«Бэби-бум благодаря урбанистике»

Урбанистика
Фото: Антон Белицкий / «Коммерсантъ»

13 марта на Тверской 13, в Белом зале мэрии, состоялось первое заседание Международного экспертного совета по экологии при правительстве Москвы. Когда человек двадцать экспертов расселись за круглым столом, выяснилось, что трое из них - нобелевские лауреаты. МОСЛЕНТА публикует развернутые цитаты самых запомнившихся выступлений с первого заседания Совета.

Ян Гейл
датский архитектор и консультант по городскому дизайну, профессор
В

Вы отвоевали свой город, его общественные пространства. Он снова заполнен горожанами. И это замечательный, удивительный процесс.

Когда я приехал в Москву впервые, в 2012 году, все улицы и переулки центра были заставлены припаркованными машинами. Даже на тротуаре на Тверской, рядом с Кремлем. Сердце надрывалось, когда я видел, как мало места осталось для людей.

Но московское правительство сфокусировано провело несколько программ, чтобы отвоевать пространство улиц для горожан. Серое стало зеленым, реклама и припаркованные на тротуарах машины исчезли. И набережные от них освободились: теперь в центре стало удобно гулять.

И я действительно поражен, сколько было сделано на той же Пушкинской площади. А эти ваши качели на Триумфальной площади: я летом специально засекал - не больше шести секунд они бывают свободны. Один покачался, сходит, другой сразу занимает его место.

И после этого мне говорят: «Теперь у нас в Москве бэби-бум, всплеск рождаемости». Так я считаю, что это благодаря урбанистике и гуманному подходу мы видим бэби-бум, и очень этому рад.

D8fe1ad616c45ab596a4cf137043b8bc99281c2a
Фото: Владимир Астапкович / РИА Новости

В своей книге я определяю такие четыре типа городов: традиционные, обреченные, покинутые и заново завоеванные. Многие века города развивались традиционно, в гармонии, все пространство в них принадлежало людям. Но затем улицы наводнили автомобили и города от этого долго ухудшались. Где-то это доводит до того, что люди покидают улицы, когда там - всюду движущиеся или припаркованные машины.

Но возможно опять отвоевать это пространство для людей. И когда это происходит, жители говорят: «Не допустим, чтобы наш город снова оказался наводнен машинами! Мы не можем опять пустить траффик на пространства, которые стали общественными».

Вот и в Москве вместо машин, припаркованных по всему центру теперь - бульвары, скамейки, качели. Мы видим, что люди наслаждаются Москвой. То есть, ваш город тоже оказался отвоеван, снова заполнен горожанами. И это замечательный, удивительный процесс. Когда его удается наблюдать, я очень радуюсь. Но вот сколько я работал: в Копенгагене, в Мельбурне - там целых 20 лет, в Нью-Йорке - 10, в Сиднее, - везде мне доводилось видеть только начала долгоиграющих проектов. И вот я пять лет работаю теперь с Москвой, и то, что я вижу у вас, меня сильно впечатляет. Мои поздравления - вы отвоевали свой город, его общественные пространства.

Поучиться у Венеции

Да, предстоит сделать еще многое, но важно, чтобы города были для людей, а не для машин. Нужно исключительное внимание придавать озеленению и помнить, что центральная опора всего в городе - это качество жизни людей. (…)

О чем стоит задуматься, когда мы говорим о городе будущего? Оказалось, что модернизм в чистом своем виде - это не очень успешная модель для нашего времени. Так на что же нам ориентироваться? Почему бы не взять Венецию за модель? Посмотрите, у них там инфраструктура позволяет по всему городу передвигаться на велосипедах и легко перевозить их на городском транспорте. В их случае - водном.

E3002d055047d9e3421a84aa5ef04f4e2e2a4ac0

Венеция

Фото: Александр Юрьев / РИА Новости

По-моему - отличная идея разработать, как и там, систему общественного транспорта с местами для велосипедов, которая позволит всюду по городу на них ездить.

Конечно, мобильность - краеугольный городской вопрос, но в будущем на первый план выйдет качество жизни. Поэтому я говорю - давайте строить хорошие районы, где люди могут жить, растить детей, стариться и хранить свои воспоминания. И пусть концепция мобильности не будет над всем доминировать - это не тот путь, по которому стоит идти.

Игорь Башмаков
директор Центра по эффективному использованию энергии, лауреат Нобелевской премии мира
Я

Я - один из самых низкоуглеродных жителей Москвы: хожу на работу пешком, пользуюсь только общественным транспортом, и за месяц в квартире потребляю меньше 50 киловатт-часов электроэнергии

Видение до 2050 года

На первой нашей сессии выступала Джулия Лопес из организации С40. Она говорила, что не знает русский язык. Но она точно умеет читать мысли. По крайней мере мужские ей угадать, похоже, ничего не стоит. Потому что в первой строчке моих предложений как раз был тезис, на котором она остановилась: нужно предлагать видение до 2050 года.

