Непыльный авангард

Урбанистика
Фото: пресс-служба Центра авангарда

На этой неделе в Москве прошло незамеченным очень локальное, но очень важное для всех неравнодушных к истории любимого города событие. 7 июня в галерее «На Шаболовке» открылся Музей авангарда, посвященный истории памятников конструктивизма. МОСЛЕНТА узнала у основательницы музея Александры Селивановой, как создать современный краеведческий музей, почему экспозицию в Москве она делает на средства архангельского фонда, и зачем готовить экскурсоводов из местных подростков.

Экспозиция

Александра Селиванова
создательница центра авангарда, куратор галереи «На Шаболовке», старший научный сотрудник Музея Москвы
Ц

Центр авангарда существует уже года четыре и как был, так и остается проектом, официально не оформленным. По большей части наша деятельность сводилась к просветительским программам — экскурсиям и лекциям по наследию 1920-1930-х годов.

Теперь у нас уже есть своя экспозиция. В первую очередь у нас можно узнать о знаковых конструктивистских зданиях Шаболовки: Шуховская башня, первый дом-коммуна в Москве, такой всемирно известный памятник авангарда, как общежитие текстильного института, проект которого был разработан инженером и архитектором Иваном Николаевым. По ним собрана информация, больше касающаяся архитектуры.

Другая часть экспозиции — это личные истории жителей и их вещи, собранные в блоки по конкретным сюжетам домам и локациям. Плюс, что для нас очень важно, в экспозиции представлено много устных историй: записи интервью старожилов Шаболовки, которые можно послушать, для этого у нас в зале есть семь аудиоточек с наушниками.

Со временем мы эти записи будем менять, обновлять, потому что мы изначально хотели сделать музей, который будет развиваться и жить. Мы запустили проект, сюда уже начали приходить жители района, они будут давать нам новые интервью, приносить новые артефакты, так что экспозиция будет постоянно дополняться и обновляться.

E09df9583300b55a75adac4ccdfe9e2169f8fb89
Фото: Наталья Меликова

Поэтому открытие музея мы решили разбить на три части. 7 июня мы открыли общее решение, в котором представлено первые три сюжета: Шуховская башня, универмаг Даниловский Мосторг и первый дом-коммуна в Москве, на улице Лестева 18.

В сентябре нашу экспозицию дополнят два сюжета, связанных с учебой: это местная конструктивистская школа и общежитие текстильного института. А к декабрю мы откроем последнюю часть, еще две темы: это крематорий и такой градостроительный эксперимент, как охраняемый памятник архитектуры Хавско-Шаболовский жилмассив, в центре которого находится наш музей.

Т
Таким образом, семь сюжетов будут показывать новую архитектурную типологию эпохи авангарда, все те архитектурные формы, среди которых должна была проходить жизнь нового человека от рождения до смерти.

В добавление к этому у нас будут представлены и другие, менее знаменитые локации Шаболовки, связанные с индустриальной историей этого места – знаковыми производствами и заводами, которые здесь находились: фабрика Брокар, теперь – Новая Заря, завод Александра Бари, с которым в свое время сотрудничал Шухов и так далее. Его наследники вчера приходили и принесли фотографии XIX века…

У нас получилась такая смесь краеведческой и общеархитектурной историй, посвященная социальным и градостроительным экспериментам 1920-х и 1930-х. Причем с ярко выраженным антропологическим акцентом, потому что это же очень интересно — как люди адаптировали эти условия нового быта, использовали и меняли их в течение почти всего XX века, с 1920-х по 1970-е. За эти временные пределы мы стараемся не выходить.

Музей предлагает множество форматов взаимодействия. У нас можно не только посмотреть экспозицию, но и попасть в нее, принеся свои семейные реликвии, относящиеся к истории района, или добавить свою историю в виде интервью. К тому же мы предлагаем образовательно–просветительские программы: лекции и в теплое время года – бесплатные экскурсии по району, что тоже позволяет людям знакомиться и объединяться.

50a8c031a92132c89faca075547f83d4f7c91838
Фото: Александра Селиванова

Мы делаем программы на все городские праздники и такие события, как «Ночь музеев», «День культурного наследия», «Библионочь». Плюс, конечно день радио и день рождения Шуховской башни мы тут отмечаем особо. Такие локальные праздники мы стараемся культивировать и за три года они вошли в сознание местных жителей, как важные даты.

Предыстория проекта

По образованию я — историк архитектуры, защитила диссертацию и занимаюсь эпохой авангарда 1920-х 1930-х годов. И мне всегда была интересна не только бумажная работа, но и практические исследования и проекты. Например, я много лет работала в музее Булгакова, где мы делали культурологические семинары, затем в должности директора центра авангарда в Еврейском музее и центре толерантности орагнизовала цикл из 200 лекций и несколько выставок, в том числе крупный проект «Авангард и авиация».

