16 апреля в 15:10

«В течение пяти лет вопрос будет закрыт»

Московские архитекторы обсуждают будущее собора Парижской Богоматери
Фото: Christophe Petit Tesson / Reuters
Пожар в соборе Парижской Богоматери тушили больше 10 часов. За это время огонь уничтожил большую часть кровли, шпиль и часы. Окончательно его потушили уже утром: ночью пожарные все еще боролись с отдельными очагами пожара. К счастью, уцелел фасад. Впрочем, сроки реставрации пока никто не называет. МОСЛЕНТА выяснила у практикующих архитекторов, сколько могут продлиться реставрационные работы в соборе.

Ксения Голубева, архитектор в бюро Сергея Скуратова, бюро Союз

Подобный резонанс мог возникнуть, наверное, еще только в двух случаях: если бы сгорел Лувр или Эйфелева башня. История довольно-таки частая, просто так громко звучит, потому что объект знаковый и он на слуху у всех. А так старые и не менее красивые соборы и другие исторические здания горят довольно-таки часто. Просто вокруг них не бывает обычно такой шумихи, которая в данном случае связана с «раскрученностью» собора Парижской Богоматери. Здесь сыграли свою роль и книга Гюго и поставленный по ней мюзикл, и то, что это важный туристический объект в самом центре Парижа. А если бы пожар повредил еще какой-нибудь небольшой собор на берегу Сены, вряд ли об этом говорили бы так много. Жалко, конечно, но это жизнь, и в ней все случается.

К тому же не забывайте, что для Парижа собор - это еще и источник дохода, он всегда привлекал толпы туристов. Так что город заинтересован в том, чтобы поскорее восстановить этот объект. Нужно держать марку.

Так как собор очень известный, - это одна из «визитных карточек» и реликвий Парижа, наверняка он очень быстро пройдет все необходимые проверки и экспертизы. Думаю, что в течение пяти лет этот вопрос будет закрыт. Явно, в ближайшее время туда будут брошены силы всех ведущих специалистов.

Это и по отечественной практике видно: если реставрации объекта придают приоритетное значение, то все происходит очень быстро, а если нет, то он может стоять в лесах годами, как башня Новодевичьего монастыря.

Париж заинтересован в том, чтобы поскорее восстановить собор. Нужно держать марку

Ксения Голубева

Архитектор в бюро Сергея Скуратова, бюро Союз

Как бы мы ни любили свою страну, надо сказать, что уровень реставрации и реновации в Европе организован значительно лучше. И специалистов у нас мало, и даже в МАРХИ этой теме недостаточно внимания уделяется.

Вспомните, например, воссоздание храма Христа Спасителя: сохранившиеся оригинальные барельефы так и лежат на Донском кладбище, вместо них отлили и установили на фасадах новые. И сделали вид, что так и нужно. А в Нотр-Даме, я уверена, станут в мельчайших подробностях реставрировать и восстанавливать пострадавшие элементы, и сделают это на самом высоком уровне.

Наталья Бавыкина, архитектор, преподаватель кафедры реконструкции МАРХИ

От пожара мы не застрахованы и в XXI веке, временами они случаются, даже несмотря на все новейшие сигнализации и технологии тушения. Каждый раз это происходит неожиданно, и очень жаль, что такая беда случилась вчера с собором Парижской Богоматери.

Разумеется, причину возгорания скоро установят. Было видно, что проводились работы на кровле, здание стояло в лесах, так что искра могла проскочить и при ведении работ. А может, дело в проводке, - да мало ли почему может разгореться огонь? Уже с первых кадров было ясно, что потушить такой пожар невозможно, деревянная часть собора сгорит.

Каменная часть, слава Богу, сохранилась, хотя часть сводов и обрушилась, видимо от