«С левой стороны — ресторан, а с правой — сауна»

Урбанистика
Фото: Avanto Architects

На неделе института «Стрелка» в Санкт-Петербурге создатель бюро Avanto Architects Вилле Хара прочел лекцию «Из порта в сауну. Новая жизнь промзоны в Хельсинки». В ней он объяснил, почему предпочитает простые формы, и рассказал о работе над проектами смотровой башни зоопарка, часовни, дачи и сауны в порту. Мослента публикует текст лекции с сокращениями.

Особый опыт от архитектуры

Извините, если я буду говорить что-то странное, потому что сегодня меня сводили в русскую баню в очень красивом конструктивистском здании. Прекрасное место. Могу сказать, что у вас тут намного жарче, чем у нас в Финляндии. В парилке стоят большие парни, и все больше и больше воды наливают на камни. Хотелось просто спрятаться, но мне же нужно было показать, что я тоже могу. Я же из Финляндии, я финн, в конце концов, я тоже могу терпеть жар и пар. Так что сегодня у меня мысли немного путаются, но я все же намерен рассказать о разных проектах и, в частности, о том, как мы преобразовали набережную в Хельсинки, как наш проект изменил весь город.

Кто знает, что значит аванто? Аванто — это такая дырка во льду, которую мы, финны, делаем зимой, когда хотим купаться. Мне кажется, у вас есть подобная культура в России. Это довольно популярное хобби у нас в Финляндии. Я и мои бизнес-партнеры любим купаться зимой.

Почему мы назвали себя Avanto Architects? Потому что это философия нашего дизайна. Мы хотим, чтобы наше здание, наша архитектура были всегда чем-то особенным, где вы что-то ощущаете, переживаете особый опыт. Когда вы заходите в какое-то здание, то должны пережить что-то, почувствовать эту архитектуру, и только благодаря этому вы ее запомните. Если вы приходите в здание и на следующий день вас спрашивают: «Ну как?», а вы даже не помните само здание, это значит, что его архитектура не работает.

Мы надеемся, что Avanto будет развиваться в будущем, а пока у нас очень маленький офис, всего четыре-пять человек работают. Наш офис находится в центре города, в старом промышленном здании. Мы называем это место гетто, потому что здесь собрались разные креативные предприятия.

31ce72765dfad62a368d3eb498c290f1e9cbdd5b
Фото: институт «Стрелка»

Наша архитектура всегда начинается с понимания места. Для нас всегда важно проанализировать площадку. Мы тратим много времени на то, чтобы изучить пространство, прежде чем приступаем к эскизам или проекту. Если вы можете хорошо проанализировать пространство или площадку, прочувствовать ее атмосферу, тогда вам будет очень легко делать проект и заниматься архитектурой. (…)

Теория простых форм

Мы развивали свободные формы. Свободные формы не так часто встречаются. У нас есть традиция модернизма. В школе нас всегда заставляли рисовать белые квадратики и черные квадратики. Всегда нужно было выбрать, белые или черные. А я всегда хотел заняться чем-то другим, критиковал старые формы, меня критиковали другие люди. Всегда говорили: «Зачем ты занимаешься такими экспрессивными формами? Это не совсем то, что нужно».

Я хотел всегда рассказать теорию, которая лежит в основе моего представления об архитектуре. Итак: я считаю, что свободные формы более человечны. Вы можете найти их в естественной среде, в естественной природе: планеты, клетки, простые пневматические структуры. Природа использует такие структуры, которые очень экономичны. Вы используете мало материала и при этом получаете максимальное количество объема. Например, подумаете о скорлупе яйца. Она очень тонкая, но все-таки очень упругая и прочная. Также устойчива и современная сетчатая оболочка, сделанная из дерева, — довольно примитивная штука, кстати. Можно переносить большие веса, и даже свиней можно в ней переносить.

Проект смотровой башни в зоопарке Хельсинки

Расскажу о работе над проектом смотровой башни в зоопарке Хельсинки. Мой студенческий проект выиграл на конкурсе, который проводил зоопарк. Получив зеленый свет, мы сделали очень много 3D-моделей на компьютере, и еще физическую модель 1:20, но самое лучшее было сделать модель 1:5. Если финальное здание высотой десять метров, то такая масштабная модель в пять раз отличается от нее. Тогда можно увидеть конкретные проблемы, например, дерево, которое начинает раскалываться. Нужно было увлажнить дерево при помощи воды. Все это было не так просто, был настоящий хаос на рабочем месте. Мы вынесли много уроков из этой модели. Здорово, что все проблемы возникли на этапе модели, потому что мы смогли их решить до того, как приступили к строительству реального здания.

