11 мая 2017 в 12:00

Сила алтайской Москвы

Места столицы, в которых можно найти народную культуру Алтая
Александр Кряжев / РИА Новости
Островки спокойствия в Москве — места, в которых звучит, пахнет, красуется Алтай. Они разбросаны по всему городу: пространства для музыкальных встреч мастеров горлового пения и игры на варгане, лавочки с продуктами, этно-магазины. МОСЛЕНТА узнала, как найти Алтай в Москве, и какими силами алтайские места столицы могут поделиться с городскими жителями.

Островки спокойствия в Москве — места, в которых звучит, пахнет, красуется Алтай. Они разбросаны по всему городу: пространства для музыкальных встреч мастеров горлового пения и игры на варгане, лавочки с продуктами, этно-магазины. МОСЛЕНТА узнала, как найти Алтай в Москве, и какими силами алтайские места столицы могут поделиться с городскими жителями.

Музыка Алтая

«Ыыыйй алтаный, Ыыыйй алтаный», — ползут по проводам наушников звуки алтайского горлового пения. В секунду они превращаются в дребезжание, похожее на топот лошадей, а еще через секунду — в шум леса. Все это «выдувает» из себя человек.

Он пользуется инструментом наших предков — так называемыми фальшивыми связками: только с помощью них и можно помочь звуку превратиться в голос, резонирующий во всем теле и говорящий пейзажами. Аккомпанемент — этническая музыка, исполненная на варгане, а еще топшуре, — музыкальном инструменте, сделанном из кедра и покрытом кожей, со струнами из конского волоса. Перед тем, как играть, мастера нагревают его на костре.

Услышишь топшур, топот табуна и шум леса посреди Москвы — услышишь Алтай. Вот и детоксикация от гудящего города, от соседских обсуждений по пятиэтажке — «снесут или нет», от жизни в режиме «работа-дом». Это — звуки земли, которая высится почти в 4 тысячах километров от столицы. Но Алтай можно найти и в Москве, островки его культуры разбросаны по городу: лавки с чаями, маслами и медом, школы по горловому пению, игре на алтайском комусе и бубне, алтайский культурный центр, не разрекламированные столичные этно-места.

«У нас только частичка Алтая, но зато очень важная - алтайские комусы, то есть варганы, — рассказывает Николай Соболев — хозяин магазина этнических музыкальных инструментов на Мясницкой и знаток алтайской Москвы. — Комусы у нас от известных мастеров Алтая — братьев Поткиных. Для их изготовления используют специальные станки и лампы».

Музыкальный инструмент варган.

Яна Кремнёва / МОСЛЕНТА

Коротенькие по сравнению с другими, алтайские комусы сложены на деревянной стойке в длинный ряд. Таких варганов в столичных этнических магазинах действительно много, и большинство — поткинские. Алтайский комус больше подходит для новичка. Если ошибся — по языку и губам инструмент больно не ударит. Это благодаря сплаву, из которого изготовлен варган, и размеру его язычка.

«Сейчас даже в Индии продают алтайские варганы, они олично подходят для тех, кто хочет впервые попробовать играть, — продолжает Николай. — Для комусов у нас есть и чехлы, вырезанные из кедра. Тоже с Алтая, где традиционно занимаются резьбой по дереву. Продаем мы и диски с алтайской музыкой».

Правильно прижать латунный корпус варгана к зубам и заставить стальной язычок инструмента прыгать создавая чудные звуки, — нужно еще научиться. Уроки часто проходят прямо в этнических магазинах Москвы. Так, на Мясницкой на занятия с мастером собираются пару раз в неделю — Николай учит играть на варгане почти 10 лет. Другой опытный преподаватель Москвы — Максим Булыгин - ведет курсы в «Центре О».

Но варган — только один из проводников в мир шаманского транса на Алтае. Другой — бубен. «У нас и бубны продаются. Игра на них — это тоже алтайская традиция. Правда, наши привезены из Хакасии», — рассказывает Николай.

Московские варганисты нахваливают занятия по бубну у Весемира Воронцова — преподавателя столичного «Центра О». Раз в месяц он проводит мастер-классы и в этно-магазине на Мясницкой.

Голос гор

Музыка Алтая - это только пролог к алтайскому каю — горловому пению с протяжным сказом местного эпоса. На Алтае его можно услышать и под варган с бубном, и под топшур с икели, но в Москву эти инструменты для розничных продаж не привозят, а мастеров по их изготовлению в столице нет, ведь их сложно найти даже на Алтае.

Чтобы Алтай зазвучал по-настоящему, с каем, нужно начучиться петь фальшивыми связками — голосом предков.

