в Тамбовском летном училище, а потом заканчивал Московский авиационный институт. У нас весь дом был заполнен самолетами — календари, фотографии, модельки.

Но летать папа начал только в 50 лет. Он не работал в авиационной сфере.

Я помню полеты над Доном и над Тульской областью. Наша семья жила в сотне километров от Тулы.

Мы могли взлететь с местного маленького аэродрома, а сесть на грунтовой дороге в поле. Но, если мы куда-то летели и планировали садиться в подобном месте, кто-то на земле обязательно проверял, все ли в порядке с такой посадочной полосой. Нас подстраховывали.

Мне запомнился один вечер с папиными друзьями. Они тоже были пилотами. Наш самолет стоял в поле, а мы сидели на берегу Рязанского водохранилища. Там мы поставили палатки, развели огонь, заночевали там, а улетели на следующий день. Возможность улететь на выходные неведомо куда впечатлила меня на всю жизнь. И я начала мечтать, что сама смогу когда-нибудь сесть за штурвал.

«Свобода и невероятный простор»

Когда поднимаешься в воздух, например, на вертолете, Москва внизу кажется очень плотной, как и Подмосковье. Но стоит тебе немного отлететь от столицы, понимаешь, что ты сразу оказываешься над полями, лесами и лугами. Когда летаешь по России, начинаешь осознавать, насколько она на самом деле просторная. У нас не густо заселенная страна. И есть множество неведомых уголков, в которых мы не бываем и даже не подозреваем об их существовании.

Читайте на тему:

Практичнее в этом плане вертолет, но я пока на нем не летаю. Но даже если пилотируешь самолет, стоит открыть карту аэродромов, удивляешься, сколько их осталось еще с советского времени. А сегодня появляются еще и новые. И понимаешь, сколько у тебя возможностей, сколько мест ты можешь посетить, если умеешь управлять самолетом.

Небо — это свобода и невероятное ощущение простора и мира вокруг тебя. Во время самоизоляции мы это особенно прочувствовали. Между областями стояли патрули, перемещаться на машине было сложно, но для самолетов не было таких жестких условий. И мы использовали все возможности, которые нам подарило небо.

«А что? Так можно было?»

Я никогда не говорила папе, что хочу летать сама. Я смотрела на технику, на которой летал он и его друзья, как они за ней ухаживали, запускали, заправляли, и мне все это казалось очень сложным.

Я думала, что это только для сильных и крепких мужчин. К тому же все они были летчики с отличным базовым образованием. Тогда мне даже не приходило в голову, что когда-нибудь я сама окажусь за штурвалом.

Но когда я уже училась в Москве, папа отправил мою родную сестру в Курск учиться летать на ЯК-52. А у меня появился вопрос: «А что? Так можно было?». Сестра была школьницей, так что в самостоятельный полет ее не отправили, но курс обучения она прошла. А мне понадобилось 20 лет, чтобы самой подняться в воздух.

«Мы могли взлететь и сесть прямо в поле». История женщины, которой подчиняется реактивный самолет

Фото: @juliaandjet

«Это не шутка и не сказка»

К тому моменту, как я сама взяла в руки штурвал, были уже реактивные самолеты. Они подразумевают совсем другой уровень обслуживания и взаимодействия с ними. Тут ты уже не один на один с самолетом в поле. Нужна команда техников, людей, которые помогают тебе. Ты уже не собственными руками заливаешь из канистр бензин. Все совсем иначе. Первый полет на реактивном самолете, моя команда единомышленников — все это очень меня впечатлило.

Я знала женщин-пилотов, но реактивные самолеты казались мне чем-то недостижимым. Это была серьезная техника. И она подразумевает больший уровень ответственности, который ощущаешь при каждой посадке. У тебя за спиной находится почти тонна топлива.

Только начав летать самостоятельно, я поняла, что мне это по-настоящему нужно. Инициатором моих полетов был мой супруг. Как-то он мне просто сказал: «У тебя скоро самостоятельный вылет». Я восприняла это, как полушутку, но решила попробовать.

Читайте на тему:

Когда после нескольких полетов с инструктором я поняла, что все получается, это и был тот самый щелчок в голове. Я осознала: все это не шутка и не сказка. Я действительно могу научиться управлять самолетом и потом летать самостоятельно.

«Мы делим расходы между собой»

Сумма, которая требуется на такое увлечение, сильно зависит от типа самолета. Назвать конкретную цифру очень сложно. Разброс будет очень большим. Помимо типа техники, затраты зависят и от ее состояния.

Но у нас летают люди с абсолютно разным достатком. Например, в небо поднимаются пенсионеры на мотодельтапланах.

У нас есть команда единомышленников. И мы делим расходы между собой. Это всегда проще и легче. К тому же для наших тренировок мы ищем партнеров. Часто поддержку мы находим у крупных компаний и властей городов, которые приглашают нас на показательные выступления. Так что ситуации бывают разные.

Конечно, без какой-либо помощи и поддержки полеты становятся очень дорогим хобби. Но люди, которые по-настоящему хотят летать, всегда находят какие-то возможности сделать это доступным для себя.

