14 июня, 00:01
6 мин.

«Ностальгия не может быть модой». Хозяин музея СССР о советском детстве, нынешней молодежи и вещах с судьбой

Совсем недавно в подвале дома 25\36 по Арбату открылся Музей СССР. Там нет места политике, только ностальгия и приятные воспоминания. Каждый посетитель найдет здесь что-то свое: любимую игрушку, мамины духи, старый фотоаппарат или чашку из бабушкиного сервиза. Владелец коллекции, Александр Попов, пообщался с «Мослентой» и рассказал, почему советская тематика обрела мощную популярность в последние годы, откуда взялись музейные экспонаты, а также о том, почему стоит посещать подобные места. Ниже — его монолог.
«Ностальгия не может быть модой». Хозяин музея СССР о советском детстве, нынешней молодежи и вещах с судьбой
Фото: Музей СССР

«Взяли бюст Ленина - вот тебе и back to the USSR»

Часто слышу, что в столице много музеев с похожей тематикой. На мой взгляд, это не так. Объясню почему. На самом деле, в Москве есть два-три мощных музея советской техники. Мест, где были бы представлены предметы советского быта, или где обыгрывалось бы советское детство, я не встречал. Да, есть маленькие музейчики и выставки, которые почему-то так называются, но по факту музеями не являются.

Как обычно происходит: берут бюст Ленина, барабанные палочки, пионерский галстук и пишут: «back to the USSR». Так именуют и музеи, и кафе, и столовые. Везде эти вывески. Спасибо за это Полу Маккартни.

На ВДНХ, например, пять музеев СССР, но среди них нет ни одного настоящего. Я даже не знаю, как это правильно назвать. Может, тематическая дискотека или видеозал. Но это не музей точно. Почему? Потому что они делают следующее: берут большие панели и закачивают туда какие-то кадры с советской тематикой. Это обычно мощные стройки, паровозы, возгласы, ну и музыка соответствующая. В одном таком музее я насчитал максимум 15-16 экспонатов. Все остальное – какие-то придумки. Там нет погружения, нет ничего аутентичного.

В нашем музее совершенно нет подделок, реплик и чего-то подобного. Конечно, допускается процентов пять-семь неаутентичного материала, но я за этим тщательно слежу и стараюсь показывать людям только подлинники.

«Я вижу блеск в глазах людей»

Зачем я создал музей? Мне хотелось бы говорить высокопарными фразами и утверждать, что мы сохраняем историю для будущих поколений… Но я не знаю. Честно сказать, у меня самого до сих пор нет внятного ответа на вопрос, зачем я это делаю. Дело не в коммерции – это точно.

Признаться, каждый человек, создавая что-то, надеется на обратную волну в виде денег, премий, общественного одобрения или чего-то еще. Я тоже на нее наделся, и она состоялась. Люди, которые сюда приходят, бесконечно нам благодарны. Я вижу блеск в их глазах и это даже важнее, чем слова, которые они говорят.

Бывает, знаете, слышу возгласы: «Ах! Это просто гениально!». А выходя за дверь, эти же люди, сплевывают и говорят, что больше ни ногой сюда.

В нашем музее посетители, к слову, часто плачут. Причем, и женщины, и мужчины. Это дорогого стоит.

«Ответы дать не смогу, но предоставлю пищу для размышлений»

Многих, кстати, удивляет, что среди наших посетителей много молодежи. А для меня в этом нет ничего удивительного. Каждому интересно свое: кто-то приходит посмотреть на танчики, кто-то насладиться атмосферой, кто-то просто хочет разобраться в истории. Я предупреждаю всех, что ответы дать не смогу, но пищу для размышлений с радостью предоставлю.

Читайте на тему:

Раньше в музеи ходили за информацией, за знаниями. Сейчас такой потребности нет и вектор немного сместился. Кто-то приходит освежить воспоминания, кто-то, чтобы обдумать информацию, кто-то просто для настроения. Конкретной задачи у музея нет. Для меня победа заключается в том, что люди выходят отсюда с хорошим настроением. Для этого все и было задумано.