Помимо этого, нам помогали инженеры, они подсчитывали нагрузки. Мы обнаружили, несмотря на то что это очень легкая структура, ее способность к удержанию весов довольно высокая. Проблема заключалась в ветре, потому что Хельсинкский зоопарк, для которого этот проект готовился, находится на острове, довольно высоко над уровнем моря. Зимой эта структура начинает дребезжать, и эти дребезжания с легкостью могут привести к разрушению структуры.

Затем я сделал модели креплений в масштабе 1:1. Это было очень интересно. Это был студенческий проект, никаких денег здесь не было. Это все была, можно сказать, волонтерская работа. Нужно было построить все это, имея совсем ограниченный бюджет.

Мне нужно было сделать такие крепления, которые выдерживали бы нагрузку, которые были бы очень простыми, и чтобы их легко было построить. Прошло два года работы, и мы приступили к строительству смотровой башни в зоопарке Хельсинки. Нам помогали студенты, это был потрясающий опыт. У нас очень хорошие строители работали в команде, и получился очень хороший результат.

Каждая планка в конструкции отличается от другой. Выбранные формы немного асимметричны, поэтому планки нужно было поворачивать и придавать им определенный угол, а чтобы загнуть дерево, нужно использовать пар. У нас была такая труба, подключенная к специальной установке. Мы подвергали дерево температурной обработке.

E4a72c23ec9599165b90715f206f8485869f4a93
Фото: korkeasaari.fi

Мы ее построили в 2002 году. Сейчас она уже изменила свой цвет, из светлой стала серой. Она из Хельсинки даже не видна. Если смотреть из центра города, то эта структура практически сливается с фоном. Очень красивый вид, 360 градусов, прямо на весь город. Вечером, когда начинают гореть огни, эта структура выглядит как символ зоопарка Хельсинки. Очень здорово туда приезжать, и многие люди приезжают. Например, дети — это настоящие клиенты нашего проекта. Если вы на них посмотрите, то вы поймете, что это люди, которые совершенно ничего не знают об архитектуре. Однако у них просто огромное желание изучить эту архитектуру, изучить какую-то структуру, понять, что она из себя представляет. Они всегда сравнивают эту структуру с каким-то большим воздушным шаром. Мы спрашиваем их: «Какие у вас впечатления?» Они говорят: «Мы чувствуем себя, как будто мы животные в клетке. Как животные в зоопарке сидят в клетке, так и мы тут в клетке».

Очень классная структура получилась. Бюджет у нас был практически нулевой. Дерево поставляли спонсоры, и, несмотря на все это, вы можете получить замечательный опыт и сделать великолепную структуру — не только для себя, но и для людей.

Что я хочу сказать? Что было главное в этом проекте? На самом деле вы можете сделать все что угодно. На протяжении двух лет я думал: «Ничего у меня не получится, не сможем мы это построить». Но профессор всегда мне говорил: «Не надо беспокоиться, все будет хорошо». Я верил в светлое будущее, говорил: «Да, правда, сможем, сделаем». Потом у нас была вечеринка по поводу открытия, и профессор признался: «На самом деле я не верил, что у тебя получится». Всегда нужно верить в свои мысли, в свои идеи и просто работать.

Проект часовни

Для нас в архитектуре эмоции чрезвычайно важны, как я уже сказал изначально. Коротко расскажу еще об одном проекте. Был открытый конкурс на создание часовни, на который подали двести заявок. Мы думали, что ни в коем разе у нас не получится выиграть. Когда в конечном счете мне сказали, что мы победили, я был просто в шоке. Нам сказали: «Ну все, победили». Мы даже не могли в это поверить. Думали, это шутка, наверное. Нам позвонили и сказали, что мы выиграли. Я сказал: «Это шутка» — и положил трубку. Затем мне перезвонили еще раз, позвонил священник и сказал мне: «Я священник. Ты должен мне поверить. Я священник, я не вру, вы действительно победили».

