00:01, 15 октября 2022
5 мин.

«Я боюсь идиотов с возможностями». Найк Борзов о русском роке, запретах и подмосковных безумствах начала 90-х

Найка Борзова публика до сих пор знает, в первую очередь, по песням «Три слова», «Лошадка» и «Верхом на звезде». А недавно музыкант выпустил новый альбом... Борзов никогда не стеснялся высказывать свое мнение и говорить людям об их недостатках, бунтовал, сколько себя помнит, но всегда верил: если что и может спасти мир, так только любовь. Во что еще он верит сейчас? Жив ли русский рок? Для кого он вместе с друзьями записывал песни в 90-е? И что вообще творилось вокруг в то время? Об этом и многом другом Найк Борзов рассказал в беседе с «Мослентой». Ниже — его монолог.

«Я боюсь идиотов с возможностями». Найк Борзов о русском роке, запретах и подмосковных безумствах начала 90-х
Фото: Из личного архива Найка Борзова

О развале СССР и поющих трусах

Моя юность и становление мое, как личности, прошли в подмосковном Видном. Как вы понимаете, в тот период у меня не было никаких забот, дел и обязанностей. Даже несмотря на то, что наступили те же 90-е, развал СССР и так далее, все равно было классно, я это время вспоминаю с улыбкой.

Можно сказать, что я некроромантик, то есть вижу красоту в уродстве. Поэтому для меня многие моменты того времени, которые сейчас людям кажутся деструктивными и опасными, выглядели по-другому. Это было приключением. Хотя, конечно, были случаи, когда реально припекало. В 90-е каждые выходные в области и в Москве убивали по несколько человек. Местами было очень напряженно.

«Я боюсь идиотов с возможностями». Найк Борзов о русском роке, запретах и подмосковных безумствах начала 90-х

Фото: Антон Белицкий / Photoxpress.ru

Я помню, занимался немного пиратством. Мы с товарищами подрывали, так скажем, основы поп-музыки 90-х годов. Тогда пришла безвкусица, «поющие трусы» и прочие подобные вещи. Я, занимаясь пиратством, тем самым лишал производителей такой музыки финансовой независимости.

О криминальных авторитетах и продаже кассет

Однажды мои друзья записали целый сборник песен одному криминальному авторитету. Он как раз вышел из мест не столь отдаленных и решил заняться творчеством. Спел, мои товарищи записали ему аранжировки, а я должен был издать кассеты и компактные диски. Это был довольно большой заказ, я смог нехило заработать и купил себе много прикольных вещей. Тогда же были куплены мои гитары, которыми я пользуюсь до сих пор.

Несмотря на то, что общее настроение в 90-е было довольно печальным, уверен, что многие могут похвастаться какими-то веселыми, угарными, безумными историями.

О мусоре на Тверской и яркой рекламе

За то время, что я живу в Москве, этот город сильно изменился. До недавнего времени Москва была мещанская что ли.

Помню, как в 90-е на Тверской улице по ветру летали огромные кучи мусора, газеты, бумажки… Потом появились безумные светящиеся рекламные плакаты. От их созерцания вполне могла начаться шизофрения. Это все было не очень прикольно. В последние годы что-то начало меняться, городом начали заниматься, стало пободрее.

People shopping on Tverskaya street in central Moscow, Jan. 5, 2000.

People shopping on Tverskaya street in central Moscow, Jan. 5, 2000.

Фото: Oleg Nikishin / Liaison Agency / Getty Images

О многолетней паузе

В начале 2000-х я на восемь лет прекратил выпуск сольной музыки, зато много внимания уделял сторонним проектам. Это произошло, потому что компания, с которой я тогда сотрудничал, составила для меня, так скажем, варварский договор с жесткими условиями. Согласно этому документу я практически не имел прав на свои песни. Мне просто не хотелось исполнять этот договор, поэтому пришлось что-то из себя изображать и делать такие вещи, глядя на которые, эта компания перехотела бы вести со мной дела.

