Сквер или церковь: жители Лефортово против военных

Скандалы
Фото: Марина А. / Фотобанк Лори

В Москве назревает очередной конфликт между жителями и районными властями: в Лефортово хотят построить церковь вопреки мнению большинства. Инициатива возведения храма принадлежит военным из части рядом со сквером – именно его территорию и предлагается отдать. МОСЛЕНТА съездила на внеочередное заседание муниципального собрания депутатов, чтобы выслушать мнения сторон. Но попасть на «открытое» собрание оказалось непросто – журналистов вместе с возмущенными жителями в зал не пустили.

Тревожные знаки

О назревающем конфликте в Лефортово мы узнали из поста в Livejournal муниципального депутата Александры Андреевой. По её словам, на прошлой неделе в районный совет пришло письмо с предложением согласовать застройку сквера с 60-летними липами на 1-ом Краснокурсантском проезде, где гуляют мамы с малышами и пенсионеры.

Уничтожить зелёный уголок предлагается для строительства храма. При этом, отмечает депутат, Лефортово – старинный район, где церквей и так очень много. Только в пяти минутах ходьбы от сквера их три.

4f9d694b9238a1650f051f38fcd177311ba1d220
Изображение: http://stilett-1.livejournal.com/

30 сентября состоялось заседание комиссии совета депутатов Лефортово, на которой выяснилось, что инициатор строительства церкви – военная часть внутренних войск (ныне Росгвардии), размещённая рядом со сквером. Обсуждение было бурным, и голосов за стройку не хватило, поэтому решение принято не было. Его оставили на рассмотрение совета депутатов Лефортово, которое состоялось 6 октября.

Народное возмущение

Открытое заседание было назначено на 18:00, но уже за час свободных мест в крохотном зале не осталось. Свободные стулья заняли приглашённые представители Росгвардии, церкви и Москомархитектуры, а также 27 жителей, которые оказались в списках.

– Мы впустили только тех жителей, кто записался первыми, – пояснила представитель аппарата совета депутатов, пробираясь через возмущённую толпу.

Ed1c8060984cc666cf1c5cba50bc40f4a52ab680
Фото: МОСЛЕНТА

— Я звонила несколько часов подряд – было занято. А потом сразу раз – и я 28-я. Как такое возможно? – попыталась докричаться женщина с сильным голосом.

— Вы обязаны пропустить прессу, – попытали счастья мы.

— Надо было записываться, – не вникая, отрезала женщина.

Попасть в зал никто больше не смог. Несколько журналистов и три десятка жителей, пришедших высказаться против стройки, остались в коридоре. Они, конечно, пытались прорваться, но вход преградили четыре-пять мужчин крепкого телосложения в штатском. Чтобы хоть как-то соблюсти правила проведения открытых заседаний, в коридор вывели звуковую трансляцию. Но не все микрофоны хорошо работали, а остальное заглушали непрекращающиеся разговоры собравшихся.

Чтобы всё-таки понять, о чём шла речь, пришлось посмотреть полную запись с заседания на Youtube.

Аргументы «за»

Первому слово на заседании дали начальнику Управления градостроительного регулирования Юго-Восточного административного округа Петру Шипову. Он пояснил, что в Москомархитектуры обратилось руководство Росгвардии, которой предлагается отдать 900 кв. метров сквера. Но нужно разрешение депутатов, поскольку он входит в охранную зону памятника архитектуры федерального значения «Екатерининский дворец».

Мы предполагаем разместить там очень маленький храмик — всего 13 на 13 м с молельным залом всего лишь 57,5 кв. метров. Это нормативная наполняемость — под 114 человек... Храм будет выполнять скорее мемориальную функцию повиновения тех героев, которые погибли, выполняя служение своей Родине, и окормления тех служащих, которые будут посещать этот храм, — уточнил автор проекта Александр Колосов и добавил, что остальные жители тоже смогут входить, но в определённые дни.

Его основной аргумент: очередной храм только украсит район. И чем больше будет, условно говоря, храмов в нашем городе, тем будет нравственнее и чище атмосфера. Не стоит так резко реагировать, потому что в жизни есть масса примеров, когда костность людей не показывает разумности их поведения, — попытался донести свою мысль Колосов, которого постоянно прерывали реплики несогласных из коридора.

Представитель командования Национальной гвардии РФ Андрей Мальченко признался, что чувствует себя в такой обстановке немножечко контуженно. Скажу так: я уже 20 лет живу по принципу — в окопах атеистов нет. И поэтому не знаю, какие слова подобрать... Не думал, что в центре православного города может возникнуть вопрос о строительстве храма, — отметил он, назвав протестующих «эгоистами».

