08 мая в 17:20

Попытка прооперировать сломанную ногу напомнила москвичу времена Второй мировой

Фото: Мария Савченко / РИА Новости

Проживающий в Тверской области фельдшер из Москвы Алексей Воронин сломал ногу в нескольких местах и с вывихом, ему потребовалась операция, однако сделать ее оказалось не просто — все бригады скорой помощи были задействованы в борьбе с коронавирусом. Попытка прооперировать ногу напомнила москвичу времена Второй мировой войны, пишет «Московский Комсомолец».

Как рассказала супруга Воронина Наталья, после скандала с диспетчером скорой помощи им прислали машину, однако стационар, куда должны были доставить Алексея, оказался на карантине. Спас мужчину священник — травматолог с 34-летним стажем. Из–за острой нехватки кадров он получил благословение вернуться на работу в поликлинику.

По словам Натальи, ногу ее муж сломал, когда хотел спилить с яблони ветку. «Там и высота-то была небольшая, от силы — метр, но при спуске он оступился, нога соскользнула со ступеньки. Почва внизу была мокрая, мужа развернуло на этой ноге, и он рухнул на землю. Я прибежала, смотрю, он замер и даже вздохнуть не может от болевого шока», — рассказала она.

Воронина, как и ее муж, фельдшер, однако опыта в травматологии она не имела, поэтому «как могла, зафиксировала мужу ногу, положила подушечку», помогли и соседи. После долгих споров со скорой на место приехал врач и сделал обезболивающее. Они направились в стационар, но там оказалось мало врачей, поскольку сейчас все силы задействованы в борьбе с коронавирусом, и рассказали им о священнике. Тот в свою очередь рассказал, что такую операцию делают под общим наркозом, но анестезиолога не было, и он предложил делать операцию под местным наркозом.

Операция прошла успешно, однако Воронину понадобился больничный лист. «Спустилась вниз, везде — темные коридоры, двери закрыты. Никого нет, все ушли домой. Нас с батюшкой забыли в этой поликлинике. Я походила, покричала, входы — выходы закрыты, кабинеты все закрыты», — добавила Наталья.

Выход было найти сложнее. Охрана медицинского учреждения сказала выходить через запасной выход. «Смотрю, вниз ведет какая-то лестница, кирпичи лежат разбитые… Говорю мужу: "Леша, представь, что сейчас 1941 год. Я — медсестра, ты — раненый боец. Госпиталь разбомбили. Мы отсюда выбираемся"», — резюмировала она.

Еще больше интересного в нашем Facebook. Подпишись!