«В Норвегии пандусы выглядят отвратительно»

Урбанистика
Изображение: Рейульф Рамстад

Основатель бюро Reiulf Ramstad Arkitekter Реиульф Рамстад приезжал в Москву, чтобы прочесть лекцию «Чувство места: локальная и глобальная архитектура» в институте архитектуры и дизайна «Стрелка». МОСЛЕНТА публикует ее в сокращенном виде, сохранив главные акценты Реиульфа: работайте неспеша и со вкусом, вдохновляйтесь духом места, природой и не спешите разрушать старые здания.

Реиульф Рамстад
архитектор
А

Архитектура должна подчеркивать наше различие

Глобализация и индивидуальность

Лично для меня очень важная часть жизни – это путешествия. Я очень люблю путешествовать. Я начал путешествовать еще ребенком с родителями и всю жизнь провел в дороге. Чем больше я путешествовал, тем яснее понимал, что если мы хотим построить какое-то общество будущего, нужно объединяться. Но при этом необходимо какие-то вещи и разделять.

За последние 20 лет в наш язык прочно вошло слово «глобальный». Глобализация – это основа архитектуры. Эта тенденция существовала на протяжении последних двадцати лет. По сути же, идея глобализации означает, что мы становимся одинаковыми, где бы мы ни жили. Мы живем в одинаковых домах, едим одинаковую еду. На мой взгляд, это неправильно. Я считаю, что архитектура должна подчеркивать наше различие. Если мы говорим о глобальной культуре, то глобальная культура подразумевает открытость, толерантность, терпимость к различиям между людьми. Если мы будем отдавать себе отчет в том, что все мы разные, тогда мы сможем сотрудничать, обмениваться мнениями, идеями, мыслями. Я считаю, что глобальная культура подразумевает демократичность. Демократичность в том смысле, что мы должны позволять себе быть самими собой, различаться, жить каждый своей жизнью. Так я понимаю концепцию глобальной культуры. Я в это верю.

В
В Норвегии пандусы обычно выглядят отвратительно, они пристраиваются к зданию позже

Очень многие молодые люди выросли в цифровой среде. Цифровая среда очень быстрая. В интернете можно найти огромное количество информации. В то же время, мои дети, а им сейчас двадцать с хвостиком, имеют потребности, которые современная жизнь не решает. К примеру, они не имеют водительских удостоверений, потому что предпочитают ходить пешком или ездить на велосипеде. Они не покупают новую мебель. Им больше нравится старая. Мебель с историей. Многие молодые люди вдохновляются старыми тканями, старыми вещами. Мне кажется, что это общая тенденция. Люди нового поколения ценят такие вещи. Я, во всяком случае, на это надеюсь.

6fdf8fcc0d266a6b61e41ec9591aa9ca736c5ed4
Изображение: Рейульф Рамстад

Спонтанный подход и командная работа

Я в юности хотел быть танцором. Очень много танцевал, но потом попал в аварию и эта возможность для меня закрылась. В то время я изучал танец, музыку. После аварии я переключился на архитектуру и стал рисовать, это стало моей повседневной привычкой. Я постоянно что-то рисую в блокноте: на встречах, в кафе, для меня это - способ спонтанного выражения самых разных мыслей. И эта спонтанность, которой я научился у танца, у музыки очень важна. Эта сила есть в каждом из нас.

Я думаю, мы должны разрешать себе быть спонтанными. Очень часто люди фокусируются на каких-то жестких представлениях, а я в своей работе использую небольшие находки, которые встречаются мне на пути. 20 лет назад, когда я начинал работать, то считал, что все должно быть продумано, подготовлено, осмыслено. А сейчас мне кажется, что очень важен спонтанный подход к постижению мира.

71c08277cd7dbe6b4676860434e6e7e5f75b66b6
Фото: Strelka

Я работаю не один, в моей команде - 22 человека. Мы базируемся в Осло, в Норвегии. Кроме того у нас есть подразделение в Инсбруке, это маленький городок в Австрии. От него 20 минут на машине до Италии, Германии и полтора часа до Швейцарии.

Я считаю, что архитектура во многом схожа с музыкой. А музыка подразумевает сотрудничество людей. Лучше всего звучит оркестр. Также и мы: работаем командой. Мы ставим новые эксперименты, и я руковожу архитектурным бюро скорее, как исследовательским институтом. У нас постоянно проходят какие-то исследования. Мы привлекаем к сотрудничеству людей самых разных профессий, потому что я убежден, что во всех нас есть эта жилка. Мы все в детстве строили домики из стульев и одеял.

