«Такой город гостям не стыдно показать»

Москва-2026
Изображение: сайт stroi.mos.ru

Популярный диктор и телеведущий Владимир Березин с удовольствием наблюдает за удивительными метаморфозами, которые за последние годы произошли с Москвой и превратили её в цивилизованный европейский город. Столицу в будущем он представляет удобным для жизни и для работы городом, жители которого пересядут на велосипеды и экологически чистый общественный транспорт.

Владимир Березин, телерадиоведущий, народный артист России, заслуженный деятель искусства


Я живу на Чистых прудах и вижу, каким европейским, ухоженным стал город. Его даже стали мыть. Такой город и гостям не стыдно показать. Конечно, его границы расширятся. Будет развиваться Новая Москва.

Полагаю, через десятилетие, в Москве, как и в цивилизованной Европе, станет больше общественного транспорта. Экологически чистого, передвигающегося по выделенным полосам. Он ведь хорош тем, что не только оказывает услуги, но и объединяет людей. И в Париже, и в Лондоне, и в прибалтийских республиках бережно относятся к общественному транспорту ещё и потому, что он подчёркивает границы города. Там, где его нет, начинается другое, загородное пространство.

Я
Я предполагаю, что через 10 лет культура не упадет до такой степени, что мы перестанем отличать новострой от исторических фасадов.

Конечно, удобнее будет ещё и потому, что он решит проблему пробок. Радует, что уже сейчас появились развязки и пересадочные центры. Думаю, что многие районы Москвы ещё больше приблизятся к центру. Я мечтаю, чтобы по велосипедным дорожкам, которые построили, через 10 лет летом, весной и ранней осенью люди, вплоть до мэров, спокойно ездили, как в Европе.

Я предполагаю, что через 10 лет культура не упадет до такой степени, что мы перестанем отличать новострой, скажем, хай-тек, от исторических фасадов. Как житель центра, могу сказать, что за последние несколько лет эти фасады изменились. Они перестали быть обшарпанными, облупленными, заброшенными и напоминают нам нашу историю, являются лицом Москвы.

С
Сложно сказать, чего Москве не хватает. «Столичности» и помпезности достаточно, и теплоты и уюта, которых, кстати, нет в других столицах, тоже.

Через 10 лет те исторические здания, которые были подразрушены, подзаброшены, реконструируют. Во все времена, сколько существует Москва, этот процесс был перманентным. Что-то сберегалось, что-то строилось. Помню, как Саша Пороховщиков гордился тем, что живёт в деревянном доме и на Старом Арбате. Показывал его мне, говорил: «Представляешь, сохранили!» И таких домов раньше в Москве было больше. Но разрушались, строились новые, потому что не было ни программы, ни желания, ни сознания. Это плохо.

Смею предположить, что через 10 лет все те здания, которые требуют ухода, будут этим уходом охвачены. Ведь уход за ними – всё равно что уход за вторыми родителями. Тот, кто ухаживает за ними, приличный человек, а с того, чьи родители брошены, Бог непременно спросит.

Сложно сказать, чего Москве не хватает. «Столичности» и помпезности достаточно, и теплоты и уюта, которых, кстати, нет в других столицах, тоже. Друзья моей дочери часто приезжают из Франции. И когда она показывает им город, впадают в ступор от его величия. Мы, правда, не ездим в Капотню или в Альтуфьево. Много мест, где можно выпить чашечку кофе, есть театры, куда можно ходить. И когда задают такой вопрос, понимаешь, что у нас всего в достатке. И я об этом говорю с гордостью. Обычно чего-то не хватает не городу, а человеку в его пространстве и по его потребностям.

Идеальный город должен быть удобным и для жизни, и для работы, и чтобы этот баланс сохранялся.