Сопротивление проектировщиков

Урбанистика
Фото: Виталий Белоусов / РИА Новости

Консалтинговое бюро «Стрелка» с момента запуска программы «Моя улица» является ее оператором по разработке дизайн-проектов, которые определяют, как будет выглядеть улица после реновации. Так, в 2015 году на их основании были благоустроены Пушечная, Неглинная, Рождественка, Большая Лубянка, Театральный проезд и Кузнецкий Мост. В 2016-м под общей координацией КБ «Стрелка» было разработано 80 и реализовано 40 проектов, среди них — Новый Арбат и Тверская, участки Садового и Бульварного колец. Из 80 объектов, которые ждут реализации в этом сезоне, 56 сделают по дизайн-проектам КБ, а еще 11 будут создаваться в соответствии с рекомендациями «Стрелки».

МОСЛЕНТА выяснила у партнера КБ, директора проекта «Моя улица» Александры Сытниковой, на основании каких исследований составляются задания для проектировщиков, сохранятся ли в этом году старые крышки люков на благоустроенных улицах и как обкатанный в Москве новый алгоритм работы переносится теперь на регионы.

Цикл проектирования

Сытникова Александра
партнер КБ «Стрелка»
О

Основная особенность того, как КБ «Стрелка» готовит дизайн-проекты, заключается в том, что начинаем мы всегда с объемного социокультурного исследования, которое включает в себя традиционную и Digital антропологию.

Мы выполняем градостроительный анализ и на базе большого цикла исследований формируем техническое задание, которое в нашем понимании является частью концепции, если сравнивать с той работой, которая делалась раньше.

Таким образом, основное видение, направления развития проекта мы закладываем уже в техническом задании. Работая по нему, проектировщики думают не о функциях и наполнении, а о красоте, дизайне, о внешней форме. Причем уже сейчас, работая с регионами, мы понимаем, что для них это — новый продукт.

У нас есть опыт московской работы в рамках программы «Моя улица», сейчас у нас большой контракт с Фондом единого института развития в жилищной сфере (создан АИЖК), и мы делаем пилотные проекты в 40 городах России, от Калининграда до Владивостока. И здесь мы идем по уже апробированной схеме: вначале — большое исследование, затем — разработка очень подробного технического задания. Проект разрабатывается уже непосредственно локальными архитекторами.

П
При том что в Москве, особенно в центре, за последние два года произошел колоссальный рост уровня благоустройства, от мировых столиц — урбанистических лидеров — наш город сейчас отстает на несколько лет.

Например, свои стандарты благоустройства улиц Нью-Йорк выпустил восемь лет назад, Лондон — еще раньше, а у нас они были приняты только в прошлом году. Такое легкое запоздание мы сейчас активно наверстываем, и эти новые подходы и стандарты несем дальше в регионы.

89a8fba1a86550189fb6b7298ba54958f58a85d0
Фото: Евгения Новоженина / РИА Новости

Правда, там неоднозначно реагируют на столичный опыт и первым делом обязательно озвучивают тезис о том, что Москва — это совершенно другой мир, не имеющий отношения к России. Но хоть нюансы и зависят от бюджета, выбора материалов, качественный проект для нас должен отвечать одним и тем же критериям что в Уфе, что в Москве: комфорт, безопасность, идентичность.

В каждом городе мы выбираем одну–две крепкие команды, в трети случаев делаем это на основе конкурса. А дальше уже взаимодействие налаживается, проходя те же этапы развития, которые были в свое время и в Москве: то же удивление, отчасти – сопротивление процессам поначалу непривычным и неудобным, а затем уже полноценная совместная работа.

Опыт Пушечной и Неглинной

Когда мы вошли в программу «Моя улица» в 2015 году, то вначале делали очень маленький объем. Нашим пилотным проектом были улицы вокруг «Детского мира»: Пушечная и Неглинная.

Тогда был запрос на выделенные велодорожки, и это было первое предложенное нами пространство для совместного использования, когда один уровень от фасада до фасада позволяет беспрепятственно передвигаться по всей улице и автомобилистам, и пешеходам, и велосипедистам. А во время ярмарок и фестивалей можно перекрывать автомобильное движение на Пушечной и части Рождественской и устраивать там гуляния.

Мы начали выстраивать эту систему с 2015 года, когда эти улицы были реализованы, заказчик сразу же получил обратную связь от горожан.

Б
Блогеры написали, что это хорошая, качественная среда, и, кстати, она остается такой до сих пор, потому что мы тогда на стройплощадке дневали и ночевали, следили за каждой уложенной плиткой.

И мы преодолели большое сопротивление проектировщиков. Потому что проектно-сметную документацию мы тогда не разрабатывали, а делали дизайн-проекты, которые и служили основой задания.

88b4fd29960b3f093f8a823e1cf1093d8a382943

Улица Неглинная после благоустройства.

Фото: Дмитрий Ермаков / Агентство «Москва»

Вот мы нарисовали улицу Пушечную, обозначив, как она должна выглядеть, департамент капитального ремонта разыграл конкурс, и его выиграла подрядная организация, задача которой — делать рабочее проектирование. Им в качестве технического задания поступает наш дизайн-проект.

Они смотрят на него, понимают, что раньше так не работали, им это делать неудобно, и лучше бы сделать так, как раньше. Но программа этого не подразумевала, о чем мы сообщили заранее, заявив, что результатом «Моей улицы» будет среда нового качества.

Постоянно выводя из зоны комфорта разработчиков рабочей документации, мы в наших дискуссиях, из раза в раз перераставших в баталии, совместно добивались нового уровня проектирования. В прошлом году этот процесс тоже шел с трудом, но в этом все уже проще.

