28 декабря 2021 в 00:01
12 мин.

«Поднял цены из-за уголовников». История работника военного завода, ставшего Дедом Морозом

Целый год Андрей трудится в конструкторском центре на военном заводе, но как только начинается предновогодняя суета, его жизнь меняется. За несколько дней до праздника он превращается в Деда Мороза. Андрей признается: так он стремится стать частью сказки, которой во взрослой жизни остается не так уж много места. Как он решился на такое перевоплощение? Чего сегодня дети просят у Деда Мороза? Почему дедушке важно разбираться в компьютерных играх? Об этом и многом другом Андрей рассказал в беседе с «Мослентой». Ниже — его монолог.
«Поднял цены из-за уголовников». История работника военного завода, ставшего Дедом Морозом
Фото: предоставлено героем материала

«Не столько ради денег, сколько себе в радость»

Меня зовут Андрей, я работаю инженером в конструкторском центре на одном из военных заводов. Профессия моя сказку не напоминает, но несколько лет назад нам с подругой пришла в голову идея добавить волшебства как в свою, так и не только в свою жизнь.

У нас были знакомые, которые в новогодние праздники подрабатывали Дедом Морозом и Снегурочкой. И мы подумали: почему бы и нам не попробовать сделать то же самое? С самого начала мы понимали: все это не столько ради денег, сколько себе в радость. Нам было интересно, что из этого получится. Мы купили костюмы, отсмотрели кучу видео с детскими утренниками в сети и дали объявление, что готовы прийти на праздник и поздравить всех желающих.

«Поднял цены из-за уголовников». История работника военного завода, ставшего Дедом Морозом

Фото: предоставлено героем материала

«Я стал совсем другим человеком»

Я вообще-то не актер. Вот их учат мгновенно перевоплощаться в своих героев, для них это привычно. А для меня… Когда я впервые примерил костюм, возникло очень странное, но одновременно с этим волшебное ощущение. Я будто стал совсем другим человеком.

Но самое интересное даже не то, как ты себя чувствуешь, а то, как тебя воспринимают окружающие — и дети, и взрослые. В костюме, в шапке и при бороде ты действительно становишься Дедом Морозом. И его, а не тебя видят те, кто находится рядом.

«Дедушка, можно папа и мама не будут ругаться?»

Эмоциональных, трогательных и запоминающихся моментов было множество. Но особенно поразил меня один случай. Мы тогда приехали на праздник в большой частный дом. Там собралось несколько семей, так что нас ожидала большая и шумная компания детей.

В какой-то момент Снегурочка сказала им, что можно подойти к Деду Морозу и загадать желание. Ко мне подошла одна девочка, на вид лет пяти. У нее были очень грустные глаза, она чуть не плакала. Посмотрела на меня и попросила: «Дедушка, можно папа и мама не будут ругаться?»

Это настолько меня тронуло, что я сам чуть не заплакал. Мы были в большом и хорошо обставленном доме, в окружении красивых и явно успешных людей. Но за ширмой этого видимого благополучия скрывались проблемы, о которых с первого взгляда нельзя было даже догадаться. И тут — эта девочка и ее просьба.

Если честно, я уже не помню, что именно ей ответил. Но в тот момент я почувствовал, какая на мне лежит ответственность, ведь передо мной — живой человечек, который уже понимает, что в ее жизни все не так хорошо, как хотелось бы. Я понимал, что не могу ей пообещать, что скандалов между родителями больше не будет. Если волшебник скажет что-то, а оно не сбудется, ребенку будет тяжело. Я ответил как-то обтекаемо. Но тогда мне было очень не по себе.

«Стандартного списка желаний нет»

За все время, что я прихожу к детям, перевоплощаясь в Деда Мороза, не удалось составить какого-то единого списка желаний. Стандарта нет. У всех свои запросы и пожелания.

Но чаще всего, конечно, дети просят игрушки: машинки — мальчики, куклы — девочки. Но нередко дети просят и о чем-то, связанном с родителями. Тот случай с пятилетней девочкой был не единственным. Малыши хотят, чтобы папа и мама не ссорились, чтобы не болели. Просят мира в семье, спокойствия и радости. Это очень трогательные и одновременно сложные моменты.

