01 октября 2016 в 09:30

Наталья Поклонская: cвоё шампанское мы откроем позже

Депутат ответила злопыхателям, празднующим её переезд из Крыма в Москву
Дмитрий Лебедев / МОСЛЕНТА
Бывший прокурор Крыма, а ныне — депутат Государственной Думы в эксклюзивном интервью МОСЛЕНТЕ рассказала о своей новой жизни в столице. Намекнула, что даже теперь не оставит без внимания расследование крымских коррупционных дел: федеральный уровень даёт новые полномочия. И открывать шампанское оппонентам Поклонской пока рано.

Бывший прокурор Крыма, а ныне — депутат Государственной Думы в эксклюзивном интервью МОСЛЕНТЕ рассказала о своей новой жизни в столице. Намекнула, что даже теперь не оставит без внимания расследование крымских коррупционных дел: федеральный уровень даёт новые полномочия. И открывать шампанское оппонентам Поклонской пока рано.

У неё ещё нет своего кабинета в Госдуме. Поэтому нам ничего не оставалось, как пригласить Наталью Поклонскую на прогулку в парк. Решили, что Коломенское — самое тихое место в рабочий полдень — прохожие не кидаются с фотоаппаратами и телефонами за селфи. На встречу депутат опоздала почти на час — ещё не получается планировать время с учётом московских пробок. Из машины вышли несколько человек. Это — её новая команда. Вернее, старые друзья, приехавшие за ней из Крыма. Теперь у Поклонской вместо 800 подчинённых всего четыре помощника.

Об осени и о переменах

— Погода в Москве не крымская. Не мёрзнете здесь?

— Действительно, тут не Крым. Но в Москве осень на самом деле золотая. В Крыму такой может и не быть. У нас природа не успевает листья расскрасить: когда приходит время им желтеть, они уже от жары высохли и попадали. А здесь — всё в цвете, Москва — во всей красе!

— Контейнер с вещами уже привезли в Москву?

— Контейнер пока не понадобился. В столицу взяла только самое необходимое. У меня в Крыму родительский дом, и там лежат вещи, которые я вообще никуда не забираю. Так и получается, что часть вещей у родителей, часть в Симферополе, а часть теперь ещё и в Москве.

— А мундир в столицу захватили? Надеетесь когда-нибудь снова его надеть?

— Мундир я оставила дома. У меня их в коллекции два — на память сохранила тот украинский, в котором выступала перед референдумом. И второй, российский — белый парадный. А надену ли я его когда-нибудь или нет, не знаю — время покажет. Могу сказать так: мы люди государственные, какое указание будет от руководства страны, там и будем службу нести.

— Если не секрет, в каком районе будете жить в Москве?

— Пока мне предоставили место в гостинице возле Думы. Так что пока живу рядом с Кремлём. По закону на время полномочий депутату положено служебное жильё. Но такого жилья, думаю, не всем депутатам хватит. Соответствующую просьбу я написала, но как она будет рассмотрена, не знаю. Надеюсь, вопрос с жильём со временем решится.

— Дочку уже определили в новую школу?

— Да, место уже есть. Но в Москву Настя переедет после осенних каникул, в конце октября. До этого времени мы соберём все документы. Она немного адаптируется в Москве и начнёт учёбу в столице со второй четверти.

Дочка очень ждёт переезда. Он, кстати, стал для неё стимулом хорошо учиться. Сейчас в дневнике у неё одни пятерки, лишь иногда четвёрка проскакивает. Я ей рассказываю, что в столице требования к учёбе самые высокие. И она сидит зубрит уроки. Вот так Москва её стимулирует.

— А Вы сами с каким настроением покидаете Крым и переезжаете в Москву?

— Когда я нахожусь в Крыму и думаю, что я уезжаю, то становится как-то грустно. А когда в Москве, то понимаю, что здесь нельзя останавливаться и грустить. Если стоять на месте — не будет развития. Московская энергетика меня заряжает. Когда я заберу Настю, когда супруг сюда переедет, бабушка с дедушкой будут приезжать периодически и радоваться Москве, я думаю, все наладится. И грусть пройдёт.

