00:01, 06 сентября 2022
9 мин.

«В самом расцвете сил не хочу сидеть на месте». Истории россиян, бросивших карьеру ради профессии мечты

85 процентов россиян хотя бы раз за последние полгода думали о смене профессии, пишут* «Ведомости», ссылаясь на данные исследования hh.ru и онлайн-университета Skypro. Кого-то к этому вынуждают обстоятельства, кого-то происходящие перемены толкают к исполнению давней мечты, кто-то просто хочет кардинальным образом изменить свою жизнь. «Мослента» записала истории нескольких жителей столицы, начавших свой путь в другой профессии еще задолго до того, как это явление стало мейнстримом. Ниже — их монологи.
Цумадинский дровосек
Цумадинский дровосек
Фото: Владимир Севриновский

«Жалею, что не сделал этого раньше»

Владимир Севриновский — экономист, журналист, этнограф, документалист

В детстве я увидел какой-то мультфильм и долго мечтал стать каменщиком. Мне казалось, что это так легко — укладывать кирпичи. Так как я родился в семье очень образованных людей, родители, конечно, удивились моему желанию.

Уже в школе, вплоть до одиннадцатого класса, я был уверен, что буду математиком. Участвовал в олимпиадах, ездил в математический лагерь. Мое будущее было ясным. Однако, когда я окончил школу, в стране уже начались девяностые.

Я понял: чтобы стать математиком и не влачить нищее существование, надо уехать за границу. В те годы многие уезжали кто куда, моя семья тоже думала о переезде, но я уезжать не хотел. Мы решили остаться в России.

Тогда я решил стать экономистом. Занял первое место на конкурсе «Абитуриент-92» и поступил в Государственный университет управления без сдачи экзаменов, на факультет мировой экономики. Сейчас я понимаю, что это было ошибкой...

Читайте на тему:

Я проработал в сфере финансов тринадцать лет, что давалось мне достаточно легко. В известной IT-компании разрабатывал хранилище данных, был аналитиком проекта. Защитил диссертацию. После пошел работать в «АФК-Система». Со временем стал финансовым директором ее дочерней компании, занимавшейся девелопментом торговых центров. Тогда, в начале 2000-х, в России было мало торговых центров, сделанных по современным технологиям, а не как большая многоэтажная барахолка. Своей работой там я горжусь и до сих пор иногда захожу в наши центры «Июнь», которые стоят во многих городах.

После я перешел в международную консалтинговую компанию Cushman&Wakefield, где занимался торговой недвижимостью. А через некоторое время меня пригласили в проект реконструкции территории морского порта Сочи. Хотелось сделать нечто красивое, амбициозное. Увы, местные чиновники не дали сделать этот проект так, как мы хотели.

Я и раньше, когда появлялось время между проектами, путешествовал по всему миру — два, три месяца. Проект в Сочи меня так разочаровал, что я решил сделать паузу побольше и попробовать жить в другой стране.

Я переехал в Аргентину, провел в Южной Америке около восьми месяцев. Но в какой-то момент начал замечать, что слушаю русский рок, который раньше мне не нравился, готовлю борщ, которого раньше почти не варил, и понял, что пора возвращаться.

Первый визит в Аргентину

Первый визит в Аргентину

Фото: Предоставлено героем материала

По возвращении я увидел, что мои бывшие коллеги занимаются все тем же: сидят над проектом без особых подвижек, получают зарплату. Зарплата хорошая, но как можно в самый лучший момент развития человека — 30–40 лет — просто менять годы на деньги. Я понял, что совсем не знаю свою страну, и решил посетить все регионы России, привезти из каждого по одной интересной истории и собрать из них книгу.

Журналистом я становиться не собирался. Я скорее писал художественную литературу и переводы, публиковался в хороших журналах. Но тут мне позвонила подруга — создавался новый интернет-проект, посвященный России. Предложила мне для него писать. Почему бы и нет?

Первые попытки были неудачными, а потом я приехал в Тыву — и понеслось. Волшебная республика. Я в ней был уже трижды, и каждый раз привожу оттуда сильные истории.