«Я всегда в образе»

Для взрослых появление Деда Мороза и Снегурочки — тоже часть праздника, какое-то волшебство, радость. Это все-таки Новый год, а мы все на всю жизнь немного дети. Обычно родители детей, к которым я прихожу, позитивно настроены, открыты. Им самим интересно, что будет происходить.

Но бывает всякое. Однажды мы с моей Снегурочкой опоздали к назначенному времени. Тогда тоже ехали в частный дом. Когда мы остановили машину, к нам вышел хозяин. Мужчина был серьезный, с первого взгляда было понятно: этот человек привык решать вопросы. Стоило нам выйти из автомобиля, на нас посыпалось: «Эй, вы! Мы договаривались на конкретное время! Где вас вообще носит!». Неизвестно, чем мог бы закончиться такой разговор, но я всегда в образе. И вот, выслушав эту возмущенную тираду, я положенным Деду Морозу басом, характерно окая, начал: «Что ж ты, сударь, так неласков да немилостив? Посмотри сам, добрый человек, что на дорогах творится! Из лесу мы к вам добирались, да сани оставить пришлось, на машину пересесть, чтобы только до вас доехать! Зима-то, погода-то какая!».

Какое у него было лицо! Он явно не ожидал такой реакции. Скорее всего, он относился к нам как к наемным клоунам, которые начинают играть только перед детьми. А тут на пороге его дома стоит Дед Мороз, который и с ним, с взрослым мужиком, говорит как Дед Мороз. Когда мы заходили в дом, уже смеялись и шутили, от напряжения не осталось и следа.

Мне вообще везет. Это был, наверное, самый сложный и конфликтный момент в моей «волшебной» карьере.

«Алкоголь для меня — табу»

Напоить меня пытаются часто. Приходишь в дом, а там взрослые, как правило, уже навеселе, на хорошем праздничном настрое и довольно давно за столом. И для них Дед Мороз сейчас пришел, а потом уйдет в никуда, скорее всего сядет в сани и отчалит в свой Великий Устюг. А у меня после этого заказа может быть еще несколько семей, к которым я должен прийти во всей своей красе. Не дай бог от меня будет пахнуть алкоголем!

Для людей выпить с Дедом Морозом — интересный и довольно важный элемент праздника, но я стойко придерживаюсь своих принципов. Для меня это табу. В моем объявлении написано: «Дедушка не пьет, а то растает».

Вообще-то я человек курящий. Но если мне нужен перекур между встречами с детьми, я иду туда, где никого нет, обязательно снимаю бороду и шапку, чтобы они не пропитались табачным запахом. Я же понимаю: люди будут подходить ко мне очень близко. А еще я стараюсь курить подальше от людей, чтобы никто из детей меня не увидел. Это очень большая ответственность. А то вот так увидит ребенок, что Дедушка Мороз дымит, как паровоз. И что? Тут и сказочке конец. К тому же может и запомнить, а потом сам закурит. Если даже Деду Морозу можно, то ему почему нельзя?

«Бутылка шампанского и оливье в контейнере»

Обычно я начинал приходить на праздники к детям уже с 28 декабря, но в Новый год к полуночи уже успевал оказаться либо дома, либо у своих друзей, чтобы тоже немного расслабиться и попраздновать.

К сожалению, уже на второй год работы наши со Снегурочкой пути разошлись, так что я работал без нее. И без машины, потому что она всегда была за рулем. Последний заказ у меня тогда был назначен на двадцать минут двенадцатого. Я довольно быстро отстрелялся, а до дома мне нужно было идти около получаса. Я успел. Прибежал домой, снял с себя костюм. Никого не было. Все домашние разъехались по знакомым и родственникам. У меня была бутылка шампанского, подаренная на последнем заказе, и маленький контейнер с оливье из ближайшего супермаркета. Я хотел в полночь поднять бокал, а потом выйти во двор и поздравить тех, кого там встречу. Но стоило сесть на диван, и я понял, насколько устал. Я начал пить шампанское прямо из горлышка и заедать этим салатиком. Было так хорошо!

