01 февраля в 07:44

«У нас уникальный случай»: как жители Берлина заставили мэрию спасти здание

Фото: Stefan Boness / Globallookpress.com
Благодаря усилиям инициативной группы, состоящей из 30 берлинцев, заброшенное здание бывшего Управления статистики рядом с Александерплац сейчас оживает и заполняется арендаторами. МОСЛЕНТА публикует лекцию Лионы Линен из берлинского кооператива ZUsammenKUNFT, в которой она объясняет, как усадить за стол переговоров представителей мэрии, архитекторов и горожан из соседних кварталов, чтобы сделать из пустующего здания современный многофункциональный центр с офисами министерств и доступным жильем.

«С 2004 по 2019 год арендные ставки сильно выросли»

Михаил Шатров: Сегодня мы поговорим о том, как активизировать интерес к невостребованным зданиям, создать новые сценарии с помощью жителей. Наш спикер Леона Линен в Берлине занимается витализацией здания Дома статистики с помощью низовой инициативы, и у нас будет возможность использовать ее опыт в России. Потому что заброшенных зданий в промзонах много, инициатива тоже есть. Но как из нее сделать устойчивую инициативу, как объединить правительство, бизнес и сообщество? Попробуем это у нее узнать. Передаю слово Леоне Линен.

Лиона Линен: Я работаю в кооперативе ZUsammenKUNFT. Его название состоит из двух слов: «вместе» и «будущее», и переводится, как «создавая будущее вместе». Мы работаем над проектом, который по-немецки называется Haus der Statistik и означает «Управление или дом статистики».

Фото: Stefan Boness / Globallookpress.com

Сегодня мы будем говорить о совместном развитии города. Когда я говорю «совместное», то имею в виду работу гражданского общества и политиков. Почему такой co-production важен, и почему в Берлине проект Haus der Statistik так актуален? Потому что после падения Берлинской стены в 1989 году город начал активно продавать государственную землю. За эти годы в Берлине продали 21 миллион квадратных метров государственной земли.

И для рынка это означает рост цен. Если вы были в Берлине, то, наверное, знаете, как выглядит наш город, какая у нас сегодня ситуация. Если вы приезжали в Берлин, то можете себе представить, что 21 миллион квадратных метров – это огромные площади.

Берлин был особым городом с особым наследием. В начале 2000-х годов мы переживали банковский кризис. Многие государственные земли были проданы, и государство пыталось как-то заработать, в том числе продавая государственные земли или здания в частные руки. И, конечно, это повлияло на рынок.

С 2004 по 2019 год арендные ставки очень сильно выросли, и население в то же время увеличилось. Каждый год сюда приезжает 50 тысяч человек. Мне кажется, что в 2020 году к нам приехало меньше людей, и даже население, если я не ошибаюсь, уменьшилось. Многие люди вдруг поняли, что им не нужно жить в больших городах и платить большую аренду, а можно жить где-то, где подешевле.

В любом случае, мы сегодня говорим не про коронавирус. Ситуация на рынке с высокими арендами привела к тому, что доступного жилья осталось мало. Пространств для искусства, культуры и социального взаимодействия стало гораздо меньше.

«Никто даже не знает, что с этим пустырем делать»

Поэтому люди, которые живут в Берлине, очень заинтересованы в том, чтобы открыть город. В результате в Берлине возникают такие ситуации: есть люди, у которых меньше зарплата, например, и они не могут позволить себе платить аренду за квартиру в центре города. Они живут где-то на окраинах, приезжают в центр только для того, чтобы работать. А вы приходите в центр города, как на такую площадь Александерплац. Все центральные площади в европейских городах выглядят одинаково – там находятся одинаковые магазины, ничего интересного, и даже люди здесь выглядят одинаково. Возникает такая монотинизация.

Бывшее Управление по статистике находится в самом центре Берлина, в очень интересном месте. Справа от него находятся модернистские жилые дома, где активно проживали люди во время ГДР, эта часть города относилась к Восточной Германии. С другой стороны – отели и офисы, где масштаб уже немножко другой, и сама планировка совсем другая, более старая: маленькие кафе, бары. Какие-то общественные пространства здесь находятся, но цены там очень высокие.

