02 августа, 00:01
6 мин.

«Высаживаем дебошира и летим дальше». Столичная стюардесса о буйных пассажирах, страхе высоты и романах на борту

Стюардесса Елизавета Терещенко с детства мечтала об авиации. И ей удалось осуществить свою мечту. Но, как оказалось, помимо очевидных плюсов, у профессии бортпроводника есть и минусы. Насколько сложно устроиться в хорошую авиакомпанию? Правда ли, что тебе могут отказать из-за внешности? Что делать, если пассажир начинает с тобой флиртовать? И бывает ли стюардессам страшно? Об этом и многом другом Елизавета рассказала в интервью «Мосленте». Ниже — ее монолог.
«Высаживаем дебошира и летим дальше». Столичная стюардесса о буйных пассажирах, страхе высоты и романах на борту
Фото: из личного архива Елизаветы Терещенко

«Я завидую людям, которые отрабатывают пятидневку в офисе»

Самый большой плюс моей работы — это, конечно, путешествия. Ты можешь оказаться в другом городе, в другой стране, вообще в другом мире. У тебя есть потрясающая возможность узнать разные культуры. Если бы не моя профессия, я, скорее всего, никогда бы не смогла побывать и в половине стран, которые уже посетила.

Также мне нравится, что благодаря работе постоянно появляются новые и часто полезные знакомства. Я даже знаю истории, когда стюардессы выходили замуж за пассажиров, с которыми встретились во время рейса.

Но минусы тоже есть. И они довольно ощутимы. На твое общее состояние негативно влияет непостоянный график, а он меняется со скоростью света. Ты вынужден постоянно обновлять свой план полетов, чтобы не пропустить никакие изменения. Я даже немного завидую людям, которые работают в офисе в режиме «пять через два» . Они хотя бы точно знают, когда смогут отдохнуть. У нас по-другому: как поставят, так и полетишь. И никого, поверьте, не волнует, день рождения у тебя, Новый год или умерла собака.

«Высаживаем дебошира и летим дальше». Столичная стюардесса о буйных пассажирах, страхе высоты и романах на борту

Фото: Unsplash

Резкая и частая смена часовых поясов тоже не самая приятная вещь на свете. Это очень сложно для организма. У тебя появляется перманентная сонливость. В какой-то момент я просто начала засыпать на ходу.

Физически тяжело весь день проводить на ногах, да еще и в туфлях на каблуке. Представьте: на вас действует давление, вены расширяются, так при всем этом вы еще и в тесной обуви. У некоторых моих коллег даже начался варикоз, хотя они еще совсем молодые девушки.

«Тебе могут отказать из-за внешности»

В теории стать стюардессой может каждая девушка. Давайте расскажу, как проходит процесс обучения и отбор.

Читайте на тему:

Для начала ты должна пройти врачебную летную экспертную комиссию. Вот тут могут начаться проблемы, так как противопоказаний к работе на борту самолета очень много: плоскостопие, сколиоз, плохое зрение, неправильный прикус, состояние зубов и кожи лица.

Врачи, конечно, не могут тебе отказать из-за внешности, а вот в компании — запросто. Если там кому-то показалось, что ты недостаточно привлекательная и миловидная, могут не взять на работу. Помимо этого, рост играет большую роль. Девушек ниже 165 см в авиацию вряд ли возьмут.

«Высаживаем дебошира и летим дальше». Столичная стюардесса о буйных пассажирах, страхе высоты и романах на борту

Фото: из личного архива Елизаветы Терещенко

После этого ты проходишь обучение в специальной школе для бортпроводников. Их всего пять во всей России. Там ты обучаешься за свой счет, хотя некоторые компании помогают с оплатой будущим работникам при условии, что те подписывают контракт о дальнейшем сотрудничестве. После окончания обучения ты проходишь кастинг непосредственно в авиакомпанию. Там смотрят на твои физические данные, проверяют уровень английского, базовые знания из области географии и так далее.

«Не улыбнулась пассажиру — получила выговор»

За работой стюардесс следят очень строго, выговор можно получить за каждую мелочь. Неправильно заполнила документы, накосячила с питанием, не улыбнулась пассажиру — будь готова ответить по всей строгости.

Читайте на тему:

Бортпроводник должен уметь общаться с людьми корректно и максимально спокойно даже в самой накаленной конфликтной ситуации. Да, иногда это бывает трудно, но такая уж профессия. Если человек позволяет себе грубости в адрес стюардессы и уже открыто хамит, то мы выносим ему предупреждение. Обычно оно звучит как-то так: «Молодой человек, будьте добры вежливо общаться с персоналом. В ином случае мы будем вынуждены сообщить о вашем поведении в полицию».

