17 мая, 00:01
9 мин.

«На решение есть доля секунды, а кажется, проходит вечность». Самая титулованная летчица мира о детях и упавших винтах

Светлана Капанина в небе уже больше 30 лет. Семикратна чемпионка мира, она занесена в Книгу рекордов Гиннеса как самый титулованный пилот мировой спортивной авиации. В ее багаже более сотни медалей, а поклонники давно называют ее «сибирским ангелом» и «королевой неба». Светлана рассказала «Мосленте», как впервые увидела фигуры высшего пилотажа, как выходила из сложных ситуаций и почему девушек в спортивной авиации становится меньше. Ниже — ее монолог.
«На решение есть доля секунды, а кажется, проходит вечность». Самая титулованная летчица мира о детях и упавших винтах
Фото: Гавриил Григоров / ТАСС

«Высший пилотаж увидела из кабины самолета»

Иногда я шучу, что пилотом стала совершенно случайно. Все началось с парашютных прыжков. Я всегда хотела прыгнуть, чтобы ощутить то самое чувство страха перед шагом в небо. В итоге, я записалась на самолетный спорт и стала летать. Мне понравилось настолько, что это продолжается почти 35 лет. Юбилей буду праздновать в следующем году.

Высший пилотаж я впервые увидела прямо из кабины пилотажного самолета. Меня решил прокатить мой будущий тренер. Ощущение, которое я тогда испытала, невозможно описать словами, как невозможно и забыть. Подобное невозможно пережить ни на одном аттракционе.

Второй раз на эти фигуры я смотрела уже с земли. Пока наблюдала, четко поняла: этому нужно научиться. Это того стоит.

Никто мне препятствовать не стал. Узнав, что я собираюсь стать летчицей, мама сказала: «Даже если ты полетишь в космос, я ничему не удивлюсь».

«На решение есть доля секунды, а кажется, проходит вечность». Самая титулованная летчица мира о детях и упавших винтах

Фото: Igor Russak / Globallookpress.com

«Бог решил, что к нему мне еще рано»

За все эти годы было со мной случалось несколько сложных, опасных ситуаций. Были остановки двигателя. Одна, кстати, прямо на авиасалоне МАКС, но никто этого даже не заметил, если не говорить о руководителе полета. Ему я доложила сама.

Одна из самых сложный историй была в Японии, где проходило Гран-при. Горный аэродром, полоса — 500 метров. Дальше — обрыв. К тому же был попутный ветер. И тут отказала тормозная система. Чтобы остановить самолет, пришлось дать газу, а потом отключить двигатель и буквально ногой завести машину вправо. Там было ограждение с поворотом на дорогу.

Читайте на тему:

Не задеть его было невозможно. Самолет въехал в него капотом и встал вертикально. Постоял какое-то время, видимо, поразмыслил, падать ему в обрыв или нет, и вернулся на полосу. Бог решил, что к нему мне еще рано. Сам самолет, кстати, пострадал не критично. Двигатель и винт остались целы. Мы поменяли капот, и на следующий день я взяла серебро на Гран-при Кубка мира.

«Винт улетел»

Еще одна сложная ситуация произошла в Борках, где проходила подготовка к чемпионату Европы. Мне нужно было выполнить фигуру — три витка прямого плоского штопора, потом перевернуться и сделать еще три витка обратного плоского штопора. На его втором витке разрушился винт. Мне повезло — «ушел» весь. У нас было несколько катастроф, где при разрушении только одной лопасти пилот погибал. При такой поломке идет разбалансировка самолета и такая сильная тряска, что пилот не может ни выбраться из кабины, ни посадить машину.

Винт упал на землю буквально в 50 метрах от места, где находилась моя семья, мои дети. А мой самолет никак не хотел выходить из плоского штопора. Руководитель полета тут же связался со мной и спросил: «У Вас что-то улетело, вы не наблюдаете?».

И тут мне вспомнилась старая история. Одна из девочек в команде как-то во время полета доложила: «У меня улетел винт». Все сразу встали на уши — самолеты «разогнали», обеспечили ей аварийный заход на посадку. Когда она села, все подбежали к ней. Винт был на месте и вращался. Немая сцена. А девочка в этот момент вытаскивает изо рта винтик и показывает собравшимся. Оказалось, он открутился от приборной доски, а она поймала и держала его во рту весь полет. Смеху было!..

