«Отдельное спасибо хочу сказать за возрождение ВДНХ»

Моя Москва
Фото: Михаил Озерский / РИА Новости

Сегодня даём слово Александру Ф. Скляру — коренному москвичу, музыканту, философу, поэту и бессменному лидеру группы «Ва-БанкЪ». Столицу он знает как свои пять пальцев, каждый уголок города ему до боли знаком. Нынешняя градостроительная политика столичных властей, которую музыкант безоговорочно поддерживает, позволила вернуть Москве привычный ухоженный вид. И всё бы ничего, но радость омрачила реконструкция Тверской улицы. Этот, а также и несколько других моментов вызывают искреннее недоумение у Александра Скляра.

Москва – мой родной город, поэтому все самые дорогие воспоминания, так или иначе, связаны с ней. С рождения и лет до трёх я жил вместе с родителями на Фрунзенской набережной, которая, кстати, с тех пор почти не изменилась. Если сравнить этот район на моих детских фотографиях и на сегодняшних снимках, можно увидеть одну и ту же картину до деталей. Воробьевы горы, где я любил гулять ребенком, сегодня тоже выглядят так же, как и сорок-сорок пять лет назад. Я очень рад, что со смотровой площадки наконец-то убрали все палатки, которые там совершенно не нужны. Еще рад, что там все-таки не поставили памятник Владимиру, но не потому что он плохо смотрелся бы на Воробьевых горах, а потому что Боровицкая площадь подходит для него куда больше. В отличие от многих москвичей, я приветствую появление новых памятников, в том числе, в центре города. Например, мне очень нравится памятник Столыпину рядом с Белым домом – идеальное место и очень хорошая, выразительная скульптура.

С Фрунзенской набережной мы переехали на улицу Телевидения, ныне улица Шверника, рядом со станцией метро «Академическая». По соседству с нашим домом находилась большая «сталинка», которую все почему-то называли «генеральским домом». В его дворе было много симпатичных кафешек, в которых мы с друзьями иногда прогуливали уроки. Рядом был кинотеатр «Ракета», который потом переименовали в «Улан-Батор», по-моему, совершенно напрасно – старое название мне нравится гораздо больше. В этом кинотеатре я провел полдетства, по сто раз пересматривая любимые фильмы. Когда я учился в школе, рядом с нашим районом начали строить площадь Хо Ши Мина. Сначала это название казалось мне ужасно смешным и чужеродным, а теперь я не могу себе представить Москву без этой площади.

В районе «Академической» сохранились старые кирпичные пятиэтажки, которые до сих пор очень симпатично смотрятся. Надеюсь, до их сноса дело дойдет ещё нескоро. А вот то, что в Москве почти полностью снесли панельные хрущёвки, на мой взгляд, правильно: они явно не украшали город. Плохо, что на их месте возводятся уродливые небоскребы. Вообще, высотное строительство в Москве надо бы ограничить – вполне достаточно «Москвы-Сити». Наш город и так сильно пострадал от волюнтаристской застройки 1990—2000-х. К сожалению, за это так никто и не ответил. Бывший мэр в свое удовольствие живет за границей и не собирается ни перед кем отчитываться за содеянное. Разве это правильно? Будь я депутатом, обязательно инициировал бы закон, обязывающий всех мэров пожизненно жить в тех городах, которыми они руководили.

39b5977271cab425a571506387aa0a0db34e139e
Фото: Сергей Мелихов / МОСЛЕНТА

Политика нынешних московских властей мне гораздо более понятна и симпатична. Все, что до этого лета происходило в Москве в смысле благоустройства, я безоговорочно поддерживал. Мне очень нравится, как преобразились столичные парки, потому что они стали напоминать парки моего детства, где можно было спокойно и цивилизованно отдохнуть. Отдельное спасибо хочу сказать за возрождение ВДНХ, где я часто выступаю со своей группой. Москва наконец-то стала удобной для пешеходов, и я частенько оставляю машину на платной парковке и иду гулять по бульварам. В общем, все, что делали власти предыдущие несколько лет, хорошо и правильно. Но то, что происходит в Москве сейчас, вызывает как минимум раздражение. Самое большое недоумение связано с реконструкцией Тверской улицы. Я бываю там очень часто, как правило, хожу пешком, и за все годы мне ни разу не было тесно на пешеходной части Тверской. Зачем понадобилось расширять тротуар за счет сокращения проезжей части? Кому от этого будет лучше? Неужели не очевидно, что пробок из-за этого станет еще больше? Почему-то мэрия не сочла нужным объяснить москвичам, что и зачем они делают. Но это еще полбеды. Настоящая катастрофа – это ситуация, когда перекопан почти весь город, по крайней мере, в пределах ТТК. По Москве сегодня невозможно проехать – всё изрыто, причем одновременно и повсеместно. Это нельзя объяснить ничем иным, кроме как наплевательским отношением к горожанам, которые передвигаются на автомобилях.