После этого наша команда с музеем рассталась и благодаря поддержке руководства библиотечной сети Москвы, которую на тот момент возглавлял Борис Куприянов, мы смогли обосноваться на Шаболовке, в библиотеке, которая находится в центре конструктивистского памятника – Хавско-Шаболовского жилмассива.

Н
Нашими силами библиотека была превращена в тематический центр, где была подборка книг по той эпохе, мы проводили лекции, водили экскурсии.

Я приложила немало усилий, чтобы местные жители воспринимали центр авангарда просто как свой локальный культурный центр, куда можно прийти и бесплатно посмотреть кино, послушать лекции, пообщаться. Но со сменой руководства библиотечной сети ситуация изменилась: новое начальство считает, что здесь должна быть просто районная библиотека.

5ca23cc096e3b1fade1b51a2178a41f6977450b3
Фото: пресс-служба Центра авангарда

И я очень благодарна «Объединению выставочных залов» при департаменте культуры Москвы, которое нас поддержало и пригласило меня на место куратора в галерею «На Шаболовке», куда мы и переехали полгода назад. Теперь все выставки, которые проходят здесь, например, «Сюрреализм в стране большевиков» — это часть нашей деятельности. А один зал мы выделили под постоянную экспозицию музея, замысел создания которого у нас вызревал давно.

Шаболовская команда Центра авангарда начала складываться в 2014 году, когда мы отстаивали Шуховскую башню, добиваясь, чтобы ее не разбирали и не переносили. Это сообщество, отчасти состоящее из местных жителей, но не только из них, мы занимаемся наследием конструктивизма в городе в целом и Шаболовкой в частности.

В этом году мы получили грант проекта «Города будущего»: примечательно, что это средства архангельского Центра социальных технологий «Гарант» и Фонда Citi, которые спонсируют программы в Москве, связанные с формированием социальных проектов, которые нацелены на создание локальных сообществ, таких добрососедских центров.

C70777f018daccb9f4112a3be4711119e8734955

Эскиз занавеса к спектаклю «Армия мира» в Театре им. М.Н. Ермоловой. Выставка «Сюрреализм в стране большевиков»

Изображение: avantgarde.center

Экспозицию мы сформировали на основе архивно-исторического материала, собранного в результате многолетней работы, и материалов, предоставленных людьми, живущих на Шаболовке. Получился краеведческий музей европейского типа, который скорее является туристическим центром, куда можно прийти и получить всю информацию о том месте, в котором ты находишься.

И я считаю, это очень важно, чтобы в разных районах Москвы, возникали такие локальные исторически-культурные центры, которые показали не пыльный, а живой и свежий подход к краеведению, привлекательный не только для пенсионеров, но и для людей молодых и динамичных.

Перспективы: фестиваль и школа гидов

Вместе с «Москвой глазами инженера» мы проводили в этом году большой фестиваль авангарда: больше 20 событий на девяти локациях по всему городу. Это были лекции, концерты, перформансы и разные экскурсии, как пешеходные, так и велосипедные. Надеюсь в следующем году этот фестиваль повторить, но уже так, чтобы базой и центральной площадкой стал наш музей.

О
Общаясь с местными жителями, мы вовлекаем самые разные возрастные категории.

С одной стороны, собираем контакты старожилов, записываем интервью и планируем продолжать собрание устной истории района. Кроме этого, в рамках гранта мы сейчас готовим несколько программ для местных жителей, которые актуальны для их профессионального развития.

А для работы с молодым поколением и в первую очередь подростками района хотим создать и школу экскурсоводов, как у проекта «Москва глазами инженера», и бесплатно там учить. Чтобы молодежь могла пройти краткий курс обучения с лучшими экскурсоводами и краеведами Москвы, которые поделились бы с ними своими профессиональными навыками о объяснили: как готовиться, собирать информацию, водить группу.

Надеемся, что в результате в местном сообществе появятся молодые люди, которые смогут зарабатывать тем, что будут водить экскурсию по родному району. Эту школу мы откроем летом и уже в следующему году, когда будет круглая дата у Хавско-Шаболовского жилмассива, будем привлекать первых ее выпускников к подготовке большой экскурсионной программы по Шаболовке.

4cf13bde8126f6897e0aee895347bc244ef8dc67
Фото: Ольга Алексеенко

Воспоминания жителей

Очень приятно, что большинство жителей района, которые, разумеется, никак не связаны с искусствоведением, знают про авангард, идентифицируют себя, как часть этого культурного ландшафта.

В
В целом тут сложилась редкая для Москвы ситуация, когда людям не нужно объяснять, что конструктивизм – это ценно и интересно, потому что люди, живущие здесь, пропитаны этой историей, гордятся соседством с Шуховской башней.

И многие местные жители говорили о том, что давно хотели, чтобы в районе был организован музей, поэтому они всячески поддерживали наши усилия по его созданию и дарили нам свои истории.


Голоса старожилов Шаболовки можно услышать в экспозиции музея, МОСЛЕНТА публикует выдержки из нескольких таких интервью, предоставленные Центром Авангарда.