А здесь, недалеко от Александерплац – какой-то пустырь, и никто даже не знает, что с этим делать. В центре города находится запущенное место. Я сама живу в Берлине, и раньше на Александерплац никогда не ездила, потому что там не было ничего интересного. А теперь я туда езжу по работе, и каждый день приезжаю к этому зданию, которое раньше являлось Управлением по статистике.

Фото: Jens Kalaene / DPA / Globallookpress.com

«Здание стоит пустым на протяжении десяти лет»

Возвели его уже после войны. Если помните, в Восточной Германии существовали так называемые пятилетки, когда активно строили. Сейчас это здание запущено и заброшено, стоит пустым на протяжении десяти лет. А это десятки тысяч квадратных метров.

Вот такой у нас уникальный случай. Бывшая администрация отсюда уехала. Это здание им больше было не нужно, потому что оно не соответствовало стандартам офисных зданий. Плюс администрация была реформирована. Раньше это Управление по статистике больше работало на секретную полицию, предоставляло какие-то данные во время ГДР. Даже государства такого больше нет, поэтому управление оказалось не нужным.

Сейчас появляются новые крупномасштабные планы ревитализации площади Александерплац. Власти планировали возвести вокруг высотные здания, но ни одно из них не было построено.

Бывшее Управление по статистике планировали разобрать, но этого не произошло. Оно как стояло, так и стоит пустым, и инвесторы не были заинтересованы в нем. Потому что здание принадлежало федеральному правительству, и только оно могло им распоряжаться. Никто не понимал, что с ним делать. Хотели, может быть, просто продать эту землю и это здание какому-то инвестору, но здание было слишком большим, никто им не интересовался. Многие годы ничего не происходило.

«Креативный акт вывешивания постера»

И вот к этому зданию стали приходить люди и задаваться вопросом – что происходит, почему оно пустует? Примерно в 2017 году стали собираться инициативные группы, которые хотели организовать там пространство для искусства и культуры.

Они самостоятельно изготовили и повесили на фасад здания постер, на котором было написано: «Здесь строится пространство для искусства, культуры и социального взаимодействия». И все думали: «О, здорово! Нам всем нужно доступное пространство для искусства, культуры». Постер выглядел очень официально, на нем были размещены логотип города, Европейского союза, и надпись: «Идет реновация здания по требованию Берлина и Европейского союза».

Конечно, этот постер сняли. Акция была довольно простой – получилось настоящее творческое внедрение в заброшенное здание. Люди обратили на него внимание, стали на него смотреть и обсуждать: «Что это такое? А как так могло получиться, что такой огромный объект недвижимости стоит прямо в центре города, и с ним ничего не происходит? Он только все время разрушается. И как так могло получиться, что город никак не заинтересован в этом здании?» Это пространство оказалось отличным местом, чтобы обмениваться идеями о том, как в самом центре города мы можем жить вместе, объединив наши интересы.

В 2015 году, когда произошел этот креативный акт вывешивания постера, и СМИ и многие люди обратили внимание на здание бывшего Управления статистики, они пришли сюда. Многие представители гражданского общества обратили внимание на это здание. И стали задаваться вопросами: «А что это такое? Что это за пространство? А где находятся пространства, которые стоят недорого и доступные для людей, которые не зарабатывают много?» Было очень много вопросов без ответов, и мы поняли, что у нас есть активные вызовы, которые стоят перед нами. (...)

Фото: Jörg Carstensen / DPA / Globallookpress.com

«Открыли первый и второй этаж»

Сформировалась инициативная группа. Сначала это были люди, которые раньше работали вместе, были соседями. Они стали приходить сюда и обсуждать тему развития города. Обсуждали, как сделать это здание таким, чтобы оно работало на благо общественности. Чтобы не получилось, что весь вопрос сводится к тому, у кого больше денег, и кто может больше заплатить за этот участок земли.

Здесь стали проводить встречи. Первые из них прошли в 2015-м, и мы продолжаем проводить их до сих пор, примерно три-четыре в год. На них приходят представители администрации, политики. Обычно собираются человек 50. Я помню, что пришла на такую встречу, как представитель гражданского общества, просто как житель Берлина. Потому что мне тоже было интересно, как так могло получиться, что такое здание стоит заброшенным?

