16 марта 2017 в 00:00

Сделана в Китае

Актриса Ян Гэ — о том, чем Москва похожа на Пекин и съедобна ли в столице китайская еда
gogolcenter.com
Единственная китайская актриса в России — вот кто она такая. Но только лишь этим заслуги Ян Гэ не ограничиваются, потому как эта симпатичная миниатюрная девушка успела за последние несколько лет стать актрисой «Гоголь-центра», сняться в еще никем не виденном мини-сериале «Матильда» Алексея Учителя, записать собственные песни и спеть вместе с группой «Мумий Тролль». О том, как ей удалось почувствовать себя настоящей москвичкой, та, чье имя переводится на русский как «песня», а фамилия звучит на китайском, как слово «солнце», и рассказала, задыхаясь от быстрой ходьбы, МОСЛЕНТЕ.

Единственная китайская актриса в России — вот кто она такая. Но только лишь этим заслуги Ян Гэ не ограничиваются, потому как эта симпатичная миниатюрная девушка успела за последние несколько лет стать актрисой «Гоголь-центра», сняться в еще никем не виденном мини-сериале «Матильда» Алексея Учителя, записать собственные песни и спеть вместе с группой «Мумий Тролль».

О том, как ей удалось почувствовать себя настоящей москвичкой, та, чье имя переводится на русский как «песня», а фамилия звучит на китайском, как слово «солнце», и рассказала Ян Гэ, задыхаясь от быстрой ходьбы, МОСЛЕНТЕ.

«У меня сейчас каждый день репетиции в «Гоголь-центре», — объясняет Гэ, или Гэша, как ласково называют ее друзья. — Под руководством хореографа Евгения Кулагина мы готовим сложный танцевальный спектакль по произведениям Шекспира. Каждый из нас играет там много ролей и может быть и Гамлетом, и Офелией одновременно. Названия у этой постановки пока нет, даты премьеры тоже, а вот работы уже навалом, так что извини за опоздание!»

Мечтая о силе

—Откуда ты тут взялась такая поюще-солнечная?

Из Пекина приехала, где родилась в самой обыкновенной семье. Отца у меня нет, а мама моя в молодости была певицей.

—Твоя любовь к музыке — это ведь от нее?

Да, я пою только благодаря ей! От ген никуда не денешься, но это — во-первых.

—А, во-вторых?

А, во-вторых, я слышала музыку — и народную, и современную — с самого детства. У нас не было телевизора, зато по радио часто звучали мамины песни. А потом случилась одна неприятная история, после которой ей пришлось бросить эту профессию и стать служащей в фирме.

из личного архива

—У тебя братья или сестры есть?

В Китае запрещено иметь больше одного ребенка в семье. Хотя я так мечтала о старшем брате, который бы меня защищал…

—От кого?

От всего! Мы же жили вдвоем с мамой и нам очень не хватало мужской силы.

Думая о желаниях

—Тебе, кажется, и самой не занимать. Иначе как бы ты оказалась в Москве?

Это было не сложно. Закончив в Китае школу, я стала участницей программы, в рамках которой показывавших хорошие результаты учеников отправляли бесплатно учиться в Россию.

—Учиться на актеров?

Меня, абсолютно не знающую русский язык, отправили в Тулу учиться на переводчицу, чтобы после я работала в посольстве. Я занималась там год. Но в течении этого года общаясь со многими русскими студентами я поняла, что всю жизнь делала только то, что мне говорили, а они живут так, как сами хотят.

—А чего хотела ты?

Я долго думала и пришла к тому, что хочу стать актрисой. Это случилось за месяц до того, как начинались вступительные экзамены во ВГИК.

—И всего за месяц ты подготовилась к поступлению?!

Я просто решила попробовать, чтобы после не жалеть о том, что что-то упустила. Тем более, что я же ничего не потеряла бы в случае провала. Но – я поступила.

Узнавая город

—Какой тебе показалась тогда Москва?

Я тогда не ездила в центр, потому что компании не было, а я очень плохо говорила по-русски. Поселилась я в районе ВДНХ, который показался мне какой-то деревней: там же много деревьев, старые дома, а у нас в Пекине — сплошные небоскребы. А еще на севере Москвы совсем нет китайцев, не говоря уже о том, что я была единственной китаянкой во ВГИКе. Так что поначалу было страшновато, честно говоря.