А. Котомина, жительница района в 1990-2000-х годах

В таких районах есть что-то, что нас связывает с природой, с социумом как с живым телом. Застройка этих районов порождает правильную социальность. Сама форма твоего дома, даже грязь и беспорядок, сама облупляющаяся краска помогает преодолеть депрессию. Потому что депрессия возникает из-за совершенства математического без учета человека, натуры во всей полноте. Да, мы не очень аккуратные, но нам нравится в этом районе, который как старый халат, засаленный".

Дубровская Ольга Сергеевна, в детстве жила напротив дома-коммуны

Тогда по дворам ходили старьевщики, стекольщики и точильщики. И они так красиво кричали. Старьевщики кричали: «Старье-о-о-о берем. Посуду покупаем. Банки, бутылки берем». И вот у них всегда была такая заученная песня. Стекольщики кричали: «Окна вставляем», больше они ничего не делали.

7edf7997d903f8516a86b4ab8ec4994481c566e8
Фото: Ольга Алексеенко

А вот точильщики кричали: «Точить ножи, ножницы». И вот эти их выкрики эхом разносились по дворам. В этом была даже какая-то своеобразная романтика. Если из окна к ним кто-то высунется, крикнет, махнет рукой, точильщики снимали свой станок с плеча, и к ним выходили и выносили целую кучу ножей, ножниц, они все это точили. Так было удобно.

Галина Семеновна, с 1940 по 1965 годы проживала в доме-коммуне

У нас телевизор работал без антенны, просто кусок проволоки отец вставлял – телевизор работал, вот эти первые наши КВН-овские телевизоры. Вообще-то в доме коридорная система была, вот по центру и здесь вот крылья, и только в конец крыльев были квартиры, но там жили с соседями, коммунальные квартиры. Значит, это вот все коридорная система. Вот вы можете себе представить, в одном крыле по десять комнат в длинном коридоре, и в самом начале кухня, два туалета — мужской и женский. В мужском была ванная с душем, а в женском была эта же территория занята под стирку.

А на кухне были такие шкафы высокие с ящиками, каждая квартира имела свой ящичек, чтобы не бегать из комнаты в кухню, кое что можно было оставить на кухне. А в каждую комнату был вход, по краям входа были шкафы для одежды, для всего, гардеробных не было, шкафы были встроенные вот при входе в комнату в каждую. И вот народ на кухне собирался, иногда вечерами в лото играли, я помню, да были такие любители, вот такие бочоночки, расставляли там, но в основном, конечно, для того чтобы вот собирались. Вот такая раньше жизнь была. А в ванную была очередь, записывались, кто будет сегодня мыться, не больше вот столько человек по записи, такие в значит в ванную очередь.

...Был солярий, и вот там-то мы и прыгали, там и проводили большую часть времени. Задняя сторона была в кабинках, почему-то они были наверху, а с той стороны, что выходит во двор, был такой парапетик, и железная ручка шла вдоль всего. На одной стороне этого солярия, значит, была стена отвесная, а с другой стороны тоже стена, но она сделана еще будочками, отверстиями, пред которыми проектировали вот на эту стену фильмы, показывали там фильмы.

99d477fde8da70e9b87708b857a15c198677c5d2
Фото: Ольга Алексеенко

В общем, раньше, конечно, думали, что будут люди общаться по-коммунистически или что уж там, а так со стороны лет начинаешь задумываться, что они хотели, но ничего не получилось, конечно. Но кое-что начинали, были столовые, столовая внизу была на первом этаже. Мы детьми бегали через эту столовую как через коридор на другую сторону дома. На втором этаже был зал, там концерты были самодеятельные или там артисты какие-нибудь приезжали, такие деревянные кресла рядами стояли, фильмы показывали. В общем, народ больше был такой что ли, ну общность какая-то была у людей, они общались больше, телевизора не было, ничего не было.

...Дом был серый, внешне похожий на дом на набережной — вот точно такое же покрытие, но не был покрашен краской как сейчас. И чистили его песком, привозили машину, она так громыхала, потому что она накачивала воздух, вот это все под давлением струей песка чистили дом. И он сверкать начинал, такой чистенький сразу делался, светло-серый, и вообще, балконы такие же, как у того дома, они очень много схожи, угловые такие. Перед входом в коридор вот такие застекленные балконы общие, у некоторых были балконы, у некоторых нет.

...Мне мама очень часто рассказывала, как она однажды во время войны купила мясо, которое не всегда можно было купить. И она сварила щи, поставила на балкон остывать. Именно в это время попала бомба во двор, прямо в районе фонтана, там сейчас до сих пор он есть, этот фонтанчик, раньше он функционировал. И вот какой-то был домоуправ, и там какие-то дела были у него, во дворе он ходил, и вот его убило. А по всему дому от этого взрыва выбило все стекла, и в эти щи стекла повалились, пропало это. И она так любила об этом рассказывать, вот как самое такое горькое воспоминание о войне.