Вот так мы победили и построили эту часовню. Проект по строительству смотровой башни зоопарка осуществлялся два года, и мне казалось, что он длится бесконечно. А работа над проектом часовни длилась практически восемь лет, если взять во внимание все обустройство внутренних помещений, мебель и так далее.

Теперь туда приходят люди, и вы видите, что архитектура работает, и внутри вы чувствуете себя в безопасности, вам там хорошо. Архитектура дает чувство спокойствия. (…)

Дачные домики

В Финляндии у нас есть культура дач или коттеджей. Это большая проблема, потому что, если задуматься, то в таком домике как минимум стоят холодильник, морозильник и стиральная машина. Так что, в конечном счете, у вас два параллельных центра потребления энергии — квартира и загородный дом. Поэтому ваш негативный след на окружающую среду получается вдвое больше. Мы сделали специальное исследование и посмотрели на то, как по-новому можем строить эти летние дачи и дома.

Мы купили на острове участок плотного леса. Интересно, что со всех сторон здание окружает лес. Поэтому мы сделали здание с четырьмя окнами, на каждую сторону. Вы можете завтракать и обедать в помещении, где за окном светит солнце, а вечером перейти в другую комнату и наблюдать закат. К тому же, в спальню никогда не попадают прямые лучи солнечного света, и это здорово. Мы решили использовать камины для отопления, не делать водопровод и не отапливать это здание зимой, когда холодно.

Очень простая структура, если посмотреть на эстетику. Здание находится в тридцати километрах от города, в лесу, очень консервативное. Помню, владелец участка, когда я показал ему проект, сказал: «Ох, какой кошмар! Бедные клиенты!» Я сказал ему: «Не надо так переживать. Я не собираюсь этот дом продавать, это мой собственный дом». Он сказал: «Ладно, живи как хочешь». Это современная архитектура: плоская крыша, два камина, двойные двери. Таким образом, граница между внешним и внутренним, по сути, исчезает.

Я не думаю, что архитектура интересна своими дизайнерскими объектами. Мне кажется, конкретно это здание интересно само по себе, потому что здесь прекрасный вид на природу, замечательный вид на лес вокруг, и сауна, конечно, встроена, как везде в Финляндии.

Финская сауна

В Финляндии живет пять миллионов человек — это как население Санкт-Петербурга, и у нас где-то три миллиона саун, точного количества никто не знает. У многих людей есть собственные сауны в домах и даже в квартирах в городе, и еще по сауне на даче. Помните, вначале я говорил, что мы любим проводить много времени на месте, прежде чем приступаем к дизайну. За два года до того, как я начал проектировать это здание на острове, я приезжал туда, ночевал в маленьком деревянном домике, построенном еще в 1960-х годах. Зимой, когда был лед на воде, это здание просто переносили по льду с одного места на другое. Десять квадратных метров — внутри жили пять человек и две собаки. Мы были очень рады. У нас было все что нужно, это была хорошая жизнь. (…)

Рядом — маленький сад, где можно выращивать травы, растения, овощи для жизни прямо на острове. Прекрасное место для рыбалки. Я не лучший рыбак, но все-таки озеро там замечательное, даже я могу что-то там поймать. Например, вкусных крабов.

Раз в неделю мы ездили в магазин за тридцать километров. Вообще, в принципе, в этой хижине можно жить, не создавая никаких негативных воздействий на окружающую среду. Если вы наслаждаетесь природой, то, мне кажется, было бы честно, чтобы вы заботились о будущем последующих поколений.

Вернемся к проекту: сауны для нас очень важны. Мы работали над сакральными зданиями, строили церкви и часовни. Это такое ритуальное пространство, где вы переходите из одной комнаты в другую, испытываете разные чувства в процессе изучения архитектуры. Этот процесс помогает вам пережить то, что случилось.

Мы обожаем ходить в сауны. Я очень рад, что в России вы тоже любите и цените это дело. Одним из первых проектов нашего архитектурного бюро была сауна высотой в три метра. В ней есть все необходимое: мы использовали массив дерева, сделали дизайн. Несмотря на то, что общее пространство довольно маленькое, здесь есть входная зона, в которой вы можете раздеться. Затем вы можете пройти в душ, и затем переходите непосредственно в сауну, где пар. Каждый раз, когда вы переходите из одного пространства в другое, вы поднимаетесь на одну или две ступеньки, а потолок всегда одинаковый.