«В Москве сложновато найти преподавателя по пению фальшивыми связками, — рассказывает мастер горлового пения Равиль Лиров, приехавший в столицу из Горно-Алтайска и окончивший Российскую Академию музыки им. Гнесиных.

У нас есть в Москве такое пространство «Ail Loft», где стоит юрта, в которой мы поводим мастер-классы по пению, это на Самокатной, территория завода Кристалл. Мы с ребятами там почти каждый день бываем. «Недавно к нам приезжала тувинская исполнительница горлового пения, у нас выступали известные алтайские исполнители кая и певцы — Ногон Шумаров, Болот Байрышев (этих же мастеров в апреле приглашал Московский международный дом музыки — ред.)»».

Алтайский исполнитель Болот Байрышев.

Дмитрий Коробейников / РИА Новости

Равиль Лиров учился традиционному пению на родине, с детства, но знает, что первые правильные звуки получатся и после нескольких месяцев тренировок. «Развить связки можно с помощью упражнений. Нужны занятия, а еще ограничения в употреблении сладкого и газировки. Мы поем фальшивыми связками, которыми разговаривали наши предки. У обычного человека они тоже есть, просто не задействованы», - объясняет Равиль.

Владелеец магазина на Мясницкой - Николай Соболев - вспоминает о другом опытном преподавателе горлового пения - Евгение Краснове, который сейчас ведет занятия в «Центре О». Трехмесячную школу для занятий этой же дисциплиной организовал в Москве Александр Тискинек - руководитель московского культурного центра республики «Алтай».

«Если у нас занимаетесь, то потом можно вместе выступить на каком-то фестивале. С нами легко связаться через Facebook. Можно не только о горловом пении спрашивать, а любые вопросы по алтайской культуре задавать. Часто через нас ищут своих предков на Алтае. Мы знаем, в какие архивы обратиться, в какие музеи, к каким людям», - объясняет Александр.

Запах и вкус по-алтайски

Заварить красный корень, а может и зизифору с баданом, облизнуть ложечку с вареньем из шишек и потянуть носом запах алтайских трав - вобрать в себя силу той земли, которая почти в 4 тысячах километров от Москвы можно и в столице.

«Корни, которые здесь продают, нужно заваривать, делать на них настойки, - рассказывает Александр Тискинек, открывший уже четыре магазина с продуктами и косметикой «Кан Алтай». - С травами нужно аккуратно. Многие производители берут не алтайские. Может, один - два продавца возят действительно с Алтая. Травы нужно долго сушить и долго везти. У нас есть сборы, которые начинают собирать с конца мая, а заканчивая в октябре. Это почти год».

К пахучим алтайским диковинкам на прилавках столичных магазиной тянется не только нос, но и руки - хочется взять бутылочку и поближе рассмотреть все названия: пантогематоген из крови марала, каменное масло, но тут же и просто шишки «3 штуки за 100 рублей». Алтайский мед в столице, оказывается, тоже почти диковинный товар.

Антон Новодережкин / ТАСС

«С Горного Алтая мед привозят всего две транспортные компании – РАТЭК и Энергия. У нас была статистика за 2015 год, тогда летом в Москву привезли всего 450 килограмм меда, а приходите на ярмарку посмотрите, сколько его там. Почти 99 процентов — это фейк. Можно написать «алтайский» и на тамбовском», — объясняет Александр. — Пасеки на Алтае небольшие, семейные. Я набираю в Турочакском районе. Звоню старшему дядьке, если его нет — сыну, и его нет — тогда зятю. Мы, например, возим с четырех пасек. И у нас все время недостача, потому что у кого-то раз в три года есть две тонны, а у кого-то — 400 кг, и всего два вида меда. Обычно его свои там же и раскупают на месте».

Правда, в московских магазинах в большом количестве можно встретить и гречишный и липовый алтайский мед. Проверить, действительно ли этот мед приехал с Алтая покупателю практически невозможно.

Магическая сила

Силай алтайской земли прибывает в Москву и с яркими камнями — азуритами, купритами, самородной медью, кварцем и яшмой. До сих пор говорят: человек приложит азурит к страдающей душе, камень заберет боль. А вот синюю краску из азурита средневековые художники использовали для фресковой живописи. Яшма, считают народные целители, избавляет от бессонницы.

Немало сказаний есть и об излечении с помощью красной меди. «У нас есть и алтайские азуриты, и куприты, и медь самородная, — объясняет геолог магазина «Камневеды» — Александр. — Куприты, например, нам привозят с Рубцовского месторождения».

За энергетикой Алтая можно пойти и к шаману. Так, несколько раз в году в Москву приезжает Олард Диксон, который проводит треннинги по осознанным сновиденям. Просто зайти в гости к столичному шаману не получится, настоящие верователи в духов природы остаются на Алтае.