30 июня в 23:48

«Еда и услуги должны быть под рукой». Смогут ли большие города вернуться к доковидной жизни?

Чтобы выступить на открывающемся 1 июля Московском урбанистическом форуме, в Москву приехал директор по вопросам устойчивости города Милана Пьеро Пелиццаро. МОСЛЕНТА узнала у него, как в европейских городах борются с летней жарой и открывают «острова прохлады». Чтобы противостоять тепловым волнам, которые стали приходить в Москву регулярно, Пелиццаро рекомендует московским властям провести системную работу, которая должна начинаться с составления климатического профиля города и анализа статистики по наиболее уязвимым группам населения.
«Еда и услуги должны быть под рукой». Смогут ли большие города вернуться к доковидной жизни?
Фото: Luca Bruno / AP

Всю эту и прошедшую неделю в Москве стояла экстремальная жара, изо дня в день +32 и выше. Потом случился суперливень с ураганом, срывавшим крыши. В наши дни угроза для города, похоже, исходит не от пожаров и разливов реки, как раньше, а от климатических коллапсов и изменений. Как вы рекомендовали бы Москве готовиться к встречам с такой экстремальной жарой?

Все это началось не сегодня, это старая история. Еще с 1962 года природозащитные организации работают, чтобы донести до национальных правительств и международных организаций, что изменения климата — это не проблемы завтрашнего дня, это уже происходит сегодня.

Эти тепловые волны приходят давно и не в первый раз. Я помню, как в 2010 году в новостях показывали Москву, окруженную пожарами, дым стоял по всему городу. И вокруг Петербурга леса горели, была засуха.

Все в современном мире с такими явлениями знакомы. И ученые уже не первый год публикуют доклады о том, что климат меняется. Так что, во-первых, я думаю, стоит прислушаться к экспертам, которые заявляют, что изменения климата уже начались, мы их наблюдаем.

Что касается практических мер, то могу рассказать, как я действовал, когда пришел работать в правительство Милана. Первым делом я создал так называемый Профайл местного климата (Local Climate profile), куда поместил данные о температуре воздуха, количестве осадков. Мы работали с метеорологическими агентствами, чтобы смоделировать изменения климата за последние 150 лет и сделать прогноз на ближайшие 30 лет. Чтобы после того, как эта информация была выложена в общий доступ, можно было сказать, что все представляют себе специфику изменений климата в Милане и окрестностях.

«Еда и услуги должны быть под рукой». Смогут ли большие города вернуться к доковидной жизни?

Luca Bruno / AP

Когда мы сделали этот анализ окружающей среды, стали анализировать риски и возможности. Изучили специфику самых уязвимых групп миланцев: пенсионеры 65+, дети, женщины, неполные семьи с детьми. Провели с ними встречи, выяснили, что их беспокоит. Эти данные мы тоже внесли в мастер-план города.

В итоге мы изменили нормы для девелоперов, для нового строительства и проектов городской регенерации. И ввели необходимость предотвращать действия, которые могут привести к эффекту возникновения «островов теплого воздуха». Он базируется на тех тепловых волнах, с которыми вы имеете дело сейчас в Москве.

У нас в Милане на этой неделе +30-35, и это для нас жарко. Жара до +45 в Италии летом обычно случается в южных регионах, у нас на севере прохладнее. И тем не менее прошлым летом пик температуры летом в Милане составил +42 градуса.

Изменив законодательство, мы стали дополнительно работать с зеленой инфраструктурой города. В рамках программы «Городской лес» (Urban Forest Program) мы добились успехов, потому что зелень позволяет абсорбировать жар и понизить температуру.

«Еда и услуги должны быть под рукой». Смогут ли большие города вернуться к доковидной жизни?

Luca Bruno / AP

Другое направление, которое мы стали развивать, — это система предотвращения чрезвычайных ситуаций. Мы собираем и публикуем информацию, в общем доступе на карте города обозначаем места, где в общественном пространстве можно провести время в прохладе. Это музеи, школы, спортивные комплексы. Каждому негативному климатическому эффекту мы стараемся противодействовать позитивной культурной практикой. Пришла жара — все в музей: там и прохладно, и культура.

Еще один важный дня нас момент: две трети миланцев не состоят в браке. В городе 3000 студентов, они живут отдельно, отдельно живут пенсионеры, и у нас много разведенных семей, где папа или мама живут с детьми. И для них для всех надо находить решения: строить какой-то центр, хаб, где летом в жару люди могут найти убежище.

