09 сентября в 10:07

«Люди оживленно общаются, но не с присутствующими»

Почему нам проще уткнуться в экран и забыть о происходящем вокруг
Фото: Сергей Бобылев / ТАСС
Теоретик медиа, урбанист, автор книг «Медийный город» и «Геомедиа» Скотт Маккуайр приезжал в Москву, чтобы выступить с лекцией на «Стрелке». В интервью МОСЛЕНТЕ он рассказал, какие плюсы и минусы ждут нас в связи с диджитализацией общественных пространств, да и всей современной жизни.

Москва активно развивается сегодня в диджитал-сфере, в которой вы - эксперт. Каких перемен в повседневной жизни нам ждать в связи с этим?

Когда мы говорим о размере Москвы, то сравнивать ее можно с Сан-Пауло, Шанхаем, Токио и Каиром. У них разная история и география, но многие процессы, проблемы и вызовы, с которыми они сталкиваются, очень похожи, практически совпадают.

Нам не только нужно идентифицировать проблемы, но и искать, вырабатывать решения. Диджитализация города в чем-то хороша и помогает решать задачи и проблемы, но в чем-то она и ужасна, и нужно учитывать эту противоречивую ситуацию и разные ее оценки. Ведь люди тем и хороши, что способны адаптироваться практически к чему угодно, просто надо прорабатывать противоречивые моменты, и эти решения находить.

Понятно, что предсказать будущее, связанное с диджитализацией городов, невозможно. Но как эксперт вы можете предупредить нас, чего стоит опасаться, какие подводные камни обходить?

Точно можно сказать, что мы все больше будем использовать формат видео для создания зрелищной рекламы. Вот я ехал из Шереметьево, и видел много билбордов, технически сложно устроенных, часть из них – экраны. И подобное происходит во многих местах, в том же Лос-Анжелесе. Такой будет рекламная платформа – светодиодные экраны, оснащенные камерами, сканерами, которые смогут уже получать вашу информацию, например, считывая через мобильный проходящего, Google-аккаунт, возраст и пол человека.

Есть много мест, где эти экраны и разглядеть невозможно, особенно, когда в машине едешь.

Пока не встанешь в пробке.

Это да. А в остальное время это просто часть городского пейзажа, на которой и не фокусируешься даже. И для меня это один из моментов, которые можно предвидеть: город в огнях мне нравится, он от этого становится красивее. Но просто рекламные экраны мне не интересны, потому что они не включены в процесс общения с людьми и между людьми. В Шанхае можно видеть экраны во весь фасад 140-метрового здания – а это уже многовато. И когда мы видим логотип «Я люблю Шанхай», получается, что это слоган для туристов, а не для горожан, это скорее о зданиях, о селфи, которые можно на их фоне сделать.

Люди форматируют себя и свое поведение: в соцсетях, переписке и отношениях.

Скотт Маккуайр

Я когда смотрю на светодиодный экран, всегда думаю почему-то, сколько электричества и денег буквально на глазах испаряется.

Да, есть такое, хотя в целом у светодиодов очень низкое энергопотребление. Меня сильнее волнует то, что это площадки для общения, которые в наши дни чаще используются под сообщения властей и рекламу. И мы не думаем, как их использовать разумнее.

Но в институте, в котором я работаю, мы анализируем международные примеры и сами неоднократно проводили эксперименты, показывавшие, как горожане могут общаться друг с другом, используя общественные медиа: мобильные телефоны, экраны.

А приведите, пожалуйста, хотя бы один конкретный пример, который можно было бы применить в Москве?

Фото: Кирилл Каллиников / РИА Новости

Ну, например, вы можете взять светодиодные экраны, которые есть в городе, и вместо того, чтобы задействовать только режим дисплея, использовать их, как приборы для интерактивного общения. В этой ситуации человек становится не просто потребителем, он может поделиться контентом, который будет показан на экране. В первую очередь это можно сделать при помощи мобильного телефона.

В одном из проектов, который я делал с командой в Мельбурне, горожанам предлагалось, проходя мимо экрана, отправить СМС с информацией о том, где родились вы и ваши родители. И из всего множества ответов программа создавала интерактивную карту, отображавшуюся на экране. Можно показывать ее на одном экране в одном месте, она будет отображать разнообразие населения.

А Мельбурн, надо сказать, иммигрантский город: 50 процентов населения либо сами мигранты, либо мигранты – их родители. Но этой информацией можно делиться и на экранах других городов, все могут пользоваться таким интерфейсом: мы это делали в Перте и в Лондоне. Это очень просто, и людям нравится идея оставлять свой след в общественном пространстве, особенно в городе, где экраны огромные. И вместо ощущения противопоставления, отторжения этих экранов, приходит ощущение того, что ты оставляешь отметку в городе, выражаешь себя. А это очень важно – очеловечивать общественные пространства, формировать ощущение принадлежности к ним.