Собирание историй для книги заняло у меня несколько лет. Потом я решил специализироваться на одном конкретном регионе и остановил свой выбор на Кавказе. Это был самый оболганный регион, в котором имидж невероятно отличался от реальности. Стоило мне написать, к примеру, о дагестанской свадьбе, как я получил сотни комментариев, что Кадыров мне заплатил миллион долларов, что это специальное селение с актерами вместо жителей, а вокруг бегают страшные бородачи с автоматами, которые, в представлении многих россиян, и населяли республику.

Я понял, что нужен Кавказу со своей журналистикой. Более пяти лет большую часть года я проводил в Дагестане, Чечне, Ингушетии...

Кубачинки (Дагестан)

Кубачинки (Дагестан)

Фото: Владимир Севриновский

Теперь я могу сказать, что человек, который занимался финансами, и нынешний я — две разные личности.

Но и журналистика — не моя последняя профессия. Поскольку за статьи платят мало, я возглавил направление «Чечня, Ингушетия, Дагестан» в турфирме, занимающейся организацией дорогих качественных туров для иностранцев.

Постепенно я научился иллюстрировать свои статьи приличными фото. Изначально снимки были не очень, но количество перешло в качество. Также много дали два года обучения в петербургской фотошколе «ДокДокДок».

Читайте на тему:

Я также продюсировал съемки документального кино о регионах России — в основном для западных компаний. Один фильм, «Остров», даже номинировался в прошлом году на «Оскар».

Когда началась пандемия, я писал, как она отразилась на Дагестане, ездил по наиболее пострадавшим районам. Знакомая попросила сделать для ее телекомпании небольшое новостное видео, а вместо него получился мини-документальный фильм. Раньше я относился к авторам такого кино с некоторой надменностью, считал, что фотограф все выражает в десятке кадров, а они растягивают то же самое на часовой фильм. Но неожиданно сам втянулся, и теперь документальное кино — моя основная сфера деятельности. Конечно, я продолжаю писать статьи, но это ушло на второй план.

Двое (Чукотка)

Двое (Чукотка)

Фото: Владимир Севриновский

Я сменил много профессий, но переход от экономиста к документалисту вызвал удивление у моих родных. Родители до сих пор не понимают, как можно было пожертвовать хорошей карьерой в бизнесе ради «несерьезных» творческих профессий. Но я не жалею, что ушел из экономики и строительства. Конечно, были моменты, когда пару лет я с трудом сводил концы с концами и было немного страшно. Но сейчас я жалею только о том, что не ушел в новую сферу раньше.

«Если ты хочешь что-то попробовать — пробуй»

Ксения Яковлева — продавец, маркетолог, сценарист

Когда я была маленькой, я мечтала быть врачом. К нам домой часто приходила мамина подруга, бывшая педиатром, и приносила мне настоящие врачебные инструменты, с которыми я играла.

Даже когда я приезжала на дачу, то ходила к местным бабушкам, мерила им давление, слушала сердце. А потом, тоже в детстве, мне вырезали гланды, и я поняла, что все же врачом быть не хочу, потому что у меня остался неприятный осадок.

После этого я долго хотела быть журналистом — мне нравились издания National Geographic и «Вокруг света». Однако при поступлении в университет выбрала филологию, потому что всегда любила читать книги.

Еще во время учебы я начала работать в книжном магазине «Республика», где прошла путь от продавца до коммерческого директора. А после магазина ушла в маркетинг и работала в детском издательстве.

«В самом расцвете сил не хочу сидеть на месте». Истории россиян, бросивших карьеру ради профессии мечты

Фото: Redd / Unsplash

Но в какой-то момент мне захотелось освоить новую профессию. Я подумала, что, помимо книг, я еще люблю кино. Мы с друзьями даже устраивали киноклубы, квизы по фильмам. В общем, для меня это было не просто хобби, а нечто большее. И решила: почему бы не сценаристом?!

Конечно, уходить в сферу кино из книжного бизнеса сначала было страшно, казалось, что если не получится, то мне будет тяжело вернуться к книгам, да и финансовые опасения всегда в такие моменты присутствуют.

