«Нет ничего святого, того, что нельзя трогать»

Урбанистика
Фото: Chris Hondros / Getty Images

Выступая в институте «Стрелка», основатели агентства Project for Public Spaces (известного проектами реконструкции Таймс-сквер, Рокфеллер-центра и Брайант-парка), Фред Кент и Кэти Мадден рассказали, что такое плейсмейкинг, почему именно от местных жителей должны исходить идеи по преобразованию общественных пространств и зачем, создавая их, руководствоваться принципом «проще, быстрее, дешевле». МОСЛЕНТА публикует их выступление и сессию ответов на вопросы из зала.

Кэти Мадден
сооснователь агентства Project for Public Spaces
М

Мы верим в то, что информацией про конкретный район располагает не церковь, не государство, не местное правительство, а местные жители. Когда мы формируем программу развития конкретного общественного пространства, то отталкиваемся от его истории и локального контекста. Мы вместе с локальным сообществом формулируем центральные идеи, над которыми потом работают проектировщики.

Плейсмейкинг

Плейсмейкинг — это неологизм, означающий процесс создания хорошего пространства. Плейсмейкинг — это динамическая человеческая деятельность. Это действие, которое принадлежит местным жителям, местному сообществу. Для меня это означает, что у вас есть свобода делать то, что вы хотите. Например, в хорошем парке у вас есть свобода посидеть на лавочке, поесть, отдохнуть, поиграть.

Также плейсмейкинг – это благоустройство, связанное с экономическим развитием, которое масштабируется под конкретное местное сообщество. То есть это процесс, который происходит не во всем городе или регионе, а в конкретном районе с конкретным местным сообществом.

Мы верим в то, что сами горожане являются экспертами и знают больше всех в мире про место, в котором живут. Что информацией про этот конкретный район располагает не церковь, не государство, не местное правительство, а именно жители. Когда мы формируем программу развития конкретного общественного пространства, то отталкиваемся от его истории и локального контекста. Мы вместе с локальным сообществом формулируем центральные идеи, над которыми потом работают проектировщики. Потом создается проект развития этого пространства.

Иногда бывает так, что мы начинаем благоустраивать какой-то район и встречаем очень много отказов. Например, власти говорят, что в парке нельзя есть, что это правило. Иногда бывает, что мы хотим разбить рынок со столами для игры в шахматы, а власти говорят, что в игры в общественных пространствах играть нельзя, даже в настольные. Но мы находим способ их обойти или придумать какие-то новые идеи (...).

Мы не верим в то, что главная проблема в деньгах. Проблема может быть в том, что у вас неправильная идея, которая не работает. Чаще всего проблема у нас в голове. Иногда бывает, что мы тащим какую-то мертвую идею и никак не можем закончить проект. 90 процентов идей просто не работают, потому что они не связаны с местным контекстом.

Фред Кент
основатель агентства Project for Public Spaces
И

Идея формулы «10 на 10 на 10» состоит в том, что любому отличному городу, такому как Москва, нужно 10 популярных мест. В каждом из этих мест должно быть больше десяти интересных локаций. И каждая из них должна предлагать более десяти сценариев того, чем вы там можете заняться.

Предложите людям еду

Плейсмейкинг – это про создание ценностей для местного населения и мест, в которых хочется находиться. Если архитектура – это застывшая музыка, а градостроительное проектирование – это работа композитора, то плейсмейкинг – это импровизационное уличное выступление. Мы часто говорим, что не знаем, какой именно проект родится в этом конкретном сообществе и районе.

C833ebf651b5ae402e4daec70f5ee1d17e0c6fe6
Фото: Стрелка

Мы формируем будущее района вместе с местными жителями. Это могут быть очень разные проекты: школа, библиотека, парк или просто какая-то улица. Мы уже даже не используем слово парк, потому что считается, что это просто какое-то зеленое пространство, где ничего нет. Нам больше нравится слово площадь. Подразумевается, что это публичное пространство, на котором есть много разных типов пользования.

Вам кажется, что библиотека – простое здание с книгами, но это не так. В будущем библиотеки станут комплексными пространствами, там можно будет слушать музыку, играть с детьми, перекусить.

Наш ментор и основатель Вильям Уайт говорил: «если вы хотите, чтобы пространство оживилось, предложите людям еду». Простые лотки с едой полностью меняют то, как выглядит пространство. Еще одна цитата Уайта: «лучшая характеристика воды – это то, что на нее приятно смотреть и трогать, поэтому нельзя наполнять водоемы водой и заставлять людей держаться от них подальше». В хорошем общественном пространства люди могут разуться. И еще: в комфортном месте они смотрят друг на друга, а не в свои сотовые телефоны.

Метод «10 на 10 на 10»

Создание места – это феномен, у которого есть очень много последствий. Существует очень много районов и регионов, где люди не знакомы, не общаются друг с другом, потому что общественные пространства там созданы для машин, а не для людей. Именно поэтому мы должны поменять парадигму восприятия пространства. Вопрос в том, в каких городах мы хотим жить в будущем?