И вот когда мне руководитель задал вопрос, не наблюдаю ли чего-то, улетевшего вниз, я не нашла ничего другого, как со смехом сказать: «Наблюдаю. Винт улетел». И стала разворачиваться в сторону аэродрома, чтобы сесть на полосу.

«На решение есть доля секунды, а кажется, проходит вечность». Самая титулованная летчица мира о детях и упавших винтах

Фото: Илья Питалев / РИА Новости

«Быстрее всех скорых и пожарных ехал муж»

Когда ты попадаешь в аварийную ситуацию в воздухе само время растягивается. Уже потом, оказавшись на земле и прокручивая в голове все, что произошло, ты часто не можешь понять, как у тебя получилось то или другое действие.

Все решения в такие моменты подобны гитарным струнам. Тебе необходимо дернуть за нужную. Вывести самолет из вращения — одна струна, закрыть пожарный кран — другая, семья и дети — третья. И все в голове очень четко, никакой каши. На принятие решений есть доли секунды, а тебе кажется, проходит вечность.

Там, в Борках у меня залило маслом фонарь. Я уже хотела скинуть его, но на связи со мной был тренер. Он подсказал высоту выравнивания. Мы, можно сказать, вместе посадили самолет. Когда машина остановилась, я сказу подумала, что чемпионат Европы уже завтра, мне нужен шлемофон, подушки, что-то еще. Я выскочила из кабины, быстро собрала и подушки, и шлемофон, отбежала от самолета и упала на землю. В этот же момент я услышала приближающийся автомобиль. Еще подумала: «Не разбилась, так теперь бы не задавили». Я подняла голову и увидела: быстрее всех скорых и пожарных ехал муж.

На следующий день я стала абсолютной чемпионкой Европы.

Такие ситуации делают тебя более осторожной. Ты жестче и четче оцениваешь любую ситуацию, ведь на земле тебя ждут, ты здесь еще кому-то нужна.

«Летать должны все»

Дети — самая большая радость в моей жизни. Все мои награды и титулы, все достижения — для них и ради них.

Когда Пересвет и Есения были маленькими, постоянно просили меня забросить полеты и побольше времени проводить с ними. Но потом они повзрослели, сами стали ездить на соревнования и редко бывать дома. Они теперь понимаются мои ощущения и любовь к небу.

Есения всегда говорила, что будет летать на мамином самолете. Когда я впервые прокатила ее на пилотаж, она была в невероятном восторге. У меня вообще очень спортивные и азартные дети.

Они, надо сказать, уже выбрали свой путь — «летают» с трамплинов на сноубордах. Пока им хватает этого экстрима.

Но и полеты нужны. У нас авиационный век. Летать должны все, а то вскоре самолеты будут летать туда-сюда, как автомобили на земле. По крайней мере, я верю и надеюсь на это.

«На решение есть доля секунды, а кажется, проходит вечность». Самая титулованная летчица мира о детях и упавших винтах

Фото: Владимир Трефилов / РИА Новости

«Неспособных нет»

Раньше я занималась спортивной гимнастикой. Я очень люблю и уважаю ее. Для меня это лучшая физическая подготовка, какая только может быть у ребенка с малых лет. Благодаря ей, наверное, я столько времени держусь в авиации.

Для пилота, выполняющего фигуры высшего пилотажа, очень важно иметь хорошую физическую форму. У него должен нормально работать вестибулярный аппарат и сосуды. Конечно, у кого-то здоровый организм от природы, но этого все равно недостаточно. Тело в любом случае придется готовить к перегрузкам.

Людей, которые не способны стать пилотами, на мой взгляд, нет. Просто каждом требуется свой временной интервал, чтобы достигнуть цели. Если мы посмотрим на нашу сборную, то там увидим тех, кто шел к абсолютному первенству десятилетиями. Но они добились своего и закрепились.

Читайте на тему:

У меня этот процесс проходил довольно быстро. Я начала летать в 1989 году, а уже в 1991 стала абсолютной чемпионкой России. Еще два года — у меня серебро европейского первенства. В 1994 году я стала чемпионкой мира, а в 1996 — абсолютной чемпионкой мира. Семь лет — очень короткий срок. У кого-то этот путь может растянуться на два, а у кого-то и на три десятилетия. Но если есть желание, цель достижима.

