«Отсутствие диплома не стало проблемой»

Урбанистика
Арка независимости, Сеул
Фото: Московский музей русского искусства

В московском Музее русского искусства открылась фотовыставка «Русский зодчий Афанасий Середин-Сабатин: у истоков современной архитектуры в Корее». Невероятно, но факт: о том, что несколько зданий императорского дворца и сеульская «Триумфальная арка» были спроектированы нашим соотечественником, стало известно только в начале 2000-х. МОСЛЕНТА публикует детали биографии друга первого императора Корейской империи, архитектора-самоучки Афанасия Середина-Сабатина.

9eb99cd6b5e4ced80681ef2625668e983d1aff91

Афанасий Середин-Сабатин

Фото: принадлежит американским потомкам Середина-Сабатина, предоставлено Московским музеем русского искусства

Бросил море в 24 года

Дошедшие до наших дней сведения об Афанасии Ивановиче расплывчаты, в его биографии множество пробелов. Известно, что родился он в 1860 году в городе Лубны Полтавской губернии, в семье помещика. В 14 лет бежал в Петербург, по семейной легенде – подальше от злой мачехи. Там он то ли жил у дяди, то ли подался в юнги и познакомился на корабле с офицером, который стал его опекуном. Так или иначе, в Петербурге Середин-Сабатин в течение года посещал Академию художеств, а также некий «архитектурный университет», перед самым выпуском из которого поссорился с преподавателем и от этого остался без диплома и без профессии. Тогда он поступил в Николаевское морское училище, которое и окончил, став штурманом дальнего плавания. «Штурманом дальнего плавания он попал на Дальний Восток, где в 24 года бросил море и прожил большую часть своей жизни в Корее, Китае и Приморье», - пишет в своей автобиографии сын Афанасия Ивановича.

Двадцать проектов

E761d2de0fc9a3eadcf1cdb7360de153d3bff9b6

Порт Инчхон, в прошлом - Чемульпо

Фото: Маргарита Федина, снимок предоставлен Московским музеем русского искусства

Прибыв в Корею в 1883-м, Середин-Сабатин покинул страну только после начала русско-японской войны, в 1904 году, когда всех русских из региона срочно эвакуировали. За эти годы Афанасий Иванович женился, стал отцом и спроектировал порядка 20 зданий, из которых по меньшей мере 14 были реализованы.

Самым известным его проектом стали мемориальные Ворота независимости, построенные в Сеуле в 1896 году и в начале XX века ставшие для всего мира символом новой Кореи, свободной от власти Китая.

Ce51ac5e652db08793cec8948ce3a3772c7dd806

Арка независимости, Сеул

Фото: Маргарита Федина, снимок предоставлен Московским музеем русского искусства

Отсутствие диплома архитектора не стало проблемой при трудоустройстве: уже в 1883 году руководитель корейских таможен подписал с Серединым-Сабатиным договор, в котором его должность была обозначена как «управляющий строительством». Наняли его для «землемерной съёмки в иностранном сеттльменте и строительства дворцов».

Поселившись в Чемульпо, в то время бвышем рыбацкой деревней, которой только предстояло разрастись в крупный порт, в конце 1883 года Середин-Сабатин составил свой первый проект — здание морской таможни. После чего взялся за строительство здания русской дипломатической миссии, завершённого в 1891 году.

Русская миссия открылась в Хансоне (в XX веке переименованном в Сеул) в октябре 1885 года, после того, как туда приехал первый временный поверенный в делах К. И. Вебер. Изначально она располагалась в маленьком неудобном помещении. Проект нового здания, предложенный японским архитектором, был отклонен из-за дороговизны. В апреле 1890-го Вебер написал в МИД:

«Я имею честь препроводить вновь составленную смету молодого русского господина Середина-Сабатина, построившего для короля в дворцовом городе в Сеуле красивый двухэтажный дом. Г. Сабатин собственно не архитектор про профессии, но старательный и весьма порядочный господин, усвоивший себе, главным образом, самоучкой требуемые познания по строительному искусству. Я вполне уверен, что он исполнит работу добросовестнее вызванного мною из Токио японца, и я убежден в его безупречной честности. Кроме того, весьма приятно будет, если миссия будет сроиться русским».

Свидетель убийства королевы

Корейская карьера Сабатина-Субботина развивалась как нельзя лучше: в 1894 году онстал придворным, поступив на службу в главный дворец Кёнбоккун, где получил должность «благородный свидетель». Однако в 1895 году ему пришлось бежать из Кореи.