Cf5bf1074bfb7a95b895699b4c48db78889ad02a
Фото: Стрелка

Если люди участвуют в формировании городов будущего, то чувствуют, что они – авторы этого проекта. Иногда жители района и финансово вовлечены в него: например, с помощью фандрайзинга мы собираем деньги на какие-то инициативы. С помощью этих проектов мы поддерживаем предпринимательский дух.

Когда вы концентрируетесь на каком-то месте и начинаете его менять, там приходится менять все. Мы работаем по методу «10 на 10 на 10»: даем 10 местным жителям разноцветные точки и просим расставить их на карте района. Желтые точки – места с большими возможностями; оранжевые – это возможности, которые требуют капитальных инвестиций и перспективны в будущем; красные — это места, которые пока не работают; вокруг зеленых точек собирается очень много людей.

Исходя из того, как жители расставили точки, можно пойти дальше и начать перепланировать район. Идея формулы «10 на 10 на 10» состоит в том, что любому отличному городу, такому как Москва, нужно 10 популярных мест. В каждом из этих мест должно быть больше десяти интересных локаций. И каждая из них должна предлагать более десяти сценариев того, чем вы там можете заняться.

Каждый раз мы задаем себе вопрос, как можно собрать информацию о том, чего хотят жители района. Иногда мы сотрудничаем с организациями, которые проводят опросы общественного мнения, иногда можно просто собрать 10 местных жителей и провести эксперимент, и постепенно к вам подтянутся остальные.

Примеры Рокфеллер-центра и Брайант-парка

Мы отталкиваемся именно от локального контекста. Например, когда мы работали с Рокфеллер-центром (офисный центр в манхэттенском Мидтауне Нью-Йорка), то в частности, предложили реорганизовать площадь перед ним, выставив там скамейки. А на месте неактуальной для них парковки расположить аукционный зал, который центру был очень нужен.

17789ef92c7c07e7acf6ac15eec16fa7ef662988
Фото: Стрелка

Еще один пример – Брайант-парк (Нью-Йоркскийпарк в Мидтауне на Манхэттене), который раньше был довольно опасным местом, где торговали наркотиками. Мы поставили здесь киоски с мороженным и уличной едой, то есть изменили то, как работает пространство, создав дополнительные рабочие места.

4c1e626adbea5a5a3b65ba31dc997a143872aea5
Фото: Carlo Allegri / Reuters

В рамках наших проектов мы всегда проводим какие-то специальные события, сезонные программы, еженедельную программу. Например, зимой в Брайант-парке теперь заливают каток.

Пляж в центре Детройта

Детройт – самая большая история нашего успеха, на которую ушло 4 года. Это один из самых индустриальных городов США, о котором знают по всему миру. И мы создали пляж прямо в центре Детройта. Это произошло в тот же месяц, когда город объявил о своем банкротстве. Рядом с пляжем мы разбили небольшой пивной сад - место, где можно было купить слабоалкогольные напитки. На траве проводились занятия по йоге и тай-чи. Мы также поработали с офисными зданиями вокруг этой площади и дали им новую жизнь.

D8721b741e08feefd6ec5bf25967347598b2ec15
Фото: Downtown Detroit Parks

Когда мы занимаемся плейсмейкингом нет ничего сакрального, нет ничего святого, что нельзя трогать, можно менять абсолютно все вокруг. «Проще, быстрее, дешевле» — наша главная стратегия. Она состоит в том, что нужно сделать быстро и дешево какой-то прототип, заставить людей работать вместе, заставить местное сообщество поделиться с вами идеями. Потом вы можете идти на следующую ступеньку, масштабировать ваш проект. Ни в коем случае не ждите слишком долго. Мы изначально мыслим краткосрочно: 1 – 4 месяца, а потом постепенно наращиваем постоянный проект, на который уходит около двух лет.

Эксперт по скамейкам

Однажды мы работали с беженцами и вместе с ними обсуждали, как можно создать пространство, в котором они не будут чувствовать себя чужаками. Мы привыкли предъявлять такие вопросы к архитектуре, проверяя, устойчивый ли это проект, минимизируем ли мы негативное воздействие на окружающую среду, используем ли экологические материалы. Нам нужно задавать и другие вопросы. Например, порождает ли этот проект жизнь, поддерживает ли он местный контекст, делает ли пребывание для них в этом регионе комфортным?

3e00fdb9e348161052e47bc243daa51deabec4f7
Фото: Стрелка

Сиденья, лавочки, скамейки – это очень важная часть общественного пространства. Я — мировой эксперт в этой области, у меня даже есть свой топ-10 скамеек, на которых людям приятнее всего общаться.

Дело не только в форме сиденья и спинки, но и в том месте, где вы располагаете скамейку. Например, в Канаде я недавно работал в небольшом городке. Один житель сказал, что поставил скамейку на углу своего дома и местное сообщество ужасно перепугалось, кто же будет на ней сидеть. Такое отношение продержалось 2-3 месяца, но потом его примеру последовал другой человек, который тоже поставил скамейку около своего дома. То есть в каком-то смысле это оказалось радикальной идеей – создать комфортное место в общественном пространстве. Скамейка – это про комфорт.