Зарубежные проектировщики

Одна из наших важных задач – максимально интегрировать разные команды, зарубежные архитектурные офисы, которые привносят в городскую среду разный выразительный язык. И для российских команд это тоже шанс заявить о себе в большом проекте.

В
В программе «Моя улица» международный архитектурный конкурс мы провели только однажды, в прошлом году: на вторую часть Тверской от Настасьинского переулка до площади Тверской Заставы.

Длился он полгода и собрал огромное количество заявок. Победила ярославская команда, очень маленькое бюро «План Б». Мы продолжаем с ними сотрудничать — они большие молодцы и работают очень продуктивно.

В реализации этого года конкурсных объектов нет, насчет следующего года еще идет обсуждение на уровне выяснения того, что это будет. Практика хорошая, но конкурс отнимает минимум полгода на подготовку. Насчет следующего года пока можно лишь фантазировать, но я думаю, что в связи с чемпионатом мира по футболу центр будет свободен, возможно, работа по благоустройству наконец уйдет на периферию.

1fa1ebdf9ccabc04cd5bc7ca2036caf6fae27071
Фото: предоставлено КБ «Стрелка»

Заслуга «Стрелки» в том, что, учитывая мировой опыт, мы заложили новый для России подход к проектированию общественных пространств. Мы пригласили для участия в «Моей улице» порядка 50 проектных команд, включая крупных европейских лидеров из этой области. Например, на Пушечной и Неглинной мы работали с английским офисом Martha Schwartz architects.

О
Они, конечно, хватались за головы, потому что на подобные объекты у них обычно уходило около шести лет, а у нас — полгода вместе с проектированием. И для них это был очень интересный опыт.

Зарубежные проектировщики с колоссальным опытом создания объектов первого ряда, приезжая сюда, с большим удовольствием и аппетитом работают на наших площадках. Они сюда слетаются, потому что нигде в мире сейчас нет аналогов по количеству объемов благоустройства, и все поражены, конечно, нашими сроками и размахами работ.

Сохранение наследия

Я уверена, мы — не Европа и не Азия, у России свой путь, и нам надо сохранять всю свою идентификацию, и это тоже важная часть программы.

И
И в регионах, в городах, в которых работаем, мы обязательно обращаем особое внимание на сохранение аутентичности.

Разумеется, мы стараемся работать над сохранением наследия в Москве. В прошлом году еще до начала работ мы получили от активистов общественных движений списки с перечнем уникальных элементов и объектов на улицах, требующих бережного отношения и сохранения. Понятно, что по ходу работы над проектом есть много пользователей, рук, которые в той или иной степени могут повлиять на результат. Так что этот список нам приходилось протаскивать «через тернии», поэтому он сильно похудел к финишу.

A9794e088e214dad671cea83984bbb5cb029d723
Фото: Антон Белицкий / Коммерсантъ

Тем не менее мы в эту работу вкладываем максимальное количество сил, вплоть до того, что каждый проект этого сезона мы рассматривали с мэром, где он все внимательно изучал. Из того, что было представлено, удалось договориться сохранить исторические люки. Мэр пообещал, и, надеюсь, в текущем году с этим вопросом будет полегче, потому что в прошлом мы за каждый люк буквально бились.

Наши градоначальники – основные заказчики работ и распределители средств — постепенно становятся экспертами в урбанистике. Надеюсь, что все войдут во вкус, свою экспертизу расширят, и вскоре сам заказчик будет говорить проектировщику: «Ребята, где объекты наследия? Надо сохранять, холить и лелеять».

И эта любовь города, его специалистов, к созидательным процессам, к сохранению наследия должна сформироваться, вырасти постепенно, как и любая культура. Пока мы в этой работе всего три года, так что Москва только в начале этого большого пути.

Как в Европе

Теперь про Москву часто приходится слышать: «как в Европе». Столица меняется, и сейчас мы наблюдаем переходный момент: город уже никогда не будет таким, как в моем детстве, и это нормально.

У
У многих из нас есть собственный опыт пребывания в современных городских пространствах в Париже, Риме, Нью-Йорке, мы можем сравнивать и понимаем, что та качественная культура благоустройства приходит и к нам.

На этот счет я недавно получила интересный отклик во время командировки в Калининград. Я там встретилась с очень активными и при этом зажиточными горожанами, которые рассказали, что хоть им до Европы рукой подать, с недавних пор они осознали, что Москва по сравнению с Европой, помимо лояльных цен, дает им такие же ощущения, и кроме того, в ней происходит невероятное количество активностей.

047d5ab733d2d12d133fe46034d6d23dd5216fdf
Фото: Евгений Биятов / РИА Новости

И если раньше они за полгода покупали билет на концерт какой-нибудь популярной группы в одну из европейских столиц, то теперь за тем же самым они ездят в Москву. И тот уровень сервисов и общественных пространств, который им предлагает современная Москва, по их оценке, ничуть не хуже европейского.

Особенно они полюбили новогоднюю, рождественскую Москву, говорили, что из-за этого теперь интереснее и дешевле проводить каникулы в столице. То есть, благодаря проделанной работе, Москва уже получила поток внутренних российских туристов, которые раньше за такими же ощущениями и переживаниями ездили в Европу.

И на той же Тверской они теперь чувствуют себя как на Пикадилли или бульваре Сен-Жермен. А в Калининграде, к сожалению, таких пространств пока нет. Надеюсь, скоро появятся, с нашей помощью.