Почему важно заходить так далеко? У Москвы есть экологическая стратегия до 2030 года, но это уже завтра-послезавтра. И что такое 2050 год? Если мы хотим, чтобы Россия развивалась не медленнее, чем мировая экономика, то к 2050-му она должна удвоиться по сравнению с современным объемом.

Что это будет за экономика? Экономика услуг? Каких? Торговых, финансовых, образовательных, информационных? Сколько нужно будет энергии, людей и других ресурсов, чтобы мы могли обеспечить эту удвоенную экономику?

F4b88570d21cbb91c8c63442463f613865a681be

Электрический автобус в Москве

Фото: Владимир Трефилов / РИА Новости

Видение Москвы 2050 года вряд ли будет у нас единственным, скорее это будут конкурентные видения, которые удастся в итоге свести к общему знаменателю.

И мы не должны опираться на сегодняшние, вчерашние, прошлые тренды. Ведь нужно понять, как увидеть будущее, и из сегодняшнего прийти в то, желаемое состояние. И это не видение только экологии, это видение устойчивого развития всей экономики Москвы со всеми ее аспектами.

Закладывать правильные решения

Что такое город? Инфраструктура и здания живут долго: десятилетия, иногда - столетия. Поэтому правильные решения надо закладывать уже сегодня. Если мы говорим о том, что в 2050 году на розничном рынке автомобилей в продаже будут только электромобили, то будет ли Москва готова к тому, что по ее улицам станут бегать только электромобили? Или мы превратим город в свалку подержанных бензиновых машин со всего мира?

Если мы говорим об информационных технологиях, об интернете вещей, то что это значит для московских зданий? Они так и будут соответствовать СНИП-ам 2003 года, или все-таки мы будем вводить более жесткие нормативы и станем строить «зеленые» здания? И здания с нулевым энергопотреблением!

Уже сейчас надо показывать, как решения могут выглядеть, и насколько дорого или дешево они могут стоить. Ведь на этом предмете сегодня бывает масса спекуляций, и надо четко понимать цену.

Ключевая вещь здесь - это видение будущего. И если мы хотим удвоить экономику, то нам нужно, чтобы потребление ресурсов хотя бы не росло, а еще лучше - снижалось. Для этого все выбросы, в том числе и парниковых газов, должны снижаться. Но насколько? Хотябы на половину к 2050 году.

Лидерство

Вот мы все время говорим, что Москва запаздывает в воплощении тех или иных экологических инициатив по сравнению с другими мировыми столицами… А почему мы все время должны запаздывать? Давайте найдем аспект, например в экологическом мониторинге, в котором мы должны быть впереди всех. Надо выбрать такой аспект, в котором Москва будет на запаздывающей, а лидирующей единицей. Как наши гиперзвуковые ракеты, чтобы самые быстрые были, и все бы только за нами пытались угнаться. Таких позиций у нас еще нет, а их надо найти в рамках видения будущего.

Ab3be19cc89ee64ebf0e998aa75f4226d2fb3a72
Фото: Евгения Новоженина / РИА Новости

У нас очень сильно может измениться структура энергоснабжения. Появляются просьюмеры - люди, которые являются не только потребителями энергии, но и ее производителями в рамках распределенных производств. И они уже активно взаимодействуют с энергоснабжающими компаниями. И вообще, что энергоснабжающие компании в Москве должны продавать: киловатт-часы или все же параметры комфорта?

Сегодня во многих странах уже активно применяется система белых сертификатов, когда энергоснабжающие компании инвестируют в мероприятия по повышению эффективности использования ресурсов у своих потребителей. И в Москве можно такое сделать.

Низкоуглеродный житель

Можем ли мы создать сеть экологических спутников Москвы, в которых отходы будут перерабатываться в полезные ресурсы? Как это организовано в Японии: я там был - очень интересный пример. Они утилизируют 80 процентов материалов, из которых состоят телевизоры, холодильники, автомобили. Я уж не говорю про бытовые отходы. И это может быть элементом видения будущего Москвы. (…)

8bcb3f5ca37c48ccc472ba3f62984ab549db4e25
Фото: Михаил Воскресенский / РИА Новости

И вообще, должен быть, может, на сайте департамента, такой калькулятор, в который можно завести данные и посчитать свой углеродный след.

Вот, я утверждаю, что я - один из самых низкоуглеродных жителей Москвы: хожу на работу пешком, пользуюсь только общественным транспортом, и за месяц в квартире потребляю меньше 50 киловатт-часов электроэнергии. Но ни с кем не могу сравниться, потому что нет такого калькулятора. А хотелось бы, чтобы каждый москвич имел возможность свой углеродный след посчитать и сравнить с соседями.

P. S. Не все приглашенные смогли оперативно приехать на первое, предварительное заседание совета, состоявшееся 13 матра. Следующее, уже полномасштабное его заседание, состоится во время второго Климатического форума, который пройдет в Зарядье в конце августа этого года. Все решения совета будут носить рекомендательный характер, но именно они станут формировать вектор экологической политики Москвы на ближайшие десятилетия.