В Москве мы сейчас видим уже реформированные улицы. В частности, стало меньше парковок, больше озеленения, тротуары стали шире. Но я никогда не бывал в городе, где невозможно перейти через одну из центральных улиц. А именно так обстоят у вас дела с Тверской.

Москва сейчас в самом начале изменений. Мы приезжаем из других стран и видим, что в городе открылось очень много возможностей и перспектив, появилось больше общественного пространства. Теперь, скорее всего, инициативные жители подтянутся за этим и начнутся локальные изменения.

Вопросы из зала

Люди все больше времени проводят в своих смартфонах: в интернете, в социальных сетях. Как это отразится на будущем общественных пространств: как поменяются места встреч, поведение людей?

Кэти: Когда ты приходишь в великолепное пространство, видишь, что люди смотрят на других людей. Там очень тех, кто уткнулся в свои сотовые телефоны и больше ничего не видит. Если пространство хорошо спроектировано, то в нем происходит очень много взаимодействия.

Как технически вы получаете эту информацию от местного сообщества? Как узнаете, каких изменений они хотят и как предлагают использовать пространство? Вы говорили про карту и точки разных цветов, как вы работаете с этой техникой? Просто находите каких-то людей на улице, раздаете им эти стикеры и просите наклеить их на карту?

Кэти: Мы каждый раз задаем себе вопрос, как мы можем собрать информацию о том, чего хотят эти люди? Наверное, в Москве тоже есть организации, которые проводят опросы общественного мнения. Можете сотрудничать с ними, потому что у них есть свои методы работы с социальными сетями и способы вступать в контакт с людьми.

Мы всегда в конкретном месте, в конкретном районе, придумываем свою стратегию для того, чтобы вступить в контакт с населением. Один из способов начать что-то делать - это собрать 10 местных жителей и провести эксперимент. Постепенно к вам подтянутся и другие.

Можете ли вы посоветовать, как мы можем объединить активных московских жителей, тех, кто хочет реально менять пространство вокруг себя?

Фред: То, что мы делаем, - это всегда, как рыболовецкий рейд. Мы забрасываем невод и вытаскиваем людей, которые реально заинтересованы. Иногда бывает, что люди просто не знают, как пойти вперед. Если вы им показываете методику «прощее, дешевле, быстрее», то пространства могут меняться. Мы начинаем с малого. Эта стратегия всегда работает, потому что люди хотят менять пространство вокруг себя.

На самом деле у нас был один провал. Это один раз из тысячи, когда один из людей, которых мы выбрали, начал всеми командовать, и команда развалилась. Но по большей части мы притягиваем заинтересованных людей, которые начинают менять пространство вокруг себя.

9b91fadbfae1ba8972a732ab86d5713ab6fc9aff
Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

Я муниципальный депутат Останкинского района. Как вам кажется, всегда ли это хорошая идея – создавать общественное пространство? Например, в нашем районе московское правительство создало очень много привлекательных общественных пространств, но жители района разочарованы этим решением. В общественном пространстве скапливается очень много людей, которые шумят. В Останкинском парке полностью поменялась атмосфера. Мы создаем привлекательное пространство для туристов и других жителей города, но при этом мы вступаем в конфликт с местными жителями. Что делать?

Фред: Это про масштабирование плейсмейкинга: одно дело, создавать какую-то стратегию для всего города, и другое – когда вы работаете с конкретным районом. Наш подход – это один квартал. Например, если у вас слишком шумно, вы можете работать с библиотекой для того, чтобы сделать ее более привлекательным, тихим местом для местных жителей. Весь вопрос в масштабе. Если вы поднимаетесь на большой масштаб, масштаб всего города, то начинаете высаживать деревья вокруг Садового кольца. Это один проект. Другое дело, если вы создаете какие-то реальные маленькие камерные пространства по инициативе местного сообщества.

Я живу и работаю на окраине. Приходилось ли вам реализовывать реально крутые, привлекательные проекты плейсмейкинга на городских окраинах? В Москве огромная проблема в том, что весь самый прекрасный городской социум формируется в центре города. Жителям окраин, чтобы доехать до какого-то привлекательного пространства, нужно проделать огромный путь.

Фред: Мы недавно встретились с человеком, который сделал центр местного сообщества как раз на окраине. Он просто арендовал пустующий торговый центр, нашел лидеров местного сообщества, которые вместе с ним предложили свои инициативы, что можно открыть в этом торговом центре.

Кэти: Этот проект стал возможен благодаря волонтерам, которые отвечали за осуществление всех этих проектов, открыли библиотеку и так далее. Всего два-три человека работало в штате в этом торговом центре. Все остальные работали как волонтеры. Там была одна женщина, которая отвечала за рекрутинг. Она спрашивала местных жителей, интересно им или нет. У нее было правило: никогда не говорить нет, всегда говорить да. В один год она провела две тысячи мероприятий. Мы никогда бы не подумали, что это вообще возможно. Нужно находить людей, которые знают место, они-то и могут его поменять.