В поднебесной гондоле

Развлечения
Фото: Сергей Мальгавко / ТАСС

Летать над подмосковными облаками, лесом и ближними городами почти круглый год можно на воздушных шарах. МОСЛЕНТА поговорила с пилотами тепловых аэростатов, которые парят недалеко от столицы и узнала, как взлететь над облаками, научиться управлять шаром и какие опасности подстерегают пассажиров этих воздушных судов.

Белый пол

Нижний край облачности можно пробить и на высоте в 150 метров от Земли. Тогда полет на воздушном шаре станет путешествием над белесым полом из водяных паров. Под вами расстелится вата. И вполне может быть, что куда ни посмотри — синева и солнечные лучи.

«В наших широтах можно совершать полеты до 4 километров вверх. Это без дополнительного кислородного оборудования. Подъём воздушного шара достигается за счет изменения температуры в оболочке, если объяснять просто - это делается с помощью горелок и огня. На высотее более 4 километров кислорода не так много, огонь не горит, а для пассажиров и пилота - просто не безопасно», - рассказывает пилот воздухоплавательного клуба «Аэростат» Артем.

Но чтобы взлетать на километры, нужно отъезжать от Москвы на 100 и более километров. Самая высотная из ближаших к столице летных зон — Дмитровская.

«Регламент говорит нам, что в Дмитровской можно подниматься на высоту не более 450 метров над уровнем земли, это около 650 метров над уровнем моря. Если ехать дальше ста километров от Москвы, есть возможность взлететь на 1000-1500 метров», — уверяет Артем.

По словам пилота воздухоплавательного клуба Best Flight Кирилла, полеты на высоте 1,5 километра проходят уже в 140 километрах от столицы, например в Переславле-Залесском.

E71f04a9d6913cdea11a5dd026fbb239acdb1678
Фото: Денис Абрамов / РИА Новости

«В Великих Луках, но это уже почти 470 километров от Москвы, я поднимался на 3 тысячи метров», — добавляет Кирилл.

Высота, на которую взлетит шар, зависит и от ветра. У пилота всегда есть курс, которого он придерживается: на какой высоте дует нужный ему ветер, на такой и полетит шар.

Нет плохой погоды

Взлетать в небо на тепловом аэростате в Подмосковье можно в любое время года, даже при минусовой температуре.

«Температура за бортом на безопасность влиять не может. Мы осуществляем полеты до -18 примерно. Ниже уже действительно не очень комфортно», — сообщает Артем.

Но главное — это не летать, когда крупный град, или дождь, или в грозу.

«Скорость грозы может быть и 80 км/час. Если руководитель полета внизу замечает, что близко грозовой фронт, тогда срочно дается команда «ковер». То есть надо приземляться. А вообще, мы в таком случае не выезжаем на полет. Это опасно. Страшен и крупный дождь, потому что он идет из туч, а они - источники давления. Мы или притягиваемся в тучу или отталкиваемся от нее, ветер или в нее или от. А сильный ветер для нас опасен», — говорит Кирилл.

Летают тепловые аэростаты чаще всего при ветре до 7 м/с. Такое ограничение записано в дополнении к лицензии пилота, которую обязан получить каждый руководитель воздушного судна.

«Мы делаем запас и подтверждаем полеты при ветре не более 5 метров в секунду», — объясняет Кирилл.

18ef0efba0d658eb78418ed553f0bc66cea25345
Фото: Владимир Корнев / РИА Новости

Больше ни одного пилота

Не все пилоты тепловых аэростатов оканчивают авиационные вузы, достаточно отучиться на курсах в школе пилотов. Но по словам уже летающих, в России последние несколько лет не выпускают пилотов воздушных шаров.

«У учебных центров, которые предоставляли подобное обучение около 2-х лет назад, в начале 2015 года отобрали лицензии. Точнее, Росавиация прекратила действие этих лицензий. В России были 2 основные школы — в Великх Луках и в Москве. Они ежегодно, насколько мне известно, пытаются подавать документы на выдачу новых лицензий, но на пилотов все еще не обучают. Возможно пройти обучение где-то за границей», — говорят в клубе «Аэростат».

Пилот BestFlight, один из бывших учеников школы в Великх Луках, вспоминает: «До недавнего времени там работал авиационный центр, в котором мы проходили теорию и практику. Там же мне было выдано свидетельство об обучении и лицензия пилота. Каждые два года их нужно подтверждать справкой, проходя аттестацию у инструкторов. Теория — это около 30-40 часов, и примерно столько же мы летали. Все это было сделано за две недели. Но если погодные условия были бы неподходящими, обучение могло растянуться на несколько месяцев. Врачебно-летную экспертную комиссию проходили при аэропорте Внуково».

Риск — это не дело

Пилоты называют воздушный шар самым безопасным способом передвижения по воздуху. Даже если отказывает горелка или обнаруживается какая-то проблема, шар начинает постепенно снижаться и в итоге разгоняется до 7-9 м/c. По словам Артема, при правильных действиях такое падение может обойтись даже без переломов для пассажиров. Но подобный случай сложно представить. На час полета пилот берет с собой топливо, обеспечивающее двухчасовой полет. Горелки на аэростате всегда две, хотят летать он может и с одной.

6919e7d8e4d6443c767d7bb6ad5d4bb3ea27ef89
Фото: Владимир Астапкович / РИА Новости

Для пассажира не опасен и переворот в корзине — это штатная ситуация.

«При скорости более 15-17 км/ч посадка происходит чаще всего с опрокидыванием корзины. Но корзина может приземлиться и очень мягко», — объясняет Кирилл.

Не рекомендуют полеты на воздушном аэростате только беременным и детям младше семи лет.

«Для полета на шаре неважен, например, даже вес. Даже если он избыточный — около 130-150 килограмм при росте 150 сантиметров или немного выше. В таком случае мы просто подбираем штилевую погоду, чтобы не было никаких ударов при приземлении. Да и в целом каждый полет продумывается индивидуально», - рассказывает Кирилл.