На предложение построить церковь или выделить молельное помещение на территории части, занимающей 6,5 га, Мальченко ответил, что для этого нет ни свободной площади, ни инженерных возможностей. А посещать существующие храмы неудобно. Молельная комната — неудобно для нас, а также имеет значение величие религиозного учреждения, — заметил генерал.

Представитель церкви отец Алексей был немногословен, но согласился, что у военнослужащих не всегда есть возможность посетить действующую церковь за пределами части, а потребность иногда есть. Он уверен, что стройка не испортит ландшафт.

Потом было много слов о силе веры, величии России, значении православия, совести, патриотизме, горе матерей, потерявших сыновей...

Кто против

Против застройки высказались два депутата из десяти: Павел Тарасов (КПРФ) и Александра Андреева («Справедливая Россия»).

Мы сейчас почему-то обсуждаем совершение уголовного преступления. На территории охранной зоны объекта культурного наследия федеральным законом запрещено строительство, — заявила Андреева. И привела такие цифры: по федеральным нормам, процент озеленения города должен состоять минимум 40%, а в Лефортово от составляет всего лишь 12%, то есть нехватка озеленённых территорий получается 256 га. Выступление депутата коридор встретил аплодисментами.

Тарасов её поддержал и выразил мнение, что конфликт вокруг вероисповедания людей не на пользу и церкви. При этом сразу признался, что сам — атеист.

Это природный комплекс, который не допускает строительства. Всё остальное – это попытки найти лазейки в законе, чтобы грубо нарушить содержательную сторону закона, которая должна нам обеспечивать право на зелёную среду, — сказал он и призвал не апеллировать к совести людей, которые не против церкей, а против вырубки сквера. Я могу любить продуктовый магазин, но не готов быть за его появление в сквере. Я, конечно, утрирую в иллюстрации, но за это цепляться не надо, — добавил депутат.

3d11de02609db4c33d3ebeeab816ec839add967d
Изображение: http://stilett-1.livejournal.com/

Эмоциональнее всех выступил председатель совета депутатов Павел Филиппов. С надрывом, хрипотцой. Люди пришли, думая, что мы тут что-то решаем. Они обмануты, — заявил он, назвав уровень муниципального совета депутатов любительским.

Я согласен — сегодня там строить нельзя. А значит, не будет подписан проект планировки в том виде, в котором он предлагается. И это задача для архитекторов — как сделать так, чтобы были соблюдены и нормы закона, и был построен тот объект. Нас сейчас просят: дайте нам возможность подумать. А мы говоримнет? Это что, демократия? — заключил Филиппов и предложил проголосовать за разрешение начать разработку проекта планировки, несмотря на наличие 1200 подписей против и только 60 за. Что и было сделано.

Что дальше

Разрешение начать разработку проекта планировки на территории сквера - это только первый шаг. Согласования будут продолжаться ещё долго, возможно — не один год. Действительно ли в этом процессе мнение районных депутатов имеет какой-то вес, сказать сложно, но они как минимум сделали его возможны.

От нас сейчас требовали согласовать документ Москомархитектуры о разработке проекта планировки для того, чтобы вырезать этот кусочек из территории сквера. Чтобы снять с этой части статус сквера и чтобы открыть путь для строительства... И именно депутаты уполномочены разрешить или запретить разработку документов. Нас пытались ввести в заблуждение, что мы не согласуем строительство. Мы, действительно, не выдаём документ под названиемразрешение на строительство. Но это вопрос технический. Орган (Мосгорстройнадзор), который выдаёт разрешение на строительство, фактически выполняет роль секретаря, который должен по списочку проверить, что все документы есть. И если они правильные, он не может не выдать разрешение, даже если понимает безумие проекта, — пояснила МОСЛЕНТЕ депутат Андреева.

Больше всего она и депутат Тарасов опасаются того, что статус земли под застройку может быть изменён. После того, как она выведена из охранной зоны, это сделать очень просто. Вот с этого момента любой орган, отвечающий за строительство в Москве, в состоянии перевести этот клочок земли в другой статус, выставить на торги, да что угодно сделать. Земля лишена охранного статуса — с этого момента с ней можно будет делать всё, что угодно, — уточнил Тарасов.

Жители Лефортово, заручившись поддержкой двух депутатов, сбор подписей против стройки продолжат. После этого в различные инстанции будут разосланы письма. Если не поможет, они готовы выйти на публичные акции протеста.