«Поднял цены из-за уголовников». История работника военного завода, ставшего Дедом Морозом

Фото: предоставлено героем материала

«Пришло что-то большое и красное, да еще и говорит басом»

Обычно дети не хулиганят. Иногда могут немного подергать за бороду, но я тут же начинаю говорить, что мне больно, и они успокаиваются.

Бывает, что приходится защищать мешок с подарками, детям же интересно, что в нем лежит. Вдруг помимо того, что дедушка им принес, там есть что-то еще? Но вообще все проходит спокойно, я все ситуации перевожу в шутку.

Но бывает, что дети меня пугаются. Приходишь так к малышам, которым всего-то года по два или по три. И для них я не волшебник, они еще этого не понимают. Просто пришло что-то большое и красное, да еще и говорит басом.

Одни из самых интересных заказов — приглашения в дом, где есть разновозрастные дети. Например, младшим по четыре-пять лет, а старшим — по десять или побольше. Для малышей Новый год — это волшебство, сказка. А вот старшие уже смотрят на тебя свысока, они уже совсем взрослые. Зачем им верить в Деда Мороза?

В таких случаях перед тобой стоит непростая задача. Нужно и сохранить атмосферу сказки для маленьких, и стать своим для подростков. И ты начинаешь болтать с ними о том, что им интересно, например, о компьютерных играх. Конечно, для этого постоянно приходится быть в тренде, чтобы не сплоховать. Но если удается попасть в нужную тему, ты становишься своим. Старшие начинают смотреть на тебя с уважением, сразу появляются улыбки. Все, тебя признали нормальным парнем!

«Дедушка Мороз много не зарабатывает»

У меня всегда стояли очень низкие цены, ведь я делал все это не за деньги, а по большей части для собственного удовольствия. Конечно, приятно что-то заработать, но во главу угла я никогда эту задачу не ставил. В итоге все давали объявления, где просили по две-три тысячи за выход, а у меня это стоило полторы.

За три-четыре дня я получал в среднем тысяч 25-30. К тому же я довольно поздно давал объявления, так что заказов было не очень много. А один раз я просто вышел в ноль — накануне разбил свой телефон, так что все собранные средства пошли в поддержку моего дальнейшего пребывания на связи с миром. Короче, я купил новый смартфон, и на этом мой гонорар иссяк. В общем, Дедушка Мороз много не зарабатывает.

Сверх оговоренной цены моего выступления подарки обычно не дарят, но иногда выдают бутылку шампанского или вина, а еще приглашают сесть со всеми за стол. От этого, к сожалению, приходится отказываться, потому что борода и еда — вещи плохо совместимые.

В прошлом году из-за ситуации с коронавирусом я вообще отказался от своей новогодней практики, а в этом году буду работать только 31 декабря.

«Не хочу рисковать ни своим здоровьем, ни настроением»

Несколько дней назад я резко поднял цену и поставил пять тысяч рублей за визит. Я это сделал, чтобы мне больше не звонили. Дело в том, что я столкнулся с неожиданным и очень странным явлением.

Мне позвонил какой-то человек. Я не могу утверждать, кто он. Возможно, это очень хороший актер, но по голосу — матерый уголовник. Он начал рассказывать, что сам находится в колонии, но его знакомые на воле как раз работают Дедами Морозами, зарабатывают так деньги. По его словам выходило, что своими низкими ценами я им сильно мешаю. Рассказ сопровождался красочными описаниями того, что со мной могут сделать, если я продолжу в том же духе.

Настроение он мне испортил очень сильно. Только что я готовился к праздникам, уже было это ощущение приближающейся сказки, а тут — криминал, разборки, теневой бизнес и прочие призраки 90-х...

В тот момент я понял, что был очень наивным. Не стоило выкладывать в сеть свои постоянные контакты. Наверное, было бы правильно завести для заказов отдельный номер телефона. А еще стало ясно, что я не хочу рисковать ни своим здоровьем, ни даже настроением. Мне не хочется сидеть и думать, будет ли следующий заказ подставным или нормальным. Я ничего не знаю об этих людях, а у них есть мой телефон. Они могут меня вычислить.

Именно поэтому я и поднял цены. Те, кто мне звонил, успокоятся, потому что сами работают тысячи на две, и мне будет полегче.