— Как родители восприняли новость о том, что всё-таки Вам придётся переехать в Москву?

— Родители меня поддерживают во всех начинаниях, во всех переменах. Я им за это благодарна. Они даже рады, что мы переезжаем в Москву и перед нами новые открываются перспективы. Конечно, переживают сильно — но они доверяют мне и моим решениям.

О дружбе и о службе

— Вы уже знаете, чем будете заниматься в Госдуме?

— Я буду выполнять ту работу, которую мне поручит фракция «Единая Россия». На 100% сейчас сказать, что это будет, я пока не могу.

— Были слухи, что Вы возглавите комиссию по контролю за доходами и расходами депутатов. Насколько я понимаю, Вы не совсем этого хотели?

— Это близко к тому, чем я занималась в должности прокурора. Мы, среди прочего, всегда ответственно изучали декларации о доходах чиновников, очень плотно работали с антикоррупционным законодательством. Поэтому такая работа понятна для меня. И это очень — ответственный блок.

— Если Вам придётся контролировать своих коллег-депутатов, не боитесь, что Вас будут воспринимать как надсмотрщицу?

— Я уверена, что люди в Государственной Думе понимают: дружба дружбой, а служба — врозь. Свои служебные обязанности нужно выполнять достойно. И это моя принципиальная позиция.

Дмитрий Лебедев / МОСЛЕНТА

У меня было много моментов, когда некоторые думали, что могут переступать через закон, а я закрою на это глаза. Люди в абсолютно разных должностях и чинах. Но этого не произошло и не произойдёт. Перед законом все равны, независимо от должностей, званий и чинов. Кое-кто в Крыму по сей день на меня обижен. Думаю, что мои будущие коллеги меня поймут и обижаться не будут.

— Российская оппозиция проявляет очень большой интерес к личным финансам чиновников. Они регулярно публикуют некие расследования. Вы в своей работе будете учитывать информацию, поступившую, например, от Навального?

— Мы обязаны проверять любую информацию и любые сведения о нарушении закона. Будучи прокурором Крыма, я регулярно инициировала проверки по публикациям в прессе или по обращениям граждан. Любая информация от общественных активистов, заинтересованных или незаинтересованных лиц, должна проверяться. И результаты должны оглашаться. Иначе люди будут убеждены, что мы выборочно к кому-то относимся.

— Как вы думаете, получится у Вас конструктивная работа в Думе с представителями других партий? Далеко не все они поддерживают официальную позицию по Крыму.

— Мы обязаны работать со всеми и работать конструктивно. Конечно, я знаю позицию «Яблока» или «Парнаса» по Крыму. Я с ними не согласна. Но моё личное мнение ни в коем случае не должно влиять и оказывать негативное воздействие на работу в целом. Конструктивно работать надо и с оппозицией, и со сторонниками действующей власти. Учитывать нужно мнения разных политических сил, партий и движений.

— От Крыма в Государственную Думу прошло сразу несколько депутатов. Как вы оцениваете работоспособность своих коллег и вашей новой команды?

— Я с ними очень близко и тесно ещё не работала, ведь в Крыму у каждого были свои функции. А прокурором я по большей части не оценивала деловые качества, а ловила на неисполнении должностных обязанностей. Цели и задачи у нас были разные. Поэтому пока я могу отвечать только за себя: я буду делать всё возможное, чтобы выполнить ту работу, которая мне будет доверена.

Об инициативе

— Какие первостепенные задачи вы ставите перед собой в работе депутатом? Какие законопроекты хотели бы инициировать?

— В период избирательной кампании ко мне сотнями обращались православные граждане. Люди, которые в силу своих религиозных убеждений не хотят получать документы с различными идентификационными номерами. И по этой причине они оказывались без социальные льгот и выплат, положенных по закону. А ведь граждане отказываются потому, что цифры в идентификационном коде (например, индивидуальный номер налогоплательщика - ред.) могут быть нежелательными. Например, три шестёрки, неприемлемые для верующих.