Венеция - город без машин

Кроме того, у каждого есть свое мнение об архитектуре, потому что архитектура публична по своей природе. Архитектура создает мир, в котором мы живем. В молодости, когда я понял, что устал от своего родного городка, решил получить образование в Венеции, и переехал туда. Большинство моих знакомых уехали в Штаты, в Великобританию, многие - в Голландию. А мне тогда было интересно другое. Мне хотелось пожить в городе, в котором в принципе не было машин. В западном полушарии единственный такой город – это Венеция. Это фантастический итальянский город. Это город будущего, потому что по нему можно только ходить. Я наматывал по 15 километров в день. У меня было огромное количество друзей, людей, с которыми я просто встречался на улицах. В то время в Венеции было очень много маленьких магазинчиков, кондитерских, пекаренок. В них встречались люди, которые жили очень разными жизнями. Там было огромное количество творческих людей, танцоров, людей, которые занимались кинематографом, потому что там проходят биеннале.

Венеция – уникальный город еще и потому, что он стоит на воде. Там подвижные улицы. Они постоянно меняют свою геометрию. Основным городским транспортом является лодка. Кроме того, там все очень компактно. Маленькие улицы, маленькие площади. Там уникальные пространства. Находясь на маленькой улочке, вы открываете маленькую дверь и попадаете в огромную церковь. Пространства, которые существуют в Венеции, отличаются от того, что мы видим в современных городах именно из-за другого масштаба, именно из-за того что там нет автомобилей.

Работайте медленнее

Меня очень интересовала модернистская архитектура работы Карло Скарпа. Я работал с человеком, который работал с ним. Он мог создавать проект крошечного фонтана несколько лет. Вам может показаться, что это слишком большие энергозатраты. Сегодня темп жизни настолько ускорился, что мы тратим очень мало времени на решение важных задач. Нам кажется, что потратить много времени можно только на проект большого здания. Однако это совсем не так. Маленькие проекты тоже этого заслуживают. Слово «устойчивость», которое плотно вошло в наш лексикон, в Норвегии, например, постоянно используется, но зачастую неправильно, не к месту.

Мы живем слишком быстро, работаем слишком быстро. Знаете, в связи с этим даже появились новые понятия. Раньше был популярен фаст-фуд, нездоровая пища. А сейчас появился еще слоу-фуд – это как раз качественная еда, которая готовится из местных продуктов. Я думаю, что те же концепции входят в архитектуру. Архитектура не должна быть быстрой.

Быстро построенные здания, непродуманные здания, которые возводятся что в Осло, что в Москве, выглядят, как правило, уродливо. Их проектируют очень быстро, на коленке. А мне кажется, что архитектура должна быть гуманистической. Нужно тратить на проекты достаточно времени. Проекты Скарпа – прекрасная иллюстрация этому тезису.

Изменить ландшафт к лучшему

Когда я закончил университет, то хотел вернуться в северную Европу, потому что много лет прожил в Италии, учился. Когда я вернулся в Осло после десяти лет отсутствия, я понял, что это фантастическая страна с уникальным, очень разнообразным ландшафтом. Понял, как уникально взаимодействуют между собой рукотворные и нерукотворные пейзажи. Так что вернувшись, я открыл для себя новую красоту родной страны.

Очень важен дух места. Когда вы занимаетесь проектированием зданий, нужно обращать внимание на все: на климат, на направление ветра, на направление солнца. У нас холодная страна, и у вас в Москве тоже бывают холодные зимы. И, когда берешься за проект, думать надо не только о стиле, не только об имидже. Необходимо начать с совершенно других вопросов. Нужно постараться понять, как вы можете вписать архитектурный объект в местный ландшафт. Как вы можете с помощью архитектурных решений изменить этот ландшафт к лучшему.

9add8959144b3c55e7cf03b6924dfbc4dd6be0b9
Изображение: Рейульф Рамстад

В Норвегии я обратил внимание на то, что когда выезжаешь на природу, тишина начинает звучать. В тот момент я понял, что настолько привык к постоянному городскому шуму, шуму машин, что, когда выезжаю на природу, тишина кажется грохочущей. Надо помнить, что наша картинка всегда зашумлена обилием деталей, красок, шумов. Когда вы едите, то сразу воспринимаете очень много разных вкусов, поэтому хочется очищать свои чувства.