«Уравнивать мужской и женский зачеты нельзя»

В гражданской и любительской авиации девушек становится все больше. Думаю, их число и дальше будет расти. А вот про спортивную такого, к сожалению, сказать с уверенностью нельзя.

Это сложный вид спорта, требующий и определенных физических данных, и возрастной, и дорогостоящий. Без господдержки вытянуть его очень непросто. Женщин в нем становится меньше не только в России, но в мире в целом. Когда-то на чемпионатах мира и Европы можно было увидеть команды из пяти женщин. В зачет шло три лучших результата. А потом их число сократилось до трех, а теперь вообще до двух человек. И даже при таких условиях на первенство не всегда приезжает достаточное количество участниц, чтобы был организован женский зачет. И тогда приходится соревноваться вместе с мужчинами.

В своей жизни я не раз побеждала на таких чемпионатах, но это скорее исключение, чем закономерность. Уравнивать женский и мужской зачеты нельзя. Так Богом решено, что женщина все же слабее мужчины. И с этим спорить невозможно.

«На решение есть доля секунды, а кажется, проходит вечность». Самая титулованная летчица мира о детях и упавших винтах

Фото: Гавриил Григоров / ТАСС

«Больная тема»

Сейчас авиационный спорт сталкивается с множеством проблем. У нас нет должного финансирования, техника тоже отсутствует. К сожалению, молодежный авиационный спорт тоже существует фактически на бумаге. И все.

Спортсмены ищут возможности для тренировок самостоятельно, привлекают спонсоров. А на работу устраиваются так же — кому где повезет.

И все же молодежь хочет летать, потребность в этом есть. Авиационные виды спорта в нашей стране не должны умереть, их необходимо развивать.

Сегодня в летные училища поступают ребята в основном без первоначальной подготовки, не имея представления о полетах. Обучают курсанта в летном училище год-два, потом начинается летная практика. И только тогда выясняется, что он вообще не способен летать, миллионы потрачены впустую.

Во времена СССР к профессии летчика шли через аэроклубы, и это было очень разумно. При поступлении в летное училище у ребят должно быть понимание основ будущей профессии, уверенность в том, что они смогут переносить полеты хотя бы безболезненно.

Есть и еще одна больная тема. В гражданской авиации при обучении используются очень хорошие тренажеры, разработана качественная теоретическая база, но будущие пилоты выпускаются с очень маленьким налетом. К тому же этот налет проходит сразу на больших самолетах, на которых нет возможности «почувствовать» самолет, понять его возможности. Это приходит только с годами, с опытом полетов. Но есть же возможность дать это все пилоту меньшими усилиями и за гораздо меньшие деньги — легкая авиация и, в частности, пилотаж на спортивных самолетах.

«Зрители должны рассмотреть все»

Выступая на чемпионатах, ты работаешь на результат, на чистоту и точность выполнения фигур, четко контролируешь высоту и скорость. Классический авиационный чемпионат — это адреналин и постоянное волнение. И ради этого спортсмены готовы пожертвовать очень и очень многим.

«На решение есть доля секунды, а кажется, проходит вечность». Самая титулованная летчица мира о детях и упавших винтах

Фото: Евгения Демина / Коммерсантъ

Авиашоу — все же другой формат. Это тоже сложный и ответственный вид полета, но он прощает многое. Здесь ты работаешь на публику, поэтому у тебя есть возможность видоизменять свою программу, упрощать ее. Главное, чтобы это было безопасно, а самолет шел красиво и на низкой высоте. Зрители должны рассмотреть все, ведь авиашоу делается именно для них.

На во время таких выступлений ты получаешь невероятный заряд сил и энергии, ведь ты видишь, как тебе машут руками, хлопают и восторженно улыбаются.

Увидеть фигуры высшего пилотажа в исполнении Светланы Капаниной можно на фестивале «Небо: теория и практика», который пройдет 28 и 29 мая на аэродроме «Черное» в городском округе Балашиха. Все подробности на сайте мероприятия.

Партнерские материалы