Как только в 2009 году договор был расторгнут, я пустился в свободное плавание и вернулся к сольному творчеству. В то время вышел замечательный альбом «Изнутри».

О рокерах и рэперах

С роком у нас сегодня все отлично. Можно сказать, что сформировались некие музыкальные кластеры и у каждого стиля есть свои поклонники. Нет такого, что какой-то стиль провисает: и рок-музыканты собирают, и хип-хоп-музыканты, и представители электронной музыки.

Мне кажется абсолютно нормальным, что сегодня более популярен один стиль, а завтра другой. Мы же люди, у нас есть такая тенденция к изменениям вкусов, предпочтений, взглядов, принципов. Что уж говорить о музыке?

К слову, сейчас даже рэперы на своих концертах используют живых музыкантов. Это звучит либо как рок, либо как олдовый хип-хоп, в котором еще барабаны использовали. Все прекрасно понимают, что без рока ничего не получится, есть в нем какая-то магия. Это особенная энергетика.

«Я боюсь идиотов с возможностями». Найк Борзов о русском роке, запретах и подмосковных безумствах начала 90-х

Фото: Из личного архива Найка Борзова

О запретном плоде и влиянии музыки на людей

Недавно у нас в России снова начали запрещать музыку. Я вообще против любых запретов. Мне кажется, если что-то не разрешают, это непременно становится желанным запретным плодом. У людей возникает все больше и больше желания прикоснуться к тому, к чему нельзя.

Нет, не все в жизни нужно попробовать, но музыку нельзя сравнивать с наркотиками или насилием любого рода. Вот это действительно нельзя, а музыка все-таки больше про энергию, а не про поступки. С помощью музыки можно настроить человека на определенный лад, но заставить его что-то сделать невозможно. Если в человеке есть злоба, то он сделает то, что хочет, рано или поздно. При этом неважно слушал он Slipknot или классику.

О русском народе

Больше всего в жизни я боюсь идиотов, а особенно идиотов с возможностями и их поступков. Мы же все живем в одной стране, уверен, что многие будут со мной согласны.

Мне вообще кажется, что у российского народа нет ценностей и стремлений. Они думают только о выживании. Это касается и меня в очень большой степени. Разумеется, есть исключения. Как раз идиоты, наверное, вообще ни о чем не беспокоятся. Ни в коем случае не хочу сказать, что в России живут одни дураки. Нет! В нашей стране много способных и интересных людей.

«Я боюсь идиотов с возможностями». Найк Борзов о русском роке, запретах и подмосковных безумствах начала 90-х

Фото: Из личного архива Найка Борзова

О новом альбоме и спасении человечества

Недавно у меня вышел новый альбом под названием «Потерянный среди звезд». В песне «Пророчество» есть строки: «Хочется кого-нибудь любить. Хочется, хочется, хочется. Человечество должно себя излечить, и это мое пророчество». Да, я верю, что любовь спасет мир. Я считаю, что все в этой жизни — ради любви.

Если человек не любит себя, то он никогда не полюбит остальных. Вот в чем проблема! Если ты не любишь то, что делаешь, это вряд ли полюбит кто-то другой. Таков закон сохранения энергии.

Я стараюсь это транслировать в своем творчестве. Основной посыл моих песен — это радость от существования. Даже если я использую какие-то депрессивные мотивы, поднимаю не самые веселые темы, в 99 процентах случаев там будет свет в конце тоннеля.

Знаете, я человек адекватный и стараюсь трезво смотреть на вещи. Я надеюсь, что мы, люди, сможем себя спасти. Но судя по тому, что человечество не придумало ни одного способа продлить жизнь, зато придумало миллионы способов ее укоротить… Может мы и не достойны исцелиться? Так что верим в хорошее, но делаем сноски.

Партнерские материалы