Вдохновиться дикой природой

Когда я занимаюсь архитектурой, я как раз обращаю внимание на то, как архитектура взаимодействует с чувствами. Все мы чувствуем по-разному. Я уверен, если вам когда-то доведется столкнуться с настоящей тишиной, ощутить настоящую тишину, вы никогда этого не забудете. Такой опыт был у меня на норвежско-российской границе.

Также важно помнить о том, как сменяются времена года. Ведь и мы меняемся, как растения, цветы. У меня есть друзья, которые бегают от зимы, скрываются, уезжают в другие края. Потом приходит весна и люди начинают ярко одеваться. Природа влияет на нас, это очевидно.

8b1529de1d461f05098ebd93af35c376d38d28f2
Изображение: Рейульф Рамстад

Также на нас влияют солнце и тень. Особенно на жителей Средиземноморского побережья. Вы стремитесь всегда найти тень, потому что летом обычно жарко. Для северных жителей тень, наоборот, не самое приятное место, потому что обычно холодно. Для архитекторов очень важен свет, особенно если вы работаете в северных странах.

Когда вы живете на севере, то видите, что природа – лучший архитектор. Средневековые строители соборов вдохновлялись картинами природы. И мы сегодня вдохновляемся дикой природой.

Рост больших городов

Люди в основном живут сегодня в крупных городах, в связи с чем меняется культура. Было проведено уже немало исследований насчет того, как меняется социальная структура, как эта плотность, скученность будет влиять на культуру. Очевидно, что города продолжат расти. Их будет становиться все больше. С другой стороны, вторая половина населения по-прежнему живет в сельских районах. Кроме того, в некоторых странах, таких, как Россия, этих людей больше, чем городских жителей. Очень многие живут в отдаленных районах. Возникает вопрос, может, им всем оттуда уехать?

Что мне нравится в Москве? Этническое разнообразие. Здесь живут люди всех национальностей, культур, которые смешиваются, влияют друг на друга. Я уверен, что у многих из вас родители, бабушки, дедушки родились в небольших городах, а в сельской местности. Маленькие деревни по всему миру погибают. Это наносит ущерб разнообразию культур, что печально.

60ebe2bf8a3a3e074ff64bbc36e0acedc9f9ec95
Изображение: Рейульф Рамстад

Хотя наше архитектурное бюро базируется в Осло, 80 процентов проектов мы реализуем в сельских районах. Нас очень интересует работа с этими общинами, небольшими городами, деревнями. Мы стараемся создавать проекты, которые будут привлекать людей в эти отдаленные районы, которые сами по себе будут создавать рабочие места.

Социальная роль архитектуры

Нам кажется, у архитектуры есть очень важная социальная роль. Архитектура не сводится к строительству зданий, у нас есть и другие задачи. В небольших деревушках, как правило, живет всего несколько семей, носителей уникальных знаний, которые могут быть утрачены. Современные технологии уничтожают традиционные промыслы. Когда я учился, меня, прежде всего, интересовало создание новых объектов.

1b2a0a7603bb66f00ff5434a87cbafffbb8ecd4d
Изображение: Рейульф Рамстад

Однако, по мере того как я путешествовал, смотрел на мир, мои интересы менялись. Сейчас мне очень интересно сохранять то, что находится на грани вымирания, уничтожения. Меня интересует ускользающая красота и то, как архитектура может ее сохранить. Это очень интересное занятие.

Быть специалистом не всегда хорошо

Мое архитектурное бюро изначально не специализировалось ни в какой области, что нетипично для Норвегии. У нас архитектурные бюро, как правило, специализируются на каком-то направлении. Мне это кажется неправильным, потому что архитекторы начинают повторять себя. Человек построил больницу и дальше всю жизнь строит больницы. Это неинтересно, это скучно и быть специалистом не всегда хорошо. Иногда быть генералистом лучше.

Кроме того, в каких-то вопросах мне нравится быть любителем, а не профессионалом. Не в том смысле, что мне нравится быть непрофессиональным. Мне нравится начинать сначала, не ограничивая себя какими-то рамками. Мне нравится проводить исследования, искать новые подходы. Когда мы начинаем новый проект, то не пользуемся готовыми шаблонами. Мы ищем новые ответы на старые вопросы. Это очень интересно. По сути, это похоже на шахматную игру, когда вы перебираете разные варианты.