«Летающих девушек — единицы»

К сожалению, с этого года девушкам снова запретили поступать в Краснодарское высшее военное авиационное училище. Мои знакомые девочки недавно создавали петицию и собирали подписи против этого запрета. Многие мечтали поступить, жили этим, всерьез готовились, а теперь их мечта рухнула. Это больной вопрос.

Профессионально летающих девушек не так уж много. А те, кто хочет летать исключительно для себя, сталкивается с финансовыми затруднениями. В гражданской авиации сейчас тоже не все просто. Пандемия здорово сократила количество рейсов, да и сейчас ситуация стала еще сложнее.

«Мы могли взлететь и сесть прямо в поле». История женщины, которой подчиняется реактивный самолет

Фото: @juliaandjet

Мы прилагаем все силы, чтобы популяризировать малую авиацию и профессию летчика. К нам действительно приходит все больше желающих летать. Молодежи все больше приходит в вузы. Но страх не найти работу подрывает мотивацию идти в эту профессию.

У нас много выпускниц высших учебных заведений и летных центров. В каждой группе есть хотя бы одна девушка. И учатся девчонки очень хорошо. Пожалуй, сегодня в России есть порядка 200 женщин-пилотов, если учитывать всех, у кого на руках есть корочки. К тому же у нас есть пожилые летчицы. И еще жива одна Галина Павловна Брок-Бельцова, одна из легендарных «Ночных ведьм». Ей сейчас 96 лет. Я не так давно познакомилась с ней лично.

Читайте на тему:

Но реально летающих из них — единицы, как среди спортсменок, так и среди частных или коммерческих пилотов. Это дорого. Мужчин даже в бизнесе у нас все еще побольше, чем женщин, соответственно у них и больше возможностей летать. Если говорить о спорте, то тут тоже многое упирается в финансовую ситуацию. Девочки-летчицы мечтают о большей помощи со сторон государства, часто сами об этом говорят. К тому же международная ситуация довольно тяжелая. Все лозунги о том, что спорт — вне политики, оказались не совсем верными. Оказалось, эти сферы очень сильно связаны. В итоге на ближайшие пару лет перспективы наших спортсменов довольно туманны. Будет ли Россия на международных соревнованиях? Никто не знает.

«Позвать семью и насладиться авиашоу»

В течение года у меня множество мероприятий, где я задействована как организатор или участник. Но в этот раз фестиваль «Небо: теория и практика» — прекрасная возможность приехать туда и отдохнуть, взять с собой детей и просто побыть гостем этого праздника. Я могу позвать сюда всю свою семью, насладиться прекрасным авиашоу и встретить множество своих друзей, пообщаться с ними.

«Мы могли взлететь и сесть прямо в поле». История женщины, которой подчиняется реактивный самолет

Фото: фестиваль «Небо: теория и практика»

Если человек впервые решил посетить подобное мероприятие, надо ответить себе на вопрос: зачем? Какая у него цель? Все люди очень разные. Кто-то придет, посмотрит на все, что происходит на фестивале, и пожелает стать спонсором. Ему для этого, например, не нужно ни с кем общаться сразу же в рамках фестиваля. Кто-то найдет тихий уголок и просто сделает себе на память шикарные фотографии. Ему, может быть, и не нужно большего. А другой приедет, чтобы познакомиться с пилотами. Но в этом случае, конечно, лучше подготовиться, чтобы не попасть впросак.

А для кого-то это просто способ разнообразить свой семейный досуг. Сюда можно привести детей, показать им, что происходит в нашей авиации, расширить их горизонты познания. Кто знает? Может быть, они увлекутся и сами со временем станут пилотами? Каждому свое.

«Самая комфортная для жизни»

Москва — исторически авиационный город. Да, на данный момент мы, конечно, не можем взять самолет и полетать над столицей. Но здесь сосредоточено самое большое в стране количество учебных центров для частных пилотов. Если летать нельзя, то учиться можно, а уже потом, со всеми полученными знаниями идти и выбирать себе аэродром.

Читайте на тему:

На самом деле летать можно над многими городами и России, и мира. Совсем недавно мы готовили перелет из Италии на Камчатку, который должен был состояться этим летом, но пока пришлось его перенести. В рамках подготовки мне удалось полетать над Венецией. Но в Москве ограничения связаны с вопросами безопасности. И, на мой взгляд, это правильно.

На мой взгляд, в Москве надо развивать пилотирование вертолетов и всю сопутствующую инфраструктуру. Нужно больше тех же площадок на крышах зданий. Но хаотичное движение частных самолетов в небе над столицей — опасная история.

Я люблю природу, жизнь за городом, не могу долго находиться в городах без возможности вырваться. Я много путешествовала, пять лет жила в Германии, но Москва — самый комфортный для жизни город. Это касается всего: транспорта и систем оплаты парковок, ресторанов и кафе, сервиса и инфраструктуры. Мне бы хотелось, чтобы в городе стало больше зелени и велодорожек, а еще я бы обнесла многие дороги и шоссе звукоизоляцией, чтобы жителям ближайших домов было поуютнее. Тогда Москва окончательно станет городом мечты.

Юлия Крылова станет гостем фестиваля «Небо: теория и практика», который пройдет 28 и 29 мая на подмосковном аэродроме «Черное» в городском округе Балашиха. Все подробности на официальном сайте.

Партнерские материалы