Но люди не могут и не должны страдать из-за своей веры. В прокуратуре мы изучили этот вопрос, и на уровне Республики Крым через Государственный Совет республики инициировали изменения в некоторые федеральные законодательные акты.

Дмитрий Лебедев / МОСЛЕНТА

Известна и позиция Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла. Инициатива состояла в том, чтобы такие люди получали лишь основные документы, а в остальных случаях они могли бы сами выбирать, получать или не получать документы с такими идентификационными номерами. Сейчас считаю нужным тщательно проработать и изучить эту проблему уже на федеральном, законодательном уровне. Что не отменяет необходимости разъяснять людям, какой может быть выход из подобной ситуации.

— Какие самые острые проблемы Крыма нужно незамедлительно решать на федеральном уровне?

— Весомая часть проблем, которые крымчане озвучивали мне во время предвыборных встреч, решаются не на федеральном, а на региональном уровне. Людей волнует то, что перед глазами каждый день — нет дорог, нет нормальных школ, нет столовой человеческой, не хватает детских садов. Школе выделили деньги на крышу, деньги «освоены», а крыша так и осталась не сделана...

— Получается, что с законодательной точки зрения Крым не требует особого к себе отношения?

— Я считаю, что нельзя подстраивать федеральное законодательство под Крым и ещё больше удлинять переходный период. Нужно начинать исполнять те положения законов, которые уже разработаны. И уже с учётом этого анализировать ситуацию и думать, что можно улучшить. И в первую очередь — нужно дисциплинировать крымских чиновников.

О лекарстве от коррупции

— Что, недисциплинированные чиновники сейчас доставляют Крыму больше неприятностей, чем санкции и неспокойные соседи?

— Трудно сказать. Есть угрозы и внешние и внутренние. Есть факторы, которые разъедают нормальную работу власти в Крыму. Нет такого субъекта и страны в мире, где бы не было коррупции. И пока никто не выдумал лекарства от неё. Конечно, коррупция есть и в Крыму. Мы это наглядно видим по работе правоохранительных органов, по возбужденным уголовным делам, по приговорам.

Мне кажется, что сейчас в Крыму нужно снова вспомнить время подготовки к референдуму. Тогда все ветви власти, все чиновники, абсолютно все должностные лица и простые люди вышли — и сделали всё правильно. Но тогда у всех была одна благородная цель.

— А почему сейчас эта благородная цель размылась?

— Каждый расставил свои приоритеты и решает свои проблемы. Возможно, кто-то обидится, услышав от меня этот комментарий. Но я знаю, что менять что-то нужно сначала в умах. И лишь потом — в бумагах.

Дмитрий Лебедев / МОСЛЕНТА

— Некоторые говорят, что и Вы своим переездом в Москву предаёте Крым. Принимаете Вы этот упрёк?

— Это абсолютное заблуждение. Я ни в коем случае не собираюсь забывать Крым. Полуостров я очень люблю и буду делать для него всё необходимое, и даже больше. Не собираюсь я и отказываться от своих принципов. Я уверена, что обо всех проявлениях коррупции в Крыму мне будет известно. И от меня будет соответствующая реакция. Полномочия депутата позволяют взять на контроль рассмотрение любого вопроса, в том числе и связанного с проявлениями коррупции.

Я приехала в Москву работать на благо Российской Федерации. И намерена с лихвой оправдать оказанное доверие. Постараюсь на новой должности не подвести своих земляков-крымчан. Жизнь течёт, всё меняется, и никто не стоит на месте. Я считаю, что нельзя держаться, в том числе и за кресло прокурора. Это как-то не по-офицерски.

— Перед первым для себя заседанием Государственной Думы что чувствуете?

— Если честно, то очень переживаю, волнуюсь.

— И что же Вас пугает?

— Неизвестность. Все новое всегда настораживает. Просто не знаю, что это такое. Если в прокуратуре я как рыба в воде, то тут не знаю, чего ожидать. А ещё — большая ответственность. Просто я очень хочу справиться с теми задачами, которые мне доверят. Я обязана это сделать.