396fae2b773809b083fb2625f68c85e8bea8d027
Изображение: Рейульф Рамстад
74f467e39a9d7abf62fbfdc84e8b8c8a35c01987
Фото: Strelka

Заказы мы получаем, как правило, выигрывая конкурсы. Или к нам обращаются частные клиенты. Мы очень много работаем с природными ландшафтами. Очень часто исправляем чужие ошибки. Много работаем с городским планированием, градостроительными властями и создаем отдельные проекты.

Общинный дух на работе

Наш офис располагается в здании середины XIX века в центре Осло. Оно отапливается, как старые сауны в Норвегии, с помощью термальной энергии. Сегодня люди постоянно сидят, уткнувшись в компьютеры, айпады, айфоны, телефоны. Бесконечные совещания делают жизнь очень монотонной. Мы стараемся больше времени проводить на воздухе. У нас все совещания проходят на воздухе. Мы сами готовим себе обед из биологически чистых продуктов. Мы всегда обедаем вместе, потому что это очень важный момент, возможность общаться.

Fe6fac514d7345d98f10886fa31c7b7dbc752349
Изображение: Рейульф Рамстад

Важна не только работа, важно качество жизни. Жить надо непременно хорошо, получать от жизни максимальное удовольствие. Все проекты над которыми мы работаем, становятся частью нашей жизни. Очень важно, чтобы рабочая среда была комфортной. Нас окружает так много технологий, что рабочее место должно чем-то походить на дом. Нужно чувствовать себя не загнанным в какие-то рамки, а свободным, нужно чувствовать себя частью коллектива.

Примеры проектов

Один из проектов нашего бюро - Nordkapp, находится недалеко от России. Рыбацкая деревушка в океане. Этому клиенту нужен был не столько дом или пространство, а объект для посетителей, в который бы входили небольшая кухня, столовая, туалеты для инвалидов. Это маленький островок, на котором живут 900 человек, там частые штормы. Маленькая бухта – это единственное, в принципе, место, где можно находиться на берегу океана.

Клиент хотел иметь пандус для инвалидов. В Норвегии пандусы обычно выглядят отвратительно, они пристраиваются к зданию позже. Нам хотелось от этого отойти. Хотелось, чтобы люди с ограниченной мобильностью не чувствовали себя ущербно, могли с достоинством попадать в здание.

C2c110f01e95cf11afb38256b7198ae91b8a3d18
Изображение: Рейульф Рамстад

Кроме того, в Норвегии принято ездить быстро. Когда ты едешь на машине, ты едешь быстро, и это мешает воспринимать пространство, так как вы перемещаетесь слишком быстро. Поэтому мы специально создали структуру, замедляющую движение людей.

На этом острове живут суоми. Кстати, они живут в России, Финляндии, Швеции, Норвегии. Их осталось всего около 50 тысяч человек. Из них 25 тысяч живут в Норвегии. Когда мы начинали этот проект, я разговаривал с людьми, которые пасли оленей в этом районе. Для нас было важно не создать препятствий на путях миграции оленей. Мы вдохновлялись культурой суоми. В их искусстве нет никаких острых углов. Они пользуются естественными предметами, например ракушками, и все формы там закругленные в форме эмбриона.

Мы вдохновлялись диалогом с местными жителями. Нам хотелось создать проект, который по духу будет очень созвучен тем местам. Мы думали, что пользоваться этой структурой будут только летом. Но на Рождество я получил открытку и фотографии от норвежской семьи, которые писали, что они очень полюбили это место и приезжают туда не только летом, но и зимой. Когда вы занимаетесь архитектурой, вы имеете возможность общаться с очень разными людьми, потому что, создавая новые архитектурные объекты, вы меняете ландшафт и меняете его восприятие.

Мы много работаем с градостроительными властями. В Гетеборге (Швеция), в центре города происходит застройка нового района, прокладываются новые линии общественного транспорта. На карте вертикальная линия соединяет Осло, Гетеборг и Копенгаген. Хотя Норвегия, Швеция и Дания – страны очень развитые с экономической социальной, технической точек зрения, между ними всегда существовало определенное соперничество. Но сейчас, в эпоху глобализации, страны стремятся к общению, сотрудничеству. Наш проект направлен на то, чтобы упростить перемещение между этими тремя скандинавскими странами. От Осло до Гетеборга всего 300 километров. На поезде ехать четыре часа, а если бы у нас были высокоскоростные поезда, мы могли бы преодолевать то же самое расстояние за час с небольшим. Задача проекта – объединить молодежь разных стран с целью сотрудничества по созданию зеленой городской среды. Также мы пытаемся оптимизировать городской транспорт, что позволит отказаться от машин. Мы думаем о создании оптимальных городских пространств. Это совместный проект со шведами и датчанами. Это масштабный проект.