Сейчас мы организуем для людей так называемые воркшопы, на которых представители гражданского общества могут общаться с градостроителями и обмениваться мнениями, опытом, задавать друг другу вопросы. Мы разработали концепцию, провели исследования, подсчитали, сколько будет стоить реновация этого здания и создали ряд инициативных групп, которые продолжают активно работать. (...)

Люди сказали, что было бы здорово, если бы им открыли первый и второй этаж, где они могли бы проводить культурные и образовательные программы. В частности консалтинговый центр и центр изучения языков для беженцев. Им дали такую возможность, и эта группа работает до сегодняшнего дня. Плюс они смогли в маленьком масштабе протестировать, как работает здание. Мы занимаемся этим по сегодняшний день.

«Появилось настоящее окно возможностей»

Когда вы занимаетесь каким-то проектом, очень важно двигаться шаг за шагом. Не просто развивать всю концепцию до самого конца, а прямо на этапе развития проекта уже пускать в здание людей и давать возможность им пользоваться.

Благодаря такой стратегии мы получили освещение проекта в СМИ. Вышло множество публикаций о том, что идут переговоры на политическом уровне, происходит общение между гражданским населением и политиками. Благодаря этому в определенный момент появилось настоящее окно возможностей.

У нас в Берлине проходили выборы на городском уровне. В Германии у нас ведь есть федеральные земли, а есть такие города, как Берлини Гамбург, которые одновременно являются и городами, и федеративными землями.

И вот, после очередных выборов в Берлине поменялось правительство. Раньше лидировали социал-демократы, потом были «зеленые». И новое правительство захотело не сносить это здание, а ревитализировать его, то есть поддержали нашу инициативу. Думаю, это одна из причин, по которой наш проект оказался успешным.

Берлин на протяжении многих лет распродавал свои государственные земли в частные руки и сейчас потихоньку начинает ревитализировать имеющиеся пространства, вдыхать в них какую-то новую жизнь. Потому что сейчас земля либо продана, либо стоит огромных денег. Арендовать и жилье, и какие-то пространства для искусства, культуры – очень дорого. И сейчас у нас в Берлине более сложилась стабильная финансовая ситуация, когда у администрации есть возможность заниматься такими проектами, как ревитализация, а не просто распродавать государственную землю.

Фото: Paul Zinken / ZumaPress / Globallookpress.com

«В рамках этого проекта в кои-то веки люди сказали: "Давайте объединим усилия"»

Конечно, в инициативной группе присутствуют разные заинтересованные лица – и политики, и гражданское общество. Мы иногда спорим друг с другом. Например, есть представители искусства, которые говорят: «Давайте использовать это здание для искусства». А есть представители политики, которые говорят: «Нет, давайте здесь откроем наше административное офисное здание». Мы спорим друг с другом, но здорово, что в рамках этого проекта мы общаемся и находим компромисс.

В Берлине в целом гражданское общество очень активное, так сложилось исторически. Наверное, это связано с тем, что в 1989 году пала Берлинская стена, и люди начали активно высказывать свою точку зрения. В Берлине все привыкли к тому, что общество и политики вечно спорят друг с другом, и это нормально.

В рамках этого проекта в кои-то веки люди сказали: «Ну, что ж, давайте объединим наши усилия». И мы создали такую группу, которая называется KOOP 5. То есть это группа пяти заинтересованных сторон. Это партнеры, представители от политики и гражданского общества, отдел Сената по вопросам градостроения и жилья, администрация района Берлина Митте. Плюс две муниципальные компании: одна из них WBM, которая занимается вопросами жилищного хозяйства в городе, и муниципальная компания BIM, которая занимается вопросами управления объектами недвижимости и предоставляет более доступное жилье.

Наш кооператив занимаемся вопросами градостроительства. Очень здорово, что это сотрудничество строится на правовой основе. Потому что очень сложно работать, если вы просто собираете людей в рамках инициативной группы.