По мере продвижения обстановка становится все более и более интимной. Есть маленький бассейн, а с другой стороны — небольшой камин, где вы можете делать барбекю или жарить сосиски после сауны. Это тоже у нас такая культурная традиция. Мы решили, что здание должно быть простым в постройке, использовали массив дерева.

Когда мы выиграли конкурс, то были очень счастливы сделать такой проект. Нам было интересно посмотреть, как все будет работать. Когда мы создавали этот проект, то думали о том, какие чувства возникают у людей, когда они заходят в такую сауну. Они ощущают запах дерева, разуваются и чувствуют дерево прямо ступнями. Внутри тишина, покой. И мы выставили свой проект на мебельном экспо. Во время выставки всегда очень много шума, люди устают, чувствуют стресс, а это было такое место, в которое каждый мог зайти, отдохнуть, перезагрузить все свои органы чувств. (...)

76ce685cc1eacc7530869b879260c81179080cb3
Фото: Avanto Architects

Было потрясающе посмотреть, что архитектура реально работает. Мы оценили, как люди чувствуют себя внутри и реагируют на разные ситуации, дали им маленький момент наслаждения и счастья на коммерческой промышленной выставке.

Потом нас попросили сделать такую же сауну на выставке в Шанхае, в финском павильоне. Мы использовали тот же самый метод, но павильон был очень легким. Он был сделан из стали, и не мог выдержать вес массивного дерева. Наша идея заключалась в использовании деревянного массива. Мы долго думали, что можно с этим сделать, говорили о том, что у нас есть такая проблема с деревянных дел мастерами. Они сказали, что мы можем использовать дерево, которое выглядит как массив, но внутри пустое. Но мы-то хотели, чтобы это был настоящий массив, и сказали: «Нет, полое нам не пойдет». Однако прошло время, и мы приняли эту идею.

Честно говоря, идея сработала отлично. Действительно, есть воздух внутри, но все-таки изоляция очень хорошая. Вокруг было темно, а здание само по себе очень светлое, оно как будто бы парило в воздухе. Во время выставки люди активно пользовались этой сауной, даже наш президент приходил туда, и это было здорово. Подарить приятные ощущения людям — вот что важно для нас.

Леулю

Еще один проект, о котором я хочу вам сегодня рассказать, — это сауна леулю. Вы знаете, что такое леулю? Леулу — это пар, который вы видите в сауне, когда бросаете воду на камни. Мы называем по-фински это леулу.

Хельсинки — это город, который в настоящий момент очень сильно изменяется. Все наши самые дорогие районы сейчас находятся на юге. Раньше это были индустриальные площадки, здесь находился порт. Раньше доступ к морю был полностью закрыт промышленными зонами и портами, которые в какой-то момент были заброшены. Остались только пассажирские причалы, которые использовались туристами.

Поэтому правительство Хельсинки решило развивать этот район. Здесь также размещались промышленные площадки, но они перестали использоваться еще в восьмидесятых годах. Многие люди переезжают из деревень в города, сейчас идет процесс урбанизации. Она затронула все страны мира, в том числе и Финляндию. Понятное дело, в обществе идет дискуссия о том, хорошо это или плохо.

У нас в Финляндии сейчас руководят три партии. Одна из них очень консервативная, ее представители говорят, что нам надо из городов уехать и жить в деревнях. Но на самом деле урбанизация происходит, тут ничего не поделаешь. Люди из деревень переезжают в города, и экономика, основанная на сельском хозяйстве, больше невозможна. По крайней мере, невозможна экономика, основанная только на сельском хозяйстве. Поэтому нам необходимо дальше развивать города.

Правительство Хельсинки немного опасалось идеи редевелопмента зоны порта. Люди часто смеялись над этими районами. Там мало освещения, там живут странные элементы, многие боятся ходить туда, особенно вечером. Там лучше не ходить медленно, лучше быстро бегом пробегать.

Правительство города решило поменять этот район. Понятно, что есть бюрократия. Это длительный процесс, который будет продолжаться примерно двадцать лет. Нужно поменять всю инфраструктуру. Сейчас здесь из готового — только небольшой порт для круизных кораблей.