«Поднял цены из-за уголовников». История работника военного завода, ставшего Дедом Морозом

Фото: Алексей Смагин / Коммерсантъ

«Заказчиков смущают низкие цены»

Недавно ко мне обратилась молодая женщина. Мы немного пообщались на «Авито», она пригласила меня прийти и поздравить ее ребенка. Но через некоторое время написала мне снова и попросила встретиться до визита. Она начала волноваться из-за того, что Дед Мороз показался ей слишком дешевым.

Заказчиков иногда смущают низкие цены. Думаю, они переживают за качество «дедушки». Вдруг он берет так дешево потому, что приходит в гости пьяным или просто неадекватен? С той заказчицей мы встретились, поговорили, она поняла, что я нормальный, вменяемый человек. Все прошло хорошо.

Через час после нашей встречи мне позвонила еще одна заказчица. Она сказала, что я только что общался с ее подругой, и попросила навестить еще и ее семью. Начало работать то самое сарафанное радио.

«Китайцы уже все придумали»

С коронавирусными ограничениями работать стало сложнее. Детали мы индивидуально обсуждаем с заказчиками. Нужен ли им мой QR-код? Должен ли я быть в маске? Все это отдельно оговаривается.

Но не так давно я поехал на рынок, чтобы купить новую бороду — старая уже потеряла товарный вид. Там я увидел, что сейчас продаются бороды с уже прикрепленными к ним медицинскими масками. Китайцы уже все придумали за нас. И это действительно удобно. А то пока натянешь маску самостоятельно, с ума сойдешь. На тебе парик, шапка, борода — ты сам не знаешь, где уши под всем этим. А тут уже сразу все в комплекте, все на месте.

«Видишь ребенка — сразу идешь к нему»

Конечно, мои близкие иногда просят меня приехать и поздравить их детей. Я не отказываюсь, но график довольно плотный, так что соглашаюсь с одним условием: меня надо привезти на место, а потом увезти обратно. Но в этом году, поскольку я работаю только один день, могу все успеть. К тому же я хочу зайти на свою работу, поздравить коллег. Это будет весело.

Я ловлю от всего этого очень мощный кайф, будто бы сам прикасаюсь к волшебству, становлюсь его частью. Именно поэтому, когда идешь с одного заказа на другой при полном параде, уже не можешь пропустить ни одного ребенка. Ты все равно подходишь к нему, даже если он тебя не заметил, говоришь с ним и даришь хоть что-то — например, конфетку или мандаринку. Главное, сначала спросить у родителей, нет ли аллергии на сладкое или на цитрусовые.

«Дети не спрашивают, настоящий ты или нет»

Мне задавали вопросы только про посох. Один раз девочка попросила показать настоящее новогоднее волшебство.

Я выкрутился: сказал, что в Москву с настоящими магическими посохами по закону нельзя, не пускают. Вот запрещено же по Садовому кольцу грузовикам тяжелее трех с половиной тонн кататься? И с волшебными палочками любых размеров и расцветок тоже никак не можно. Правоохранительные органы не велят, о спокойствии граждан пекутся.

А вот про то, настоящий я или нет, меня не спрашивали никогда. Сейчас дети не настолько, как мне кажется, наивны, чтобы задавать такие вопросы. Даже самые маленькие. Это как спросить у продавщицы на рынке, идут ли тебе джинсы, которые ты сейчас примеряешь. Какой ответ мы хотим получить? То же самое.

«Мы хотим вернуться в детство»

Если кто-то уверен, что Новый год ему не нужен, так пусть просто его не отмечает. В чем проблема? Нельзя себя заставлять. Если для кого-то новогодняя ночь — отличный повод собраться с друзьями и хорошенько выпить — флаг в руки. Полностью поддерживаю.

Но, как показывает опыт, для многих этот праздник — возможность вернуться в детство, снова почувствовать атмосферу чуда, сказки, доброты. Это попытка снова оказаться в совершенно беззаботном времени, когда не нужно ни о чем думать. Помните? Даже реклама колы со светящимися грузовиками нам тогда казалась чем-то волшебным, и мы с восторгом смотрели на елку, переливающуюся новогодними огоньками. Нам хочется вернуть все это. Для того и нужен Новый год.

Партнерские материалы