К тому моменту на полуострове закончилась японо-китайская война и страна уже, казалось, начала превращаться в японскую колонию. Однако в апреле 1895 года по инициативе России европейские державы вмешались в ход переговоров между Китаем и Японией, которую вынудили отказаться от главного трофея – Ляодунского полуострова. «Прорусская» группировка при корейском дворе пришла на смену «прояпонской». Главным инициатором нового политического курса стала королева Мин, вскоре трагически погибшая. 8 октября 1895 года группа вооруженных японцев ворвалась во дворец и королева была убита, причем Середин-Сабатин стал свидетелем этой кровавой сцены. Оставив письменное описание случившегося, он бежал в Китай, где устроился редактором русской газеты в Тяньцзине.

Придворный архитектор

863117c3d304992fd8700ed7b457204b9d6ae3f3

Император Коджон

Фото: предоставлено Московским музеем русского искусства

Тем временем Корея, получившая по окончанию китайско-японской войны независимость от Китая, стремилась заявить миру о своем новом статусе. Корейский монарх Коджон тогда скрывался на территории русской миссии в Сеуле, прорусские настроения в стране были по-прежнему сильны. Поэтому неудивительно, что заказ на проектирование Ворот Независимости отдали русскому специалисту: Середину-Сабатину.

Афанасий Иванович смог вернуться в столицу, где получил звание придворного архитектора Коджона и в 1896-1899 годах спроектировал пять зданий европейского типа для дворца Токсугун: «Павильон девяти достижений», «Беседку зелёного бамбука», библиотеку «Дворец проникающего света», предназначенный для проведения малых приёмов «Дворец доброты и милости», и «Павильон умиротворённого созерцания» за спальным дворцом императора, сохранившийся до наших дней.

Закончив работы во дворце, Середин-Сабатин в 1902 году создал свои последние проекты в Корее: дипломатический клуб в Инчхоне (с первым в стране теннисным кортом) и единственный в Хансоне отель европейского класса - «Зонтаг».

Из Шанхая в Одессу

Начавшаяся в феврале 1904 года Русско-японская война заставила семью Сабатиных покинуть Корею: как и других русских, их вывезли на французском крейсере из Инчхона в Шанхай, а откуда, опять же морем, через Порт-Саид эвакуировали в Одессу. Несколько месяцев они гостили у родственников на Украине, мечтая о возвращении на Дальний Восток.

C7eeb5d69b86a92336f415e83efcbd41aad886d8

Исторический район Чондон в Сеуле

Фото: Маргарита Федина, снимок предоставлен Московским музеем русского искусства

В конце 1905 года, вскоре после заключения Портсмутского мира, Афанасию Ивановичу удалось получить должность, и он уехал с семьей в Нагасаки.

Однако в 1907 году, как пишет его сын, по причине «какого-то нервного расстройства», Середин-Сабатин бросил жену с пятью детьми и уехал сначала во Владивосток, а потом – в европейскую Россию. Там он и умер в 1921 году «то ли в Ростове-на-Дону, то ли в Царицыне-на-Волге». По рассказу внучки, сын Петр ездил к Афанасию Ивановичу незадолго до его смерти, уговаривал вернуться, но так ничего и не добился.

Беспечный человек

В России о Середине-Сабатине узнали и заговорили только после того, как в начале 1990-х его имя «открыли» корейские историки архитектуры. В 2000-м году вышла первая русскоязычная публикация об «архитекторе Его Величества короля Кореи», как называл себя Афанасий Иванович в переписке.

87cbcd7fe6605ff7f72e1b1b5868def56e7386a1

Арка независимости в Сеуле, фрагмент

Фото: Маргарита Федина, снимок предоставлен Московским музеем русского искусства

В 2009-м исследовательница Татьяна Симбирцева нашла на Украине и в США его потомков, но это добавило к скудным сведениям о Середине-Сабатине лишь нескольких семейных фотографий и мемуары сына «сеульского строителя», Петра.

Воспоминания об отце он заканчивает фразой, полной разочарования: «Человеком он был очень беспечным и ни о чем особенно не беспокоился и ничего в жизни в конце концов не достиг, несмотря на все свои незаурядные способности и не раз представлявшиеся в его «пионерской» жизни на первобытном Дальнем Востоке, возможности обеспечить себя на старость». Разочарование Петра Афанасьевича можно понять - в наследство от «архитектора Его Величества» ему достались: два охотничьих ружья, рисовальные принадлежности, фотоаппарат, несколько галстуков, альбом по архитектуре и собрание гравюр.

При подготовке публикации использовались материалы исследований Татьяны Симбирцевой и Светланы Левошко