Обнаружилось, что многие люди идут наверх корабля, смотрят и говорят: «Это вид Хельсинки? Как-то не очень». Многие туристы, которые приезжают в Хельсинки, даже не хотят сходить с корабля: они думают, что весь город выглядит так же ужасно, как эта промышленная зона.

Поэтому правительство города осознало, что нужно быстро что-то поменять, ведь если на это уйдет двадцать лет, то результатов придется ждать слишком долго.

Изменения грядут масштабные. Идея правительства города заключалась в том, чтобы построить здесь сауну, потому что это нечто реально финское. Многие туристы туда бы с удовольствием пошли, общественных саун сейчас не так уж много, а если они и есть, то находятся далеко от центра.

Было интересно, что идея построить общественную сауну поступила прямо от правительства города.

Сначала это были временные сауны, которые мы построили здесь и там. Затем идея показалась финансово неустойчивой, потому что эти сауны не окупились бы или окупились бы только через пять лет. Поэтому клиент отказался от нашего проекта, мы нашли другого и приступили к созданию дизайна сауны.

На прилегающей территории находится полоска земли, очень узкий парк Хельсинки, очень важный для нас. Он идет по всей набережной города. Это здорово, потому что там можно бегать по утрам, кататься на велосипеде, гулять с детьми, с собакой. Здорово, что этот парк не прерывается. На прилегающей территории он очень узкий. Поэтому мы хотели сделать наше здание таким узким, насколько это возможно, чтобы не блокировать вид для жителей домов, которые находятся прямо за сауной. Мы понимали, что здесь люди будут платить довольно много денег за вид. Поэтому здание должно смотреться гармонично.

Мы спроектировали здание с множеством функций: можно подняться на его террасу, на крышу, на самый верх, и с крыши посмотреть на все, что происходит вокруг. У вас прекрасный вид на море.

Вы можете спуститься вниз и искупаться. Это можно сделать даже зимой. Здесь также есть прекрасные виды на воду и деревянные террасы со стеклами, с окнами, из которых открывается прекрасный вид. Летом, когда очень жарко, можно пройти внутрь и спрятаться от яркого солнца.

Деревянная структура, прекрасный вид на море, на город. У нас есть место под крышей снаружи, где вы можете посидеть между заходами в баню, или спрятаться от снега, или от дождя, потому что в Финляндии часто выпадают осадки.

Здание разделено на две части. С левой стороны — ресторан, а с правой — сауна. У нас три разные сауны внутри здания.

Сауна с постоянным теплом — самый распространенный тип у нас в Финляндии. Когда вы принимаете ванну или идете в сауну, у вас постоянное тепло.

Есть сауна, которая нагревается один раз. Например, вы нагреваете сауну в семь утра, потом в двенадцать часов дня в следующий раз, а затем огонь гаснет, и только еще один раз мы включаем тепло после обеда.

Ea4f11199d53b963f36f55992f22a27a9f3056b9
Фото: Avanto Architects

Обнаружилось, что многие люди идут наверх корабля, смотрят и говорят: «Это вид Хельсинки? Как-то не очень». Многие туристы, которые приезжают в Хельсинки, даже не хотят сходить с корабля: они думают, что весь город выглядит так же ужасно, как эта промышленная зона.

Поэтому правительство города осознало, что нужно быстро что-то поменять, ведь если на это уйдет двадцать лет, то результатов придется ждать слишком долго.

Изменения грядут масштабные. Идея правительства города заключалась в том, чтобы построить здесь сауну, потому что это нечто реально финское. Многие туристы туда бы с удовольствием пошли, общественных саун сейчас не так уж много, а если они и есть, то находятся далеко от центра.

Было интересно, что идея построить общественную сауну поступила прямо от правительства города.

Сначала это были временные сауны, которые мы построили здесь и там. Затем идея показалась финансово неустойчивой, потому что эти сауны не окупились бы или окупились бы только через пять лет. Поэтому клиент отказался от нашего проекта, мы нашли другого и приступили к созданию дизайна сауны.

На прилегающей территории находится полоска земли, очень узкий парк Хельсинки, очень важный для нас. Он идет по всей набережной города. Это здорово, потому что там можно бегать по утрам, кататься на велосипеде, гулять с детьми, с собакой. Здорово, что этот парк не прерывается. На прилегающей территории он очень узкий. Поэтому мы хотели сделать наше здание таким узким, насколько это возможно, чтобы не блокировать вид для жителей домов, которые находятся прямо за сауной. Мы понимали, что здесь люди будут платить довольно много денег за вид. Поэтому здание должно смотреться гармонично.