Сейчас мы запускаем программу «Школьный оазис Милана» которая является копипастом с того, что уже сделали в Барселоне и Париже. В самый жаркий летний месяц — август — мы задействуем школы: на две-три недели устраиваем там пространства, где можно переждать жару. Там в распоряжении посетителей — свежий воздух и активности: можно играть в настольные игры, читать книги, общаться. Потому что для многих одиноких людей — что в Милане, что в Москве — оставаться одним в такие дни значит повышать риск того, что их найдут дома мертвыми. А если собрать их в одном месте, то можно следить за их состоянием и поддерживать их в жару.

Еще мы проявляем заботу о животных и в прошлом году запустили кампанию, в которой призываем не заводить питомцев, которым тяжело жить в нашем климате и жилищных условиях, типа однокомнатной квартиры. Потому что часто люди, например, живут в маленькой квартире, а заводят крупную собаку, которой сложно переносить жару.

Вот что могу сказать по конкретным мерам, которые мы принимаем в Милане в связи с жарой. Но главное, конечно, это признать, что изменения климата уже начались, и им надо активно противодействовать: снижать выбросы СО2, менять технологии, прекращать вырубать леса и активнее сажать новые деревья.

Расскажите, как Милан принял удар первой волны пандемии. Как все это выглядело для вас, городского чиновника? Какие вы сделали выводы из той ситуации, что перестроили в городском управлении?

В Милане живет 1,4 миллиона человек, он состоит из девяти муниципалитетов. Но за последние годы, особенно после пандемии, мы начали фазу ребрендинга и реорганизации города, чтобы ввести более мелкое деление на 30 кварталов, так как мы начали переход к концепции пятнадцатиминутного города. Чтобы у сотрудников социальных служб была возможность за 15 минут добраться до каждого дома, доставить помощь. Идет переход от децентрализованных сервисов к рассредоточенным по городу, чтобы эффективнее поддерживать жизнь городского сообщества.

К тому же наш город является центром Гранде-Милано, крупнейшей городской агломерации в Италии с населением 3, 2 миллиона человек и 133 крупными муниципалитетами. По традиции мэр Милана также является мэром миланской агломерации, которая производит 19 процентов валового внутреннего продукта страны.

Милан стал первым крупным европейским городом, прошедшим через фазу локдауна. И это была очень эффективная мера. Поначалу, как и повсюду, был легкий шок, потому что сложно было поверить в то, что все закроется, запрещено будет выходить на улицу, гулять. Но мы справились с ситуацией и оперативно организовали в этих новых условиях работу всех городских служб. Мы старались сделать это наилучшим и наиболее эффективным способом, за счет международного сотрудничества с такими организациями, как C40, Resilient Cities Network, благодаря диалогу с администрациями китайских городов, которые уже прошли через локдаун.

«Еда и услуги должны быть под рукой». Смогут ли большие города вернуться к доковидной жизни?

Flavio Lo Scalzo / Reuters

То, что мы внедряем экономику совместного потребления, цифровизацию города, дало свои плоды. В пандемию все это оказалось очень востребованным, и можно сказать, что мы были готовы к ситуации. Потому что когда объявляется чрезвычайное положение, карантин, важно на это реагировать. И особую ценность приобретает то, что вы сделали заранее, пока все еще было стабильно.

Ведь часто и городские, и национальные правительства не начинают действовать, пока не сложится критическая ситуация. Но чтобы что-то предотвращать, надо заранее провести подготовительные работы, чтобы быть готовыми к любым ситуациям. Экономика совместного потребления, концепция умного города, а также работа, которую мы проводим для поддержки потребления на местах, поддержки местных магазинов, стали важными элементами, которые мы сложили вместе, чтобы создать платформу, позволяющую местным сообществам легче получать еду, например. Из-за ограничения, не позволявшего отходить от дома дальше, чем на один километр, это было критично для многих.

У Милана есть уникальный для Европы опыт: город сам нанимает социальных работников. И они очень помогли обеспечить помощь пожилым людям, не больным COVID-19.

Другая программа, заявленная Миланом еще к Экспо 2015, — это продовольственная программа Milan Urban Food Policy initiative. В обычное время мы бесплатно доставляем 90 тысяч порций еды ежедневно, в основном людям с низким доходом. За несколько первых недель пандемии мы увеличили количество таких порций до 500 тысяч в день, потому что многие потеряли работу и нуждались в поддержке. И мы были достаточно организованны, чтобы обеспечить производство и доставку этой еды.

