«Поначалу я бастовал против изменений Тверской»

Моя Москва
Фото: Сергей Мелихов / МОСЛЕНТА

Молодой и подающий надежды актёр театра и кино Кирилл Запорожский поделился с нами удивительными воспоминаниями о культпоходах, которые совершал в детстве под присмотром родного деда, рассказал о своём либеральном отношении к мигрантам, сравнил Москву с Парижем и попросил не критиковать российскую столицу.


В детстве почти каждые выходные дедушка водил меня на ВДНХ. Там было много интересных павильонов, которые на тот момент ещё не выкупили магазины. Мы наблюдали за коровами и свиньями, смотрели скачки на ипподроме. Лазили по самолетам и вертолетам. Здорово, что сейчас на ВВЦ многое, как в советские годы, возрождается. По-моему, там уже появилась ферма, и я краем глаза видел, что стоят СУ-27 и ракета. Ценно, когда дети, изучая технику, могут её потрогать и, проявляя к ней интерес, начать относиться к ней, как к чему-то своему, и понимать, что их страна чего-то добилась. Я радел бы за то, чтобы на ВВЦ вновь устроили выставку каких-то новшеств. Почему бы не уделить внимание сколковским разработкам, изобретениям в земельных, технических мероприятиях. Не менее прочное, чем ВВЦ, место в воспоминаниях детства о Москве занял Политехнический музей, куда мы тоже часто ходили с дедушкой. Он был инженером-лифтёром, и когда мы находились рядом с экспонатами, а поблизости не было экскурсоводов, норовил что-нибудь включить и показать, как оно работает. В Политехническом музее был небольшой кинотеатр, и мы, кушая мороженое, любили смотреть там «Ералаш» или мультики.

Теперь мои самые любимые места в Москве — Сад Эрмитаж, Серебряный бор, Воробьёвы горы, где начинают строить новый прыжково-трамплинный сектор, Винзавод. Парк Горького сделали очень удобным. Там есть и wi-fi, и куча газонов, где можно полежать, приемлемые цены, которые держатся монополией на определенных уровнях. А в парке Красная Пресня можно гулять и ночью, так как его постоянно патрулируют рабочие на велосипедах.

Поначалу я бастовал против изменений Тверской, других центральных улиц, клумб, а сейчас вижу результат и, пусть там и плитка с брусчаткой, аплодирую нашему мэру. И на пробки благоустройство города практически не повлияло. Появляются деревья, цветы, и, главное, становится всё чище и чище. И, по мере того, как становится чище, люди, мне кажется, хотят меньше мусорить.

Если говорить о приезжих, то поначалу я, как коренной москвич, относился к ним сложно. Казалось, они занимают наши рабочие места. С другой стороны, москвичи настолько изленились, что многие из этих мест вряд ли кто-то из них хотел бы занять за такие деньги. Но если вернуться опять же в Советский Союз, то мы поймём, что мы жили, как одна семья. Дружили и киргиз, и таджик, и армянин, и грузин. И говорили на русском языке. Россия — огромная страна, с большим количеством народностей, и я верю, что если мы научимся договариваться, то вместе обретём силу.

Моя Москва — это мой город. Если Санкт-Петербург немножко парит в облаках, в отдыхе, в творчестве, в переживаниях, то в Москве — дело прежде всего. Это центр России, где всё крутится и решается. В Москве сидит власть. Москва всё берет на себя. Тут сталкиваются интересы, происходят открытия, зачинается бизнес.

Недавно мы с подругой поставили эксперимент и 12 часов катались по центру Москвы на роликах! Мы засекали. И насладились красотой города в полной мере. Я обожаю эти длиннющие и широченные магистрали, эти высотки, эти величественные здания. Москве присуща монументальность, которой не встретишь ни в одной точке России, ни в одном европейском городе. Размах огромный, как русская душа. Мне кажется, Москва – это центр мира. Она начинается ещё за МКАДом. Уже там идут высокие дома, и ты понимаешь: ты дома. А въезжаешь в Париж или в Рим, и там — узенькие дорожки, маленькие домики, и ты не сразу понимаешь, что ты в столице. А сколько у нас площадей! Да, площади Парижа подавляют своей исторической ценностью, но масштабами их давим мы. Если разделить дорогу на квадраты, то получится по европейской площади.

Кто бы что ни говорил о том, что Москва высокомерна, тут большие темпы, но по-другому нельзя. И если вы не хотите с этим соглашаться, давайте перенесем столицу в ваш город и посмотрим, что будет с ним и с вами.