Мы спроектировали здание с множеством функций: можно подняться на его террасу, на крышу, на самый верх, и с крыши посмотреть на все, что происходит вокруг. У вас прекрасный вид на море.

Вы можете спуститься вниз и искупаться. Это можно сделать даже зимой. Здесь также есть прекрасные виды на воду и деревянные терассы со стеклами, с окнами, из которых открывается прекрасный вид. Летом, когда очень жарко, можно пройти внутрь и спрятаться от яркого солнца.

Деревянная структура, прекрасный вид на море, на город. У нас есть место под крышей снаружи, где вы можете посидеть между заходами в баню, или спрятаться от снега, или от дождя, потому что в Финляндии часто выпадают осадки.

Здание разделено на две части. С левой стороны — ресторан, а с правой — сауна. У нас три разные сауны внутри здания.

Сауна с постоянным теплом — самый распространенный тип у нас в Финляндии. Когда вы принимаете ванну или идете в сауну, у вас постоянное тепло.

Есть сауна, которая нагревается один раз. Например, вы нагреваете сауну в семь утра, потом в двенадцать часов дня в следующий раз, а затем огонь гаснет, и только еще один раз мы включаем тепло после обеда..

957570241db629ade13aeae4c514e2a6a1c2e3e8
Фото: Avanto Architects

Поэтому наше сооружение выдерживает большие нагрузки, и, даже когда несколько тысяч человек поднимаются на крышу, ничего страшного.

Вчера вечером я ходил туда. Вы знаете, культура саун — это интересная вещь. Это часть нашей национальной идентичности, часть нашего национального характера. Мы решили, что мужчины и женщины должны ходить в сауну одновременно, и нужно ходить в плавательном костюме. Некоторым людям это не понравилось. Они сказали: «В финскую сауну надо идти голыми и только голыми». Однако мы хотели посмотреть, как мы можем развить эту тему.

Это в классической опере из столетия к столетию ничего не меняется. А мы хотим дальше развивать культуру саун. Хотим дать возможность иностранцам, туристам, почувствовать, что такое сауна. Но для многих голым идти в сауну — это ненормально, например, для британцев. Поэтому к нам приходят местные люди и иностранцы. Они ходят в сауну вместе, и, по-моему, все получилось.

Например, вчера я видел, что там были иностранцы и финны одновременно. Могу сказать, что, когда я пришел туда в пятницу вечером, я даже был удивлен, что там было так много людей. Люди, по-моему, там что-то выпивали, потому что они уж очень громко смеялись и болтали.

Я хотел, чтобы здесь была атмосфера дзен, чтобы стояла тишина, чтобы люди просто наслаждались красивой архитектурой, смотрели на море. Но вчера вечером там все кричали и орали. Я пришел, и мне хотелось сказать: «Заткнитесь, ребята. В сауну так не ходят в Финляндии». Потом подумал: «Почему нет? Окей. Если люди хотят развлекаться, если они хотят вечеринку, если им нравится, почему нет?»

Интересно посмотреть на то, что у каждого человека есть какие-то предрассудки. Мы думаем, что люди должны использовать здание только так и больше никак, но вы не можете это контролировать, потому что, когда приходят настоящие люди, то они ведут себя по-своему. И в архитектуре нет правильных и неправильных способов использования здания. (...)

Наша сауна сертифицирована по стандарту FSE в Финляндии. Это одно из первых зданий в Скандинавии, которое получило такую сертификацию. FSE — это самые строгие стандарты, по сравнению с другими классификациями. (...)

Интересно посмотреть, как люди пользуются зданием. Это частное здание, но оно находится в черте города. Поэтому мы решили, что здание должно быть открытым для всех. Мы решили, что нельзя закрывать вход на террасу. Поэтому даже среди ночи люди могут подняться на крышу. Это, по сути, такой общественный парк.

Я надеюсь, что в будущем здесь будет общественный парк. Думаю, что топография будет примерно такая же, такие холмы, куда люди смогут подниматься. Они будут выглядеть, как холмы на берегу моря, а не как обычные традиционные квадратные здания. Я уже сказал в самом начале о том, что очень важно, чтобы был красивый вид.