У нас есть и небольшие проекты. Например, к нам обратилась семья, которая хотела построить дом, но денег у них было недостаточно. Тогда мы им сказали: «Хорошо. Не хватает денег на один большой дом, давайте построим четыре маленьких. Будем строить их по очереди. Накопите денег, построим следующий домик». Архитектор всегда может предложить своим клиентам приемлемое решение.

Мы разбили большой дом на четыре маленьких. Два построили вначале, затем пристроили два оставшихся. Это учит нас тому, что мы всегда можем помочь клиенту найти способ решить свою проблему. Придумать стратегию, которая учтет все их потребности. В том районе очень ветрено. Поэтому мы расположили эти четыре маленьких дома таким образом, что между ними образовался особый микроклимат, своего рода внутренний дворик, в котором было очень комфортно находиться, несмотря на ветер.

7a39e200eedf86f96fefb31e77922b9ea824699b
Изображение: Рейульф Рамстад

Еще один наш проект находится в горах Норвегии. Частный клиент жил у подножия самой высокой европейской горы и она его вдохновляла. Мы создали проект дома у самого подножия крутой горы. Там река, в долине железнодорожная ветка. Мы решили, что наш проект должен объединять дорогу, реку и открывать прекрасный вид на гору.

Вначале мы считали, что этот проект будет ориентирован на местных жителей, будет общественным пространством, однако сейчас, чтобы специально посмотреть на этот центр, стали приезжать туристы. Благодаря нашему проекту город изменился. Мы проводим исследования того, как традиционные материалы можно сочетать с новыми технологиями. С одной стороны, здание построено полностью из дерева. Однако у нас здесь высокотехнологичные окна, высокотехнологичное стекло, которое позволяет сделать здание очень светлым. Кстати, за счет использования одного и того же материала на полу, потолке, стенах создается уникальное ощущение. Это северная сосна, которая не нуждается в специальной обработке, если, конечно, это материал должного качества. Кстати, в России очень много хорошей древесины. Я думаю, что в России очень много возможностей использовать дерево в архитектуре. Разные породы древесины для разных районов в сочетании с высокими технологиями.

Вообще, мы очень много работали на границе Норвегии и России и насколько я понимаю у норвежцев и русских очень много общего. Русские и норвежцы любят вкусно поесть, любят с чувством выпить. У нас схожие характеры. Я не понимаю, почему у наших стран так мало отношений.

Плюсы маленьких проектов

Когда вы реализуете маленький проект, очень просто экспериментировать, пробовать что-то новое. Мы очень много экспериментируем с пространством, с разными материалами, с деревом, со стеклом. Затем мы можем результаты этих экспериментов использовать в реализации более крупных проектов.

550471af307226c330b2d19ba5673be433a675b9
Изображение: Рейульф Рамстад

К примеру, проект музея в Норвегии. Мы здесь решили очень много задач использования пространства, света, формы. Здание построено полностью из дерева. Структура кажется очень простой, но с технологической точки зрения это очень сложный проект. Мне кажется, что органические материалы и древесина могут быть мощным источником вдохновения. Таковым они являются для нас. Древесина – это естественный материал, который полностью разлагается. С одной стороны, это хороший изоляционный материал. Это не бетон или сталь, у которых высокая теплопроводность. Дерево для северных стран подходит лучше. Проекты не должны быть сложными. Очень простые материалы позволяют решать сложные задачи. Современные технологии позволяют все это решить.

К примеру, нам поручили сделать проект здания на склоне холма. Вместо того, чтобы копать яму и делать глубокий фундамент, мы решили расположить здание под углом.

Как можно использовать самые простые материалы, например фанеру, для создания мебели и как можно объединить внутреннее и внешнее пространство? Даже в арктическом климате на севере Норвегии можно создать комфортные условия. В помещении будет +25, на улице -40. И это будет экономически оправдано. Тут важно использовать правильное стекло и правильно изолировать место стыка между стеклом и деревом.