Сцена из спектакля «Без страха».

gogolcenter.com

—Страх прошел?

Да, довольно быстро. Узнав город получше, я полюбила его.

—И какие же у тебя тут любимые места?

Тверская. Я бы очень хотела когда-нибудь жить на этой улице, пусть даже там и шумновато. Она так красива! Хотя, я согласна иметь собственную квартиру и на Китай-городе, уж больно у этого района название родное.

—А как тебе московские китайские рестораны?

Ужасно. Они совсем не похожи на те, что существуют в Китае. Мне понравился лишь один – у метро Новослободская, но там просто бешенные цены. Надеюсь, положение исправится, когда я открою тут собственный ресторан. Это — моя очередная мечта.

—Москву принято ругать за бешенный ритм.

Я столкнулась тут совсем с другой проблемой: здесь все всегда опаздывают, в то время, как в Китае считается неприличным опоздать даже на секунду — этому учат со школы. Там внушают, что время нужно ценить, что оно очень дорого. Знаешь, как у меня на родине наказывают опаздывающих школьников? Тебя могут или просто не пустить на занятия, или заставить целый день мыть школьные полы (а видели бы вы, какие там длинные коридоры!)… Впрочем, чтобы долго не ждать людей, я теперь научилась и сама задерживаться, хотя это и ужасно, и очень стыдно.

—Москвичи сильно отличаются от твоих земляков?

Я все чаще слышу о том, что Пекин похож на Москву, а Шанхай на Питер. И правда в этом совершенно точно есть. Так что и москвичи очень похожи на пекинцев, а то, что я тебе не говорила до этого, лишь влияние национальных особенностей. Так что уже давно чувствую себя вполне москвичкой: в какой-то момент я осознала, что уже хорошо знаю этот город, знаю, где и что находится, что мне здесь очень уютно. И мне очень нравится это ощущение, потому что в Пекине все было не так: там до двадцати лет меня все время кто-то сопровождал и возил на машине, потому что мама не хотела, чтобы я ездила одна.

Сцена из спектакля «Хармс. Мыр».

gogolcenter.com

—Мама не пытается уговорить тебя вернуться в Китай?

Она пыталась это делать. Но в прошлом году мама приехала в Москву и увидела, какая тут у меня жизнь, что я счастлива, что есть люди, которые меня здесь ценят, что я здесь не чужая. И она успокоилась.

Наслаждаясь везением

—За минувшие пару лет ты успела сняться уж в трех громких кинопроектах: в «Норвеге», где твоим партнером был Евгений Миронов, в «Матильде» Алексея Учителя и «Экипаже» Николая Лебедева. Везение?

Да, мне очень повезло! Но тут мне на руку играет еще и тот факт, что в России — единственная актриса-китаянка, да еще и родившаяся в Китае и владеющая языком. Поэтому, когда кому-то из режиссеров нужен именно такой типаж, они всегда обращаются ко мне. С другой стороны, моя внешность сильно ограничивает круг ролей, которые я могу тут исполнить. Так что слава Богу, что у меня есть еще возможность играть в театре, например, в спектаклях «Гоголь-центра» «Хармс. Мыр» и «Без страха».

—А героини русской классической литературы тебе близки?

В своем дипломном спектакле «Чайка» я играла Нину Заречную. Причем сначала, после того, как я прочитала эту пьесу Чехова, мне эта героиня жутко не понравилась. Я ее буквально ненавидела! Мне казалось, что Заречная невероятно глупая, и только постепенно я ее поняла и полюбила. А сейчас… Сейчас мне просто очень хочется попробовать что-то новое, необычное, что разрушить сложившийся стереотип, будто Ян Гэ - вечная маленькая наивная девочка… Кстати о литературе! Сейчас я еще снимаюсь и фильме Игоря Зайцева «Тобол» по историческому роману Алексея Иванова, где играю сразу двух героинь — сестер-близняшек.

—Работы — завал, это понятно. А отдыхать ты как любишь?

Что это значит?

—Ты, прости, не знаешь, как переводится слово «отдых»? Ну, что ты делаешь, когда не работаешь?

Я очень люблю сидеть дома. А еще — кататься на коньках. И хотя и оказалось, что все мои русские друзья делают это намного лучше меня, я часто хожу на каток. Особенно в Парк Горького. Жаль, что он уже растаял.