Также мы проводили эксперименты, в которых вместо языкового общения использовался язык движений и жестов. И в нескольких наших проектах люди через экраны учили друг друга танцевать. И это было здорово, игривое получалось взаимодействие. Но есть в этом и еще один важный аспект: таким образом люди лишаются чувства напряженного отношения к незнакомцам в общественном пространстве. И мы это не рекламировали, только на самой площади приглашали потанцевать с кем-нибудь из Кореи.

Прекрасная идея.

И спонтанность тут очень важна: когда нет ожиданий, все непредсказуемо, и вдруг ты оказываешься включен в неожиданный сценарий. Я наблюдал очень брутальных на вид австралийцев, танцующих с кореянкой и ее дочерью, и всем им это очень нравилось. И так же можно организовать общение между Мельбурном и Москвой. Уверен, австралийцы с радостью выучат несколько русских фраз.

Да, уж наши их научат. Давайте вот о чем поговорим: я часто наблюдаю, как современные технологии и средства связи разъединяют людей, вместо того, чтобы их сближать. Стоит дать ребенку смартфон и снять блокировку – все, вас больше нет, он будет играть, позабыв обо всем на свете. Да и со взрослыми часто та же история. Физически люди рядом: на кухне, в кафе, на прогулке, и при этом один или оба все время в телефоне. И во что это разовьется? Мы перестанем разговаривать?

Да, иногда доходит до крайних проявлений: недавно я читал исследование, в соответствии с которым американские школьники 2500 раз в день залезают телефон, просматривают обновления. Один из атрибутов современного телефона – это то, что он позволяет вам фильтровать социальное взаимодействие с другими людьми. Это где угодно можно наблюдать: вот я вчера в парке Горького гулял, и тоже такое видел: очень многие чатятся, кто-то снимает и сразу выкладывает фото. В парках, на площадях, и в транспорте, в автобусе, в метро часто можно наблюдать, как люди оживленно общаются, но не с присутствующими, а со знакомыми, чьи номера у них есть в телефоне. Город нам с одной стороны тем и нравится, что здесь очень много незнакомцев, постоянно оказываешься втянутым в общение с ними, что-то неожиданное постоянно может случиться.

Иногда это бодрит, иногда фрустрирует, это источник энергии и креативности. И если мы слишком это фильтруем, очень хотим контролировать, и хотим очистить пространство вокруг себя… Знаете, современные японские исследователи говорят, что мобильные телефоны – это механизмы, позволяющие контролировать пространство. И так оно и есть, они создают приватное пространство. И здесь важно соблюдать баланс между разросшимся под воздействием телефонов персональным эго, назовем это так, и другими функциями, для которых их можно использовать.

Фото: институт «Стрелка»

А использовать их можно очень по-разному. Множество экспериментов проводится: со смартфонов с привязкой к геотегам создается много альтернативного пользовательского контента. Истории, гиды, описания пережитого опыта. Например, знаете, когда надо физически прийти в какое-то место, чтобы прослушать оставленное там сообщение. Но это – не основное применение современных мобильных. Их основная функция до сих пор – контроль окружающего пространства. Недаром ведь говорят, что каждая новая технология порождает новые несчастные случаи. Пару лет назад можно было наблюдать, как люди, увлеченные Pokemon go ловили покемонов на улицах городов Америки, Японии, Австралии - по всему миру. И выходили на проезжую часть, не посмотрев по сторонам, и провоцировали аварии. Вот вам и новый тип несчастных случаев.

Другие, гораздо более инциденты, связанные со сферой диджитал, касаются нашей социальности: мы втягиваемся в цифровое пространство, забывая, например, как в реальной жизни общаться с незнакомыми людьми, как развивать общение. Например, в любом незнакомом человеке есть как интересные для вас, притягивающие, положительные черты, так и стороны, которые вам не нравятся. И это важная часть персонального опыта – общаться с людьми, такими, какие они есть. Но неправильно подходить к этому по той схеме, которая процветает в соцсетях: беру и принимаю только позитивное, только то, что меня радует. С людьми так не получится.

А от чего вы можете предостеречь пользователей соцсетей?

Существует много исследований о том, что человек, который стабильно проводит много времени в соцсетях, в Facebook, например, больше подвержен депрессии. И дело даже не в том, что легко расстроиться, залезая на страницы одноклассников, друзей, наталкиваясь на успешные примеры и сравнивая свою жизнь с их. Исследования показывают, что чаще всего человек идет в соцсети именно с этим настроем, все время сравнивать себя с другими.

Опасность в том, что цифровое пространство позволяет все вещи и явления так или иначе измерить. Стоит запросить статистику, и все становится видно в цифрах: с кем вы активнее всего переписываетесь, кто вам чаще отвечает, кто ставит лайки вашим публикациям и так далее. Это позволяет оценить паттерны поведения окружающих, но и одновременно провоцирует начать менять свои действия и позиции, подстраиваясь под эти паттерны, чтобы стать популярнее, востребованнее. И так люди форматируют себя и свое поведение: в соцсетях, переписке и отношениях.