Но близкие приняли мою смену профессии с большой поддержкой. У нас всегда такая установка: если ты хочешь что-то попробовать — пробуй. Поэтому я решилась...

Когда я решила основательно заняться сценариями, то прошла курс по профессии сценариста на Skillbox. В рамках курса я написала сценарий для первого короткометражного фильма, а также выступила и автором сценария, и сорежиссером (вместе с моей коллегой по учебе продюсером Софьей Руденко) документального фильма о видеокассетах «Последние единороги», который сейчас будет участвовать в международном фестивале короткометражных фильмов ShortShot в Москве.

Мне и дальше хочется заниматься кино, чтобы оно стало уже настоящим взрослым делом. А еще я работаю в продюсерской компании, выпускающей сериалы… Конечно, те навыки, которые я использовала в работе маркетолога в издательстве, я использую и сейчас. Изменилась только сфера, вокруг которой крутится моя работа. Хотя я до сих пор пытаюсь соединить свою любовь к книгам и кино воедино. Например, в моем первом сценарии была тема, связанная с писателями.

«В самом расцвете сил не хочу сидеть на месте». Истории россиян, бросивших карьеру ради профессии мечты

Фото: из личного архива Ксении Яковлевой

«Мне было тяжело бросить бизнес»

Оксана Ярошевич — продавец, астролог, космоэнергет

Я хотела быть артисткой, потом — спортсменкой. На самом деле я долго не знала, кем хочу быть.

В те времена было популярно отправлять подростков учиться на бухгалтеров, и я поступила на экономический факультет. Вот только учиться мне там не нравилось, потому что я всегда была более… ну, творческая, что ли. Сейчас я уже понимаю, что мне надо было тогда идти учиться на архитектора или дизайнера.

Я совсем немного работала по профессии, но быстро ушла в бизнес. Решила заниматься женским нижним бельем. Мне всегда казалось, что женщины у нас не умеют носить белье и их надо на это вдохновлять.

Я занималась этим десять лет. И только спустя десятилетие поняла, что это тоже не мое. Все получалось не так, как я хотела. Мне нравилось ездить на выставки нижнего белья, выбирать товар, но мне было тяжело работать с людьми. Оказалось, все хотят купить что подешевле, а не то, что действительно красиво выглядит и им подходит, поэтому я разочаровалась в этом бизнесе.

После магазина белья я занималась магазином антиквариата, который специализировался на фэншуй. Мы продавали натуральные камни, различные амулеты, обереги.

Уже тогда меня тянуло к потустороннему. В тот момент, когда я занималась оберегами, я встретила своего «учителя», который сказал, что мне нужно заняться астрологией. Сама я не решилась бы этим заняться, потому что астрология — это вмешательство в чужие судьбы, я бы не взяла на себя такую ответственность. Но мне сказали, что это мое призвание и рано или поздно я бы все равно к этому пришла. Мне было тяжело бросить бизнес, потому что было жалко тех лет, которые я на него потратила. Поэтому какое-то время я еще совмещала магазин и астрологию, но потом все же решила уйти в нее полностью.

Сейчас я совершенно не жалею о том, что решила уйти из бизнеса, потому что нашла себя…

Близкие, конечно, были поражены. Муж в шутку говорил дочке, что «мама попала в секту, прячь все документы». Поэтому сначала это было воспринято несерьезно, но сейчас уже все привыкли к моей работе.

На сегодняшний день я считаюсь не только астрологом, но и космоэнергетом. Если астролог не уходит глубже, чем составление натальной карты для человека, то космоэнергет смотрит на несовпадения жизни человека по его натальной карте и разбирается, где происходят эти несостыковки. Моя задача — выслушать проблему и понять, как ее исправить. Но в этом случае все зависит от самого человека, только он может решить, хочет он это исправлять или нет.

Больше всего в своей работе горжусь тем, что я действительно помогаю людям. Многие мне пишут, что благодаря мне смогли изменить свою жизнь, на что никогда бы не решились сами.

«В самом расцвете сил не хочу сидеть на месте». Истории россиян, бросивших карьеру ради профессии мечты

Фото: Ahmed Jadallah / Reuters

  • Материал можно прочитать на сайте «Ведомости».

Партнерские материалы