Вся эта практика привела к тому, что мы вводим новую систему из 30 кварталов, 30 зон, о которой я говорил в начале. Делается это для того, чтобы при помощи децентрализации стать ближе к людям.

Концепция 15-минутного города, пришедшая из Парижа, стала целью этих преобразований: чтобы все типы услуг и поддержки населения оказывать на месте: доставку, социальные услуги, административные услуги.

И мы шаг за шагом работаем над осуществлением этой программы. С прошлого июня, например, получить сертификат о рождении или другие необходимые документы можно в ближайшем магазине по продаже газет и журналов. Можно прийти, ввести код доступа, войти на свою страницу и распечатать документ. В офис идти за этим больше не надо. Все это снижает количество поездок по городу и в конечном итоге улучшает городскую экологию. Кроме того, так мы создаем одинаковые условия доступа к сервисам, которые повышают равенство и включенность всех горожан.

«Еда и услуги должны быть под рукой». Смогут ли большие города вернуться к доковидной жизни?

Globallookpress.com

Как изменились европейские города после локдауна? Вы наблюдаете позитивные перемены?

Инфраструктура городов стала одним из ключевых элементов, позволивших Европе отреагировать, выжить и сохранить устойчивость в пандемию.

Пускай правительства государств занимаются планированием, большими программами, но именно города реагируют на ситуацию на местах. У нас нет времени на размышления, нам нужно действовать.

Перемены в европейских городах произошли — по крайней мере в крупных. В пандемию стало очевидно: если все живут на загрязненных территориях, в экологически неблагополучных городах, и вы стремитесь к тому, чтобы как можно больше граждан оставались здоровыми, то нужно улучшить условия среды обитания. И города восприняли эту ситуацию как шанс перестроиться, стать более устойчивыми.

Если посмотреть на Лондон (хоть он и не в Европейском союзе), то там создали проект суперхайвея с большим количеством велосипедных дорожек. В Милане мы менее чем за полгода создали 150 километров велосипедных маршрутов, а Париж за несколько месяцев создал их более 1000 километров.

В каждом европейском городе сейчас действует программа «Городской лес» (Urban forest), потому что вернуть природу в город — это способ заново выстроить и улучшить качество окружающей среды, предотвратить заболевания, повысить ценность недвижимости в этом районе. И кроме того, если на бульваре с магазинами провести качественное озеленение, создающее приятную атмосферу и тень, то и объемы продаж в этом месте растут.

Городские парки и веломаршруты — это общественные пространства. И такие инвестиции в общественную инфраструктуру города создают рабочие места. Если раньше мотивацией для проведения подобных программ было улучшение экологии, то теперь это еще и борьба за здоровье горожан. К тому же такие социально-инфраструктурные проекты создают для городов хорошую возможность восстановиться после пандемии.

«Еда и услуги должны быть под рукой». Смогут ли большие города вернуться к доковидной жизни?

Luca Bruno / AP

Как эксперт и визионер, что вы можете посоветовать Москве в плане стратегического развития на ближайшие 30 лет?

В России я бывал только в Санкт-Петербурге, а в Москву лишь собираюсь на Урбанистический форум. Так что о вашем городе я знаю только из истории и литературы. Поэтому рекомендации могу дать общего характера.

Я во всех проектах и во всех выступлениях призываю к улучшению качества окружающей среды и уменьшению количества машин. У вас уже есть прекрасная действующая система метро, которую стоит развивать и дальше. Улучшать систему общественного транспорта, чтобы люди больше им пользовались, чаще ходили пешком и ездили на велосипедах.

Насколько мне известно, в Москве много парков и зеленых массивов. При этом подчеркну еще раз, что любой город надо озеленять. Особенно это актуально среди построек, зданий и асфальта, где зелень позволяет аккумулировать жар и снижать температуру.

Знаю, что в Москве качественная цифровая инфраструктура и сервисы. Думаю, развитие этого направления — важный этап в модернизации города.

Крупнейший в мире урбанистический конгресс Moscow Urban Forum 2021 с участием иностранных спикеров состоится в гибридном формате с соблюдением санитарных требований. Он пройдет с 1 по 4 июля в КЗ «Зарядье». Проходящие там лекции звездных спикеров, дискуссии и круглые столы организаторы будут транслировать на сайте https://mosurbanforum.ru/

В 2021 году планируется участие более 460 иностранных и российских спикеров, 275 российских и 16 иностранных спикеров встретятся на площадке МКЗ «Зарядье» в очном формате в специально оборудованных залах деловой программы, 191 иностранных спикер подключится к дискуссиям в режиме телемоста.