«Достать что-то стоящее становится сложнее»

В нашем музее множество экспонатов, которые я долго и упорно собирал. Редко бывает, что кто-то сам приносит раритетную вещицу, обычно я самостоятельно выискиваю и покупаю на рынке, через интернет, через знакомых. Со временем действительно занимательных вещей становится все меньше и меньше. Соответственно и достать что-то стоящее становится сложнее.

Есть предметы, которые раньше выпускались в промышленных объемах. Они нам менее интересны. Однако, на тех же промышленных предприятиях что-то выпускалось ограниченными партиями. Вот за этим то мы и охотимся.

Собрав воедино все детали, мы обозначаем для себя какую-то тему и стараемся ее раскрыть. Предметы подбираем соответствующие. В центре экспозиции размещаем раритет, а вокруг вещи менее интересные, но с похожей тематикой.

В основном, все эти вещи людям моего возраста хорошо знакомы и связаны с приятными воспоминаниями. Много слышу криков: «Ой! А у меня такая же была кукла. И даже левый глаз у нее также западал».

Людям приятно видеть знакомое и родное. Можно хорошо подать как раритет, так и ширпотреб. Главное, чтобы в этом прослеживалась история.

«Мне интереснее вещь с судьбой»

Некоторое время назад я собирал коллекцию журналов «Крокодил» и хотел рядом с ней поставить фигурку крокодила. Вот ее сложно было найти в хорошем состоянии. Все были побитые, со сколами.

Читайте на тему:

Потом я понял, что это не плохо. Теперь я не гонюсь за идеальным видом. Мне, наоборот, интереснее вещи с судьбой. Разве не прекрасно, когда с возрастом у человека появляются морщинки от широкой улыбки? Вот и с вещами также.

«Привычное надоедает, а ничего нового придумать не могут»

Часто слышу, что сейчас ностальгия по временам СССР превратилась в моду. Категорически не согласен с этим мнением. Ностальгия не может быть модой. Это все равно что сказать, пришел модный вирус. Это оксюморон для меня. Ностальгия – это внутренние и болезненные переживания. Мода на винтаж – другое дело. Она приходит всегда с какой-то периодичностью. Вспомните тех же хиппи. Привычное надоедает, а ничего нового люди придумать не могут. Вот так и получается, что всплывает винтаж в новой подаче.

Не буду оригинальным, если скажу, что жизнь сейчас нас загоняет в тупик. Жить тяжело. Люди вспоминают прошлые ощущения, так как с нынешними не в силах справиться.

У молодежи симпатия к временам СССР возникает по той же причине. Они же тоже живут эту жизнь и ощущают безвыходность положения. Только в этом случае они ориентируются не на собственные воспоминания, а на рассказы родителей, бабушек и дедушек.

«Ностальгия не может быть модой». Хозяин музея СССР о советском детстве, нынешней молодежи и вещах с судьбой

Фото: Музей СССР

«Коллекционер собирает под себя, а музейщик - для других»

Я не бегу от настоящего и не отдаю дань уважения былым временам. Это какие-то слишком пафосные рассуждения. Для меня музей — это больше спорт. Но я не коллекционер. Личная коллекция и музейные экспонаты – совершенно разные вещи. Коллекционер собирает под себя, а музейщик — для других. Я получаю удовольствие не от своей коллекции, а от эмоций, которые экспонаты вызывают у людей.

Важно ли посещать такие места? Я не знаю. Вообще не мыслю такими понятиями. Слово «важно», как мне кажется, не совсем здесь уместно. Если хочется, если тянет – пожалуйста.

Вы же, например, хотите прийти в галерею посмотреть на определенную картину в связи с совокупностью каких-то факторов: художник хороший, отзывы положительные и т.д. Здесь точно также. Кто-то из друзей вам посоветовал зайти, вам интересна такая подача – и вот вы тут. Множество людей вообще игнорируют музеи, это их выбор. Что же теперь, за каждым гоняться и уговаривать прийти? Это как насильно в школе заставлять малышей читать «Войну и мир». Ну и какой в этом толк? Без желания человек ничего полезного для себя не вынесет.

Партнерские материалы