08 марта 2017 в 00:00

Город женщин

Колумнист МОСЛЕНТЫ – о закаленных и противоречивых в вечных поисках любви
На 12 с лишним миллионов человек, живущих в Москве, приходится около семи миллионов женщин. Нас больше мужчин где-то на миллион. Говорят, что в основном разницу составляют женщины в возрасте. Дескать, они живут дольше.
Город женщин
Валерий Мельников / РИА Новости

На 12 с лишним миллионов человек, живущих в Москве, приходится около семи миллионов женщин. Нас больше мужчин где-то на миллион. Говорят, что в основном разницу составляют женщины в возрасте. Дескать, они живут дольше. И пока мужчин мотает между инфарктом, стрессом и бутылкой, они успевают провернуть кучу дел, помолодеть вместо того, чтобы состариться и после 50-ти не осесть где-нибудь на даче с внуками, а неожиданно выйти замуж и начать новую жизнь.

Этери Чаландзия

Журналист, фотограф, колумнист

Не знаю. Часто, оглядываясь в московской толпе, мне кажется, что здесь давно остались только женщины. Понятно, что без мужчин никуда, но их мало, и те, что бегают по городу, в глаза не бросаются — невзрачные, блеклые, пара залетных хипстеров и один пижон на весь квартал. А вот женщин видно всегда. Даже зимой, даже в метель и снегопад, мало кто забудет о помаде и духах под шубу. Летом так вообще непонятно, куда смотреть — со всех сторон платья и соблазн.

У большинства даже на самых коротких дистанциях вечная «готовность номер один». Над ней можно потешаться, но кому какое дело? Хотите жить своей скучной жизнью — живите!

У нашей женщины вы не отнимите ни ее неудобные каблуки, ни представления о прекрасном.

Потребительский рынок рассчитан в основном на женщин. Они чаще ходят в кино и покупают книги. На семинаре, в лектории или на каком-нибудь мастер-классе пара джентльменов затеряются в пестрой болтливой толпе. Это у мужчин образовалась опция «не мужских дел», у женщины в ответ ничего такого не образовалось. Надо будет — и шпалы уложат, и лед во дворе ломом разобьют. У них на все есть силы и время.

Они и выход на пенсию воспринимают, как переключение на новый вид деятельности, переселяются на дачи и начинают превращать в Эдем свои огороды. Большинство уже в советские времена, вкалывая на двух работах и справляясь по хозяйству, были феминистками и карьеристками, и только не знали об этом.

Как бы цивилизация и мегаполис не пытались замордовать женщину, она все равно ищет пути отступления и умудряется перехитрить всех.

Меня недавно подвозила таксистка. Полчаса чистого эмоционального кислорода – никаких разговоров о политике, никакого нытья о парковках и проклятий в адрес правительства. Ненавязчивый треп о сыне, муже, о пьесах Чехова, о спектакле в театре Наций, об ателье, которое открыла подруга, об островах, на которые мечтает съездить.

У таких, как она, иммунитет против невзгод, разочарований и капризов времени. Причем он достался им не просто так, они ничего не выигрывали в лотерее, сами все взяли в свои руки и давно научились жить для себя, ради других и, по-возможности, в свое удовольствие.

Пока мужчины ищут, где бы им повоевать и заработать, с женщинами все время что-то происходит.

В позапрошлом веке они не могли легально получить образование, у них было полно проблем, и они измучили старика Фрейда. Но им ни десятилетия не спалось спокойно, в результате — всеобщее избирательное право, короткий, но звонкий нобелевский список и прорыв в лигу высшего бизнеса и за штурвал военного и гражданского самолета.

Вы можете воспринимать все это с насмешкой или всерьез, но на всякий случай не шутите с парикмахершей в салоне. Никто не сможет поручиться, что ее дочь или внучка не сядут в министерское кресло или не наденут на вас наручники в случае чего.

И это при том, что наша женщина полна контрастов.

Часто сложно поверить, что один и тот же человек с вечера смотрит какую-нибудь муру по телевизору, а утром отправляется руководить компанией в сто человек.

Эта женщина вопреки всему, с какой-то пещерной страстью привязана к идее о крепкой и нерушимой семье, а когда уже кажется, что она лет на сто отстала от жизни, что это давно «королева швабры» и «генерал котлет», она вдруг собирается и срывается в никуда. Оставив всех с носом и со своими несокрушимыми принципами, слетевшими с ее хвоста, как отжившая кожа.

Потом, в новой семье с каким-нибудь свинопасом лет на двадцать моложе нее, у нее отрастут новые несокрушимые принципы, с которыми она на очередном витке жизни она попрощается вновь.

Нашим мужчинам кажется, что это они выбирают женщин себе в жены. Ошибка. Большие проблемы на брачном рынке связаны с тем, что это женщины не зевают и при первой возможности разбирают лучших.

Мужчины долго мнутся, их выбор предсказуем и прост — хочу красивую, не глупую, заботливую и чтобы не раздражала.

Женщине надо встретить человека, с которым она перевернет весь мир, сделает его умнее, лучше, ярче, веселее и на одного-двух человек больше. Она верит в каждого своего мужчину, каждого в глубине души считает героем. Часто, правда, не уверена, героем чего именно, боевика или комикса. Но ведь жизнь чем хороша — то, что не имеешь, можно получить, а то, чего никогда не получишь, можно выдумать.

Страшно представить, сколько таких полуфабрикатов женских фантазий с лысинами, животами и скучающими взглядами бегают по земле. И ведь у каждого из них есть шанс, каждому открыт практически неограниченный кредит доверия. Другое дело, как они этим шансом воспользуются, и не надоест ли их кредиторам год за годом с восхищением смотреть на пустой горшок.

Наша женщина как будто не верит ни в старость, ни в смерть. Она может быть тщеславна и недальновидна, может колоть себе ботокс в лоб и завидовать девушкам с обложки. Она делает и говорит глупости, у нее всегда истерика в запасе и скандал в рукаве. Она бывает невыносима, недружелюбна, вспыльчива, нахальна и склочна.

Но попробуйте подойти к ней с улыбкой и назвать ее красоткой, да она как ландыш весенний расцветет. Или даст вам по мордасам. Что тоже не лишено своего очарования и по-своему справедливо.

А потому что приучать надо женщину к хорошему, и не раз в год, а каждый день, каждую и при каждом удобном случае.

Иначе никто не будет верить ни вам, ни вашей мимозе, ни заискиваниям по выходным и праздникам.

Возможно, у нее нет ни логики, ни совести, ни длинных и стройных ног, но что у нее есть всегда, так это надежда на любовь. В нее наша женщина верит с каким-то феноменальным упорством. Вопреки всему — жестокому миру, унылому примеру подруг и собственному печальному опыту, она верит в свое большое и светлое чувство. Она, может, уже и в людей, которые все только портят, не верит, а в любовь – всегда. И, в конечном счете, несмотря на все ее закидоны, сентиментальность, наивность, хитрость и еще вагон и маленькую тележку изъянов и несовершенств, именно это — самый убедительный повод и мотив, чтобы жить.

Она придумает, кого или что ей любить, а дальше — кто знает?

Возможно, реальность и очередная лысина обманут ее ожидания, а возможно, ей повезет. Хотя, скорее всего, повезет тому, на кого это чудо свалится.

Я, когда прощалась с таксисткой, спросила, как ее зовут. Она повернулась ко мне и с улыбкой ответила: «Любовь». Я ей: «Шутите?» А она: «Ну, какие тут шутки!»

И поехала куда-то навстречу своим островам и мечтам. Непотопляемая маленькая женщина большого города.

С праздником!