«Высаживаем дебошира и летим дальше». Столичная стюардесса о буйных пассажирах, страхе высоты и романах на борту

Фото: Михаил Голенков / РИА Новости

Если человек слишком буйный, — например, переборщил с алкоголем и уже начинает себя вести неадекватно, — то мы пытаемся его всячески усмирить. Если он не реагирует на устное предупреждение и доставляет дискомфорт другим пассажирам, то бортпроводник заполняет специальный акт, в котором указывает, что такой-то пассажир таким-то образом нарушал спокойствие в салоне самолета. По прилете в аэропорт нарушителя встретит полиция. Если человек чересчур конфликтный и начинает впадать в агрессию, лезть в драку или что-то подобное, то мы вправе сделать экстренную посадку в ближайшем аэропорту. Высаживаем дебошира и летим дальше.

«Перед рейсом весь экипаж проходит тщательный досмотр»

Мои рабочие дни выглядят одинаково. Я просыпаюсь, привожу себя в порядок, надеваю форменную одежду и еду в аэропорт. Живу я, к слову, совсем рядом.

Перед рейсом в аэропорту проводится брифинг. Собирается весь экипаж, и тогда нам озвучивают направление рейса и другие нюансы. Также нам рассказывают, будет ли под нами море, горы или другая местность. Перед каждым полетом вся команда обязательно знакомится между собой.

Далее все сотрудники проходят небольшое медицинское обследование: измеряют давление, температуру и т. д. Затем наши сумки досматривают на предмет чего-то постороннего, нас самих тоже просвечивают через специальную рамку. Только после этого мы поднимаемся на борт и тщательно проверяем, все ли там в порядке. После того как мы убедились, что салон пригоден для полета, пассажиры могут занять свои места.

«Высаживаем дебошира и летим дальше». Столичная стюардесса о буйных пассажирах, страхе высоты и романах на борту

Фото: Sofia Sforza / Unsplash

После рейса мы проверяем салон на предмет забытых вещей. Если что-то обнаружилось, а такое бывает часто, мы заполняем специальный акт, благодаря которому вещь может вернуться к своему хозяину.

«Нам нельзя флиртовать с пассажирами»

Не могу сказать, что иностранные пассажиры кардинально отличаются от российских. Мне кажется, люди везде одинаковые. Ну разве что разговаривают на разных языках. Бывают люди капризные, бывают спокойные, бывают грубые, бывают вежливые. Разве это зависит от того, где ты родился? Единственное, что я заметила, так это то, что иностранцы чаще предлагают свою помощь бортпроводникам.

Читайте на тему:

Не помню, чтобы кто-то из пассажиров мужского пола оказывал мне какие-то знаки внимания, но я знаю, что это распространенная практика. Как я уже говорила, некоторые мои коллеги даже вышли замуж за мужчин, которые когда-то летели их рейсом. Да, такое случается. Но нам нельзя открыто флиртовать с пассажирами, даже если между нами очевидно пробежала искра. Максимум, что мы можем себе позволить, — оставить свой номер телефона.

«У меня нет права испытывать страх»

Признаюсь честно, иногда я чувствую волнение на взлете и на посадке, когда сильно дует боковой ветер или когда летим в плохую погоду. Но у меня нет права испытывать страх, оно есть у пассажиров.

«Высаживаем дебошира и летим дальше». Столичная стюардесса о буйных пассажирах, страхе высоты и романах на борту

Фото: Павел Лисицын / РИА Новости

Я должна показать людям, что все под контролем и мы спокойно долетим из точки А до точки Б. Обычно во время полета у меня голова отключается и я не думаю о том, что может что-то случиться. Мне важно хорошо сделать мою работу.

«В регионах аэропорт больше похож на маленький домик»

Вы удивитесь, как сильно заметна разница между столичными аэропортами в России и региональными. В небольших городах вы вообще можете и не понять, что это аэропорт. Он выглядит просто как маленький одноэтажный домик, там люди даже пешком до самолета могут дойти. По сравнению с Москвой, где от одного терминала до другого ехать минут 40, это бывает даже забавно наблюдать.

«Высаживаем дебошира и летим дальше». Столичная стюардесса о буйных пассажирах, страхе высоты и романах на борту

Фото: Paolo Nicolello / Unsplash

Когда я лечу в самолете по направлению к Москве, всегда мечтаю, как приеду домой и, наконец, лягу в свою кровать. Ощущается тепло дома, всегда приятно возвращаться в Москву из любой точки мира. Кстати, в иллюминаторе я часто пытаюсь рассмотреть свой жилой комплекс, но, как правило, безуспешно.

«Нет времени на личную жизнь? Это миф!»

В перерывах между рейсами я обычно провожу время с друзьями. Мы любим выбраться в какой-нибудь ресторанчик или прогуляться по центру города. Мне, например, очень нравится бродить по парку «Зарядье» и Патриаршим прудам. Всегда после этого чувствую себя более наполненной. Также я занимаюсь спортом и танцами.

Некоторые думают, что у стюардесс нет времени ни на личную жизнь, ни на хобби. Это миф. Может, раньше авиация и была такой, что бортпроводники летали целыми сутками, но сейчас дела обстоят иначе. Мне хватает времени на все: и полетать, и погулять, и познакомиться с кем-то.

Партнерские материалы