«Существующую структуру мы сохраним и добавим к ней два здания»

Что происходит с этим зданием сейчас? Существующую структуру мы сохраним и добавим к ней еще два здания. 80 процентов оставшегося здания будут использоваться для администрации города, а 20 процентов , то есть 9 500 квадратных метров, будут использоваться для искусства, культуры, социального взаимодействия и образования.

Плюс к этому мы построим еще 65 000 квадратных метров доступного жилья. Вместе с муниципальная компанией WBM мы приняли решение, что необходимо построить не только административный центр, но и места, где смогут проживать люди.

Мы верим, что совместное творчество – настоящий рычаг для развития города. В нашем кооперативе люди разных профессий, много архитекторов, градостроителей, но, конечно, есть люди и других профессий. Плюс с нами работают ребята из организации BIM, которая занимается вопросами управления объектами недвижимости. У всех у нас разные точки зрения, но мы садимся за один стол и обсуждаем их. Сотрудничество и совместное творчество – в нашем случае это путь, позволяющий вовлечь разных людей в развитие города. (...)

Только на основе права, на основе законов и контрактов вы сможете создать успешные проекты. Плюс если у вас будут благонадежные доверительные отношения, это повысит градус престижа и доверия к вашему проекту. Стороны должны доверять друг другу, и должна быть мотивация. Я еще поговорю об этом позже.

Мы всегда стараемся поддерживать друг друга. У креативных людей есть ноу-хау, есть новые идеи. Приходят представители гражданского общества, которые делятся своим опытом. И еще очень важно, чтобы у всех у нас была политическая воля, и чтобы у каждого из нас был голос.

Фото: Stefan Boness / Globallookpress.com

«Сотрудничаем с политиками, работаем на правовой основе»

Я уже говорила, что наш кооператив ZUsammenKUNFT Berlin создавался, как объединение творческих людей, которые работают в рамках разных инициатив. Для нас очень важно, что мы сотрудничаем с политиками, работаем на правовой основе, и это здорово, потому что в таком случае вас воспринимают серьезно.

И мне кажется, что в совместном творчестве, в co-production очень важно, чтобы существовали благонадежные отношения между сторонами. Мы подписали договоры, есть финансовые соглашения.

В соглашениях о сотрудничестве указано, кто сколько пространства получает, у кого сколько квадратных метров будет, кто что может делать в этом здании. Прописано, как мы сотрудничаем, какие у кого зоны ответственности. Плюс у нас есть еще финансовые соглашения, где прописано, кто и сколько платит.

У нас, как у некоммерческого объединения, таких денег нет. Но у правительственных организаций, у администрации города, у отдела Сената, у муниципальной компаний необходимые средства есть, потому что они получают деньги от налогоплательщиков. так что все траты они делят между собой.

Таким образом, на первом этапе мы подписываем соглашение о сотрудничестве, соглашение о финансировании. Затем мы перейдем к планированию зон, и существующий контракт будет переподписан.

Очень важно, чтобы у сторон была мотивация, причина принимать участие в этом проекте. Мы с 2016 года сотрудничаем с политиками. После выборов правительство Берлина поменялось, и мы получили возможность работать с ними. Они поддержали нашу инициативу, мы заключили с ними контракт. Муниципальные компании, которые занимаются объектами недвижимости и вопросами жилья включились в процесс. Мы заключили контракт, который должен включать обширное участие гражданского общества. Очень важно, чтобы в соглашении о сотрудничестве или о совместном развитии проекта было прописано, что у гражданского общества есть возможность высказывать свою позицию.

«Любой желающий мог открыть дверь и зайти на встречу»

Конечно, узнаешь все эти нюансы и обучаешься в процессе. Я бы не сказала, что все очень просто. Приходится постоянно общаться, разрабатывать новые процессы, лучше понимать друг друга. Потому что все участники процесса говорят, скажем так, на разных языках, и в каждом отдельном проекте вы сталкиваетесь с уникальными сложностями. Нет каких-то путей решения, одинаковых для всех. Мы пытаемся понять, каким образом можем работать друг с другом, и верим, что вызов может стать дополнительной возможностью для совместного творчества. Мы принимали участие в конкурсах по развитию городских проектов, они проходили среди архитекторов и урбанистов в 2016 и 2018 году. Мы все принимали участие в оценке проектов. (...)

Планирование, работа архитекторов, градостроителей, участие гражданского общества, - для нас было очень важно, чтобы все эти процессы на всех этапах были связаны между собой.

Как мы это обеспечили? Организовали мастерскую, которая так и называлась «Управление по статистике». Это была зона для совместного творчества, она находилась прямо рядом с бывшим Управлением по статистике. Мы проводили неформальные встречи. Организовали небольшую сцену, вход на которую всегда был открыт. С одной стороны, мы работали в этой мастерской, а с другой, любой желающий мог открыть дверь и зайти на встречу, которые проходили в разных форматах.

Не нужно использовать какие-то сложные инструменты, потому что не все люди – архитекторы. Главное, чтобы они понимали, о чем идет речь и могли принять участие в этом процессе. Например, мы проводили встречи, предлагая их участникам смоделировать их предложения при помощи простых подручных средств: клея и бумаги.

Нужно проводить встречи в разное время и в разные дни недели. Чтобы не получалось, что вы организуете их только днем, и приходят одни пенсионеры. Или вы проводите встречи, на которые никогда не могут прийти семейные люди, потому что нельзя заходить детям.

Наоборот, дети должны иметь возможность заходить сюда, не только взрослые. Ведь детям жить в этом городе. Я понимаю, что у пожилых людей, которые уже вышли на пенсию, много свободного времени, и они могут ходить на подобные встречи, но важно, чтобы и молодежь тоже принимала в них участие.

Еще я хотела бы подчеркнуть, что эта мастерская прямо на площадке Haus der Statistik работает по сегодняшний день. Очень красивое место, большие открытые окна, которые смотрят на фасад. Очень приятно туда приходить. Сначала люди заходят, смотрят, что это такое, а в следующий раз уже приводят друзей. Или заходят сюда, зная, что здесь их всегда ждут, что тут всегда можно пообщаться, выпить чашечку кофе, прийти с другом. Всегда можно задать вопрос: «Что происходит с этим бывшим Управлением по статистике? Что делается сейчас?»

Очень важно с самого начала и дизайн и планы прорабатывать вместе, чтобы в этом участвовали не только архитекторы. Они, конечно, всегда присутствуют на таких встречах, но мы всегда стараемся говорить простыми словами, приносим картинки, чтобы обсуждение было доступно и неспециалистам, чтобы люди могли выбирать конкретное изображение. Ведь есть же горожане, которые, не будучи экспертами в градостроительной области, все равно являются бόльшими экспертами, чем мы, потому что живут в этом районе, у них больше опыта. (...)

Фото: Jens Kalaene / DPA / Globallookpress.com

«Важно, чтобы эти площадки были доступны по цене»

В итоге 80 процентов здания будет принадлежать администрации. Здесь будет располагаться Министерство финансов, муниципальные компании, которые занимаются вопросами жилья, администрация района Берлина Митте.

В помещениях, расположенных в остальных 20 процентах здания, будем работать мы, то есть люди искусства и культуры, там разместятся экспериментальные площадки. И что здорово, мы должны курировать и предоставлять первые этажи людям. Когда я говорю «курировать», то не имею в виду управлять, я имею в виду помогать людям размещаться на этих этажах. Если люди заинтересованы в том, чтобы здесь работать, нужно дать им такую возможность, и они могут принять участие в проекте.

Во-первых, очень важно, чтобы эти площадки были доступны по цене, а во-вторых, мы можем просто их курировать, помогать арендаторам. Первые этажи всегда очень важны, потому что они находятся на уровне глаз прохожего. Вы же не видите, что происходит на третьем или четвертом этаже. Прогуливаясь по улице, вы, как правило, видите только первый или второй этаж. Поэтому там у нас не будет квартир, закрытых офисов, а будут образовательные и культурные площадки.

Рядом с основным зданием будет построена башня и дополнительные, более низкие корпуса, где будут располагаться муниципальные компании, и организации, которые занимаются объектами недвижимости. Здесь же будет располагаться здание, где будет доступное жилье. Например, квартиры для семей, которые нуждаются в поддержке, в помощи. Эти корпуса будут построены муниципальными компаниями, которые в дальнейшем станут организовывать ремонт и эксплуатацию этого жилья.

Я считаю, для Берлина это будет совершенно новый проект, потому что благодаря ему в центре города появится доступное жилье. Люди будут сами его поддерживать в хорошем состоянии, хотя муниципальные компании станут им в этом помогать.

Здесь будет находиться административный центр и открытые общественные пространства, где мы планируем проводить всевозможные мероприятия, построим инфраструктуру для велосипедистов, сделаем так, чтобы сюда могли приходить дети, приезжать молодежь на велосипедах. Мы решили, что это не должна быть просто какая-то парковка, это должна быть активная зона.

Люди смогут играть здесь в баскетбол. Мы пока точно не знаем, как будут выглядеть общественные пространства, но они точно появятся. Небольшие «карманы» между зданиями мы сделаем открытыми общественными пространствами, потому что они выходят прямо на жилой квартал, где живут люди. Это очень тихий район, там нет никакой социальной инфраструктуры, нет кафе или ресторанов. Там только живут или ночуют. Поэтому очень важно, чтобы наши проекты не превращали пространство вокруг здание бывшего Управления статистики в какой-то закрытый остров с общественными пространствами. Чтобы мы, наоборот, открыли это пространство навстречу уже имеющимся жилым кварталам.

Три внутренних двора тоже станут общественными пространствами, они будут похожи на городские площади. Ими смогут пользоваться люди, которые живут или работают в бывшем здании Управления по статистике. Люди из разных социальных слоев, с разным образованием, смогут выходить во двор, общаться друг с другом. (...)

Фото: Paul Zinken / ZumaPress / Globallookpress.com

«Дать возможность первопроходцам прийти на этапе строительства»

Сейчас мы переходим к этапу зонирования. Кто занимается строительством, знает, как долго надо работать над проектом, планировать, создавать дизайны, ландшафт и так далее. Но непосвященному человеку, который просто идет мимо этой стройплощадки, ничего не видно. Проходят какие-то технические моменты, вы что-то делаете, но со стороны это не заметно. И только после того, как вы преодолеваете определенную грань, вы создаете проект и начинаете работать.

Очень важно для нас было сделать так, чтобы бывшее Управление статистикой не закрывали забором. Мы убедили наших партнеров в том, что нужно открыть первые этажи для первых пользователей, то есть дать возможность первопроходцам прийти сюда прямо на этапе строительства. Эти первопроходцы – это не те люди, которые обязательно должны остаться работать в этом здании, когда оно уже будет готово. Но они могут пользоваться этими этажами и этими пространствами прямо на этапе строительства.

Сюда стали приходить компании и творческие люди. Это настоящие первопроходцы, так называемые пионеры, которые приходят на стройплощадку, тестируют ее, начинают здесь работать. Мне кажется, что такие первопроходцы становятся основой ДНК здания, они задают ему определенную энергию. И мне кажется, что многие из них захотят остаться пользователями, и когда здание будет готово.

Мы тестируем здесь не только помещение, но еще и смотрим на организационные модели – кто к нам приходит, чем эти люди или организации занимаются. На основе этого мы можем создать различные организационные структуры. Нашими первыми пользователями стали совершенно разные люди. Здесь проходили летние школы, сюда приходили молодые архитекторы из разных уголков мира, которые съезжались на воркшопы. Вы знаете, что архитекторы и градостроители могут оживить любое пространство, куда бы они ни пришли. Они знают, как с ним поступать. Здесь организовывали кафе, проводили курсы изучения немецкого языка, тут проходили танцевальные вечеринки, кулинарные мастер-классы, сюда приходили дети. Здесь появились театры. Разнообразие первых пользователей этого пространства было очень-очень большим. Мне кажется, я могла бы продолжать бесконечно.

Я уже сказала, что у нас одно из зданий будет снесено через три года. Но пока оно стоит, и в нем проводят разные инициативы, например, работают группы, которые занимаются циркулярной экономикой, делают какие-то вещи из переработанных материалов. Где-то они собирают материалы, и затем используют их для создания чего-то нового. У этой группы большой интерес к тому, чтобы продолжать работать в этом месте и дальше.

В одном из зданий сейчас работает группа, которая занимается вопросами экспериментального жилья, и они тоже супер-популярны. Мы проводим выставки, и плюс к этому программы, связанные с культурой и искусством.

В этом году у нас самый настоящий широкомасштабный год первопроходцев, пионеров этого здания. Они начали здесь работать в марте. Я бы сказала, что большинство этих первопроходцев имеют культурное образование или образование в сфере искусства. Как я уже сказала, у нас есть и образовательные программы, они тоже приходят сюда. Я уверена, что такие программы очень нужны в городах. У нас есть группы в Управлении по статистике, которые работают, например, с беженцами или с бездомными людьми. Мне кажется, это очень-очень важные инициативы для жизни города.

Есть представители культуры, которые делают что-то необычное, организуют мастер-классы, приглашают на них людей и шьют одежду. Собирают текстиль, который людям уже не нужен, и создают из него какие-то новые вещи. Часть из них раздают, например, бездомным. Это хороший пример того, как люди объединяют свои усилия. Спонтанным образом они сталкиваются на одной площадке и придумывают какие-то совместные проекты, например представители группы циркулярной экономики и те, кто шьет одежду.

«Важно, чтобы на первоначальном этапе люди не боялись к вам прийти»

Первопроходцы могут по-другому использовать здание. Они могут раскрасить его новыми красками, вдохнуть в него жизнь. У них разные точки зрения, кто-то из них – эксперт, а кто-то - нет. Многие, приходя сюда, не совсем понимают, что здесь происходит, им просто интересно.

Например, у нас проходят занятия хора, который состоит из людей разного происхождения, разных социальных слоев. Многие из них приходят сюда для того, чтобы петь, потом узнают, что здесь строится что-то новое, и начинают рассказывать об этом своим друзьям.

Очень важно, чтобы на первоначальном этапе люди не боялись к вам прийти. Может быть, не для того, чтобы высказаться относительно градостроительства, а просто, чтобы сыграть в локальном театре или спеть в хоре.

То есть, вы организуете какие-то воркшопы или кулинарные мастер-классы. Люди приходят, и обращают внимание на то, что происходит в городе с точки зрения градостроительства. Мне кажется, это очень хороший способ привлечь людей разного происхождения, с разным образованием, которые, может быть, раньше никогда друг с другом не встречались.

Плюс к этому каждый месяц мы проводим ярмарки, организуем овощные рынки. Опять же сюда приходят соседи, приезжают фермеры, которые продают свою продукцию на небольшом рынке. Мне кажется, здорово, что фермеры могут прийти сюда и бесплатно продать свою продукцию. А люди приходят, чтобы у них что-то купить, и обращают внимание на проект. Это отличный вариант совместного проекта или co-production. Может быть, глядя друг на друга, мы начинаем лучше понимать потребности друг друга. (...)

Представляете себе такие аттракционы, когда вы катаетесь на электромашинках и сталкиваетесь друг с другом? Такую площадку мы перенесли из бывшего парка развлечений и поставили ее рядом с бывшим Управлением по статистике. И это место заслужило огромную популярность во время пандемии. Потому что людям встречаться в закрытых помещениях нельзя, а под открытым небом – пожалуйста. А здесь и свежий воздух под открытым небом, и есть крыша от дождя. Тут проводят мастер-классы по танцам, сюда приходят группы местных жителей, встречаются, общаются – отличное пространство, где люди могут встречаться и коммуницировать друг с другом. Это не просто огромная площадь, куда вы приходите и даже немного теряетесь, садитесь в уголочке и ни с кем не общаетесь. Здесь само пространство под крышей получилось очень уютным, люди приходят, танцуют и общаются друг с другом.

И в завершении я хотела бы сказать, что на крыше этого здания написано «Аллесандерплац». Как если бы пьяный человек произносил «Александерплац» с заплетающимся языком. Но на самом деле это слово имеет большое значение, потому что «Аллесандерплац» по-немецки означает «все по-другому». Площадь, где все по-другому. Мы хотим сделать Александерплац открытым и доступным. (...)