Урбанизм — в каждый город

Урбанистика
Фото: Юрий Стрелец / РИА Новости

Из дома на завод и обратно домой — примерно такой логикой руководствовались проектировщики городов в СССР. Но советская эпоха вместе с индустриальной закончились, и наступила новая — постиндустриальная. Теперь люди трудятся не на заводах, а где придётся, и хотят ходить куда-то, кроме работы и театра. Как трансформировать советские города под нужды современных россиян, и почему новый век требует новых стандартов, объясняет партнер консалтинговое бюро «Стрелка» Григорий Ревзин.

Не только на завод

В статье в газете «Коммерсант» Ревзин говорит, что урбанистическая трансформация во многих странах — переход от индустриального города к постиндустриальному. Но в России далеко не все населённые пункты переживают эту процедуру успешно.

«Города со свалками брошенных промзон и бывших военных объектов, города, транспортная инфраструктура которых рассчитана на перевозку грузов и рабочих масс до завода и обратно, города с деградировавшими общественными пространствами, города пустырей и зон отчуждения — это всё наша реальность», - пишет Ревзин.

Единственным городом, где преображение прошло быстро, стала Москва. Но столичные решения не могут быть прямо перенесены на остальную Россию, считает он.

72ac8c0091ddaecfe522f3fea36bb20898312118
Фото: Sergei Karpukhin / Reuters

«Он (контракт на разработку стандартов - ред.) даёт нам возможность реализовать программу постиндустриальной трансформации городов России. Она только начинается, и все её аспекты будут представлены только через полгода. Но сейчас мы выделяем для себя несколько стратегических направлений», — провозглашает Ревзин.

Городские стандарты

Российские города всё-таки должны развиваться по стандартам, уверен эксперт. Речь идет скорее о стандарте заданий на проектирование, проектных брифов, а не проектных решений.

«Это, что мы собираемся сделать, имеет иную идеологию: не предписывание конкретных одинаковых решений по всей стране, а определение показателей в области безопасности, комфорта, разнообразия и уникальности среды, которые должны быть достигнуты», - пишет Ревзин.

Эти показатели могут достигаться разными способами, в зависимости от местного бюджета, климата, строительного рынка, социума, традиций и так далее.

Ревзин подчеркивает, что в постсоветское время страна фактически ликвидировала жилищную проблему. Эта задача решалась и продолжает решаться за счёт массового домостроения. Однако современные эксперты предъявляют серьезные претензии к устаревшим СНиПам и ГОСТам, которые превратились в тормоз развития.

При этом советский спальный район и сегодня остается довольно востребованным продуктом с рынком триллионных инвестиций. И в массовом секторе эту ситуацию авторской волей или девелоперской инициативой переломить очень трудно.

«Здесь необходимы новые системы регуляций, сравнимые по степени влияния с действующими нормами, правилами и процедурами. Перед нами стоит задача соединения массового домостроения с полноценной городской средой», — считает партнёр КБ «Стрелка».

Курс на мундиаль

Ещё одно стратегическое направление — создание общественных пространств в 40 крупных городах России. Но не просто так, а в рамках государственной программы подготовки к чемпионату мира по футболу. Чемпионат — это не только стадионы, но места, где, к примеру, болельщики смотрят матчи на больших экранах — площади, парки, набережные.

Опыт работы с Москвой показывает, что два года — вполне приемлемый срок для средовых трансформаций. «Очевидно, что эти пространства определят облик города и после чемпионата, и их значение для города окажется сравнимым и даже более существенным, чем воздействие спортивной инфраструктуры», - убеждён Григорий Ревзин. При этом он считает, что обустройство общественных пространств должно запустить комплексные программы благоустройства всего города.

«Мы надеемся и попытаемся сделать так, чтобы эти пространства стали своего рода катализаторами процесса модернизации среды городов, — считает Ревзин. — Вообще, по нашему убеждению, такие изменения необходимо проводить быстро, чтобы люди видели результаты, убеждались в возможности что-то изменить. Именно тогда пилотные проекты могут играть роль катализаторов изменений — как только они переводятся в режим долгостроев, программы, увы, начинают рассыпаться».

Будущее моногородов

По официальным данным в России 319 моногородов. И задача из модернизации является стратегической. Экономическая логика работы с моногородами довольно жёсткая: там должно быть создано или модернизировано рентабельное производство, либо моногород должен в конечном итоге исчезнуть.

22878f398206e49ec6f8151c160024746177a49e
Фото: Сергей Мамонтов / РИА Новости

Но переселить 319 городов с общим населением 15 млн человек — задача нереальная. И здесь правительство вынуждено руководствоваться другой логикой. «Суть её в следующем: качество среды города создает качество жизни, качество жизни влияет на социальный капитал, в городе возникает позитивная повестка дня, надежда на будущее, что, в свою очередь, может привести к экономическому подъёму как за счёт малого бизнеса, так и внешних инвестиций», — уверен Григорий Ревзин.

В любом случае все российские города — разные. И реализовывать программу их модернизации КБ «Стрелка» не собирается в одиночку. «Сейчас мы занимаемся мониторингом с целью создания центров урбанистических компетенций по всей России с упором на местные профессиональные вузы и проектные организации. Очевидно, что при таких масштабах, при таком количестве городов и, как мы надеемся, разнообразии архитекторов и градостроителей проекты получатся разные. И вот здесь принципиальную роль приобретают стандарты», - говорит Ревзин.

«Городская среда сегодня объявлена правительством национальным приоритетом страны. 40 лет назад, когда наши предшественники и учителя начинали средовое движение в России, о таком повороте никто и думать не мог. Это уникальный профессиональный шанс для урбанистов. И мы намерены этим шансом воспользоваться», - заключает партнёр «Стрелки».