1c69564f9f508564c9df7ccffac8f9687fa253a7
Изображение: Рейульф Рамстад

Еще один проект, который мы реализовали - христианская церковь. Для христианской церкви очень важна концепция треугольника. В Норвегии очень много старых деревянных церквей. Таких немало и на севере России. В их форме очень много треугольников. Мы хотели найти новую интерпретацию старой концепции. У нас очень простая планировка этой церкви. Здесь очень простые формы. Треугольные поверхности. Они накладываются друг на друга, пересекаются и прекрасно вписываются в пейзаж, который состоит из скал.

Таким образом, создается контраст между церковью и окружающим пейзажем. Для этого проекта в качестве основного материала также была выбрана древесина. Мне кажется, что когда вы используете один и тот же материал много раз, вы исследуете все его свойства. Мы активно используем древесину и в городской среде для отделки городских квартир. Этим повторением можно научиться использовать простые материалы для решения очень сложных задач. Мы выиграли конкурс на постройку одной из станций метро в Осло. Для строительства нужно было снести старый исторический дом. Я предложил этот дом не сносить, а перенести. Мы построили здание с использованием этого старого дома. Там сейчас работает проектное бюро, дизайн - студия. Очень узнаваемое строение. Вообще мне кажется, что мы слишком часто разрушаем старое для того, чтобы построить что-то новое. Надо пытаться сохранить по максимуму существующую среду. Очень часто трансформация сводится к тому, что старое просто уничтожают. Это неправильно.

4db8f2e315efc26257f110858d497990a928175a
Изображение: Рейульф Рамстад

Мы очень много работаем с детьми. Построили несколько детских садов. С детьми работать очень интересно, потому что дети непосредственные, но очень умные и тонко чувствующие существа. Мы всегда советуемся с детьми. Каждый проект становится результатом диалога с нашим клиентом. Наш клиент это конечный пользователь.

Еще один наш проект отличался тем, что клиенту хотелось, чтобы дом не касался земли. Задумка была в том, что когда дом перестанет существовать, ландшафт не изменится. И мы построили дом на сваях.

Еще пример работы в маленьком городе, где был торговый центр и где был проведен международный конкурс на создание многофункционального культурного центра с библиотекой, концертным залом, залом классической музыки, молодежным клубом, кинотеатром, церковью, художественной студией, танцевальной студией. Климат в Норвегии холодный, и мы хотели создать некое сложносоставное пространство, по которому можно было бы перемещаться, которое было бы многоуровневым, которое бы повторяло окружающий природный ландшафт.

И последний проект, который мы реализовали в маленьком городке, высоко в горах. 800 тысяч человек посещают его каждый год. Открыт для посещения он только летом. Очень красивый пейзаж на вершине горы, зимой очень много снега. Все здания оказываются скрыты под ним. Там дерево мы использовать не могли, потому что это очень хрупкий материал. Природа может быть прекрасной и опасной одновременно, поэтому мы не могли не учитывать климат и так как до этого здания можно добраться только летом, мы исходили из того, что люди в основном будут ходить пешком. Также в этом месте горная река постоянно размывала дорогу, поэтому мы подробного изучали топографию, ландшафт, климат этого конкретного места, изучали русло реки. Смотрели, как мы можем вписать архитектуру в природу. Как можем сделать архитектуру неотъемлемой частью ландшафта.

1aa2ac7cebd8f570c68ff4bd528fe2424a9bef39

В основном наши проекты были реализованы в Норвегии. У нас есть еще офис в Австрии, поэтому мы работаем в Австрии, во Франции, в Италии, Швеции, Дании, Шотландии и США. Мы не занимаемся маркетингом, не ищем проекты. К нам обращаются люди, которые хотят заказать какой-то проект. Проекты сами нас находят.

В горах строить можно было только летом. У нас было ровно три месяца на работу и девять месяцев на обдумывание. Этот проект мы реализовывали в течение семи лет, небольшими этапами. Скажу, что очень хорошо иметь такие долгосрочные проекты, потому что платят каждый год. Архитекторы, конечно, идеалисты, но деньги всем нужны. Поэтому я советую не торопиться. Это будет полезно и для вас, и для клиента, и для проекта. Если вы будете вкладывать время, ресурсы, то проект получится лучше. Если вы будете строить на скорую руку из плохих материалов, клиент будет думать о том, как бы продать поскорее этот проект. Если у вас будет время подумать, то вы сможете найти более интересные решения.