О коллегах-прокурорах

— Накануне отъезда Вы выступили с напутственным словом к своим бывшим подчиненным. Что им пожелали?

— Прокуроры Крыма должны сохранить уровень, на который мы вышли нашей командой. Коллектив прокуратуры Республики Крым достойно выполнил свою функцию как при подготовке и проведении референдума, так и в период последующего становления республики. Проведена полная интеграция в правовое поле РФ. И наш коллектив с этим справился на оценку «пять с плюсом».

Было очень трогательно и приятно, когда 9 мая сотрудники прокуратуры принимали участие в шествии «Бессмертного полка», и люди встречали нас словами благодарности за работу. Украинские прокуроры такое слышали редко. Мы ежедневно сотнями получали положительные отзывы от простых людей. И это самая важная оценка нашей деятельности! Мы делали работу, которая приносит пользу обычному человеку.

Дмитрий Лебедев / МОСЛЕНТА

Сейчас прокуратуре Крыма важно не растерять заработанное нами доверие людей. Нельзя допустить, чтобы люди начали плевать в сторону прокуратуры. Простой человек должен видеть в «оке государевом» заступника и защитника, он должен знать, что за справедливостью — сюда.

— А какое напутствие Вы бы дали сейчас всем правоохранительным органам республики?

— Нельзя быть лебедем, раком и щукой. Правоохранительным органам в Крыму нельзя двигаться в разных направлениях, нельзя конкурировать друг с другом.

Мы никогда не делили, кто что должен делать. Я помню, как у меня в кабинете собирались обычные опера полиции, сотрудники ФСБ, начальники отделов прокуратуры — и вместе, коллегиально принимали решения по любому делу, по каждому иску. Не обязательно громким и резонансным, но и по ним тоже. Например, иск по запрету меджлиса, расследование уголовного дела в отношении депутата Государственного Совета республики Валерия Гриневича.

К сожалению, после того, как я покинула пост прокурора республики, в деле Гриневича квалифицирующего признака в виде организованной преступной группы специалисты не увидели. Ранее по моему постановлению мы это вменили, но сейчас этот пункт исключили. Надеюсь, что я сохраню контроль над расследованием данного уголовного дела уже в статусе депутата. Я буду проявлять к этому интерес.

Все правоохранительные структуры — МВД, ФСБ и прокуратура — должны работать на одну цель. И конкуренция не должна мешать её достижению. Нужно друг другу помогать.

— Несколько человек из вашей крымской команды вы всё-таки забрали с собой в Москву. Они оказались самыми верными?

— Это очередное подтверждение сплочённости нашей команды. Если бы могла, то всех 816 человек с собой забрала. Эти ребята не боятся идти вперед, что-то менять в своей жизни. И я им за это благодарна. Мне сейчас очень нужна их поддержка.

Reload
1 / 2

Фото: Дмитрий Лебедев / МОСЛЕНТА

Но, к слову, я никого не переманиваю. Есть другие причины. У прокуроров много недоброжелателей, а мы в нашем коллективе всегда принципиально относились к исполнению своих обязанностей. Сейчас же появились желающие изменить прокуратуру Крыма, которая нами была создана. Думаю, с нашим переездом даже где-то там на радостях открыли шампанское.

— Боитесь, что Вашу прокурорскую команду распустят или разгонят?

— Мудрый руководитель поймёт, что эту команду необходимо сохранить. И по совести и по чести. Они в самое ответственное для Крыма время рисковали не только своей жизнью, но и жизнью своих родных. А про потерю работы тогда никто не думал. Во время «крымской весны» мои коллеги сделали то, чем сейчас гордится вся Россия. Мудрый руководитель не допустит, чтобы таких людей кто-то обидел либо не оценил.

Если же случится по-другому, то это будет характеристикой нового руководителя крымской прокуратуры. Сразу проявится лицо того, кто сможет растерять эту команду. Мне будет очень жаль.

— А что вы бы сказали тем, кто открывает бутылку шампанского за Ваш отъезд из Крыма?

— Они пусть радуются сейчас. Мы свою бутылку шампанского откроем позже. Возможно, даже не одну. Мы со своими принципами пойдём дальше.

О терпении украинцев

— Есть ли у Вас прогноз, что будет на Украине через год, через пять лет?

— Даже трудно представить, что там будет дальше. Я надеюсь, что всё поменяется, и Украина (через год или пусть даже через пять лет) станет процветать. Это наш братский народ, он всегда останется братским. Все мы — русские, украинцы, белорусы — крещены в одной купели, и неделимы на века. Так будет всегда.

Должны найтись настоящие лидеры Украины. Сейчас их нет. Те, кто позиционирует себя руководителями этой страны, на самом деле никакие не лидеры. Это — враги Украины. Они её не любят, и они её губят, они толкают Украину в бездну, продают землю и людей. Им наплевать на человеческие судьбы, наплевать на детей. Свою судьбу они давно определили, и она никак не связана с Украиной.

Это должен понимать и народ Украины. От мирового сообщества она всё-таки далека. Люди должны сами осознать, что никто со стороны им не поможет. Спасение утопающего — дело рук самого утопающего.

Сейчас получается так, что живёт семья — мама, папа, дети. Они видят тот беспредел, который творится на Украине и думают так: «вроде войны у нас нет, вот и проживём, протянем, потерпим, наступим на собственную гордость». А ведь почти в каждой такой семье где-нибудь в шкафчике лежит медаль деда, полученная за победу на фашистами. И пока эти медали никто не вытаскивает из ящичка, все терпят.

Но пусть эти родители задумаются, какое наследство они передадут своему сыну или дочери. Пусть признаются детям, что струсили и просто хотели спокойно пожить. Пусть честно скажут, что следующий шаг на этом пути — вражда к России, ненависть к русскому языку, переписывание в угоду временщиков нашу общую историю, предательство памяти предков... Это всё очень страшно!

Отстаивать свою совесть и свою правду - значит отстаивать свою Родину. Это моё убеждение!

О мечте и о прочем

— В последние годы мы привыкли видеть Вас в прокурорской форме. Более свободный гардероб для Думы Вы уже приготовили?

— Привычка к форме уже сложилась, и что-то совсем легкомысленное я уже вряд ли смогу одеть. Платья, деловые костюмы — кое-что есть, но какая же девочка откроет такие секреты?

Дмитрий Лебедев / МОСЛЕНТА

— Свободного времени у Вас теперь больше? Есть возможность походить по магазинам?

— Сейчас действительно появилась такая возможность. Я своей дочери говорю: «Настя, теперь у нас с тобой, может быть, появится свободное время, и будем вместе по парку гулять». И она этим очень довольна. Вот о прогулках с семьёй в парке я сейчас мечтаю.

— Должность прокурора связана с большей дисциплиной, чем депутатский мандат. И теперь у Вас будет немного больше свободы в высказываниях. Вам такая свобода по душе?

— Основным моим ограничителем даже в должности прокурора Республики Крым был внутренний. Да, в силу статуса я не имела права комментировать политические моменты — но у меня это всё равно не получалось. А разумный подход, корректность должны быть всегда, не зависимо от кресла. Со сменой работы этот ограничитель никуда не пропал.

— В Крыму Вы пользовались бешеной популярностью. А в Москве на улицах узнают?

— И здесь узнают, говорят добрые слова. Вчера из Думы выходила, люди подошли и попросили сфотографироваться. Мне это приятно. Но Москва — это совершенно другая жизнь, не такая, как в Крыму. Здесь люди порой бегут, совершенно не глядя по сторонам. Здесь на улицах бурное людское течение. А мне это на руку — можно раствориться и пойти по своим делам.


После 1,5-часового разговора Наталья Поклонская отправилась на заседание фракции «Единая Россия». И там было официально объявлено: в Госдуме экс-прокурор Крыма возглавит комиссию по контролю за достоверностью сведений, предоставляемых депутатами об их доходах и займёт кресло заместителя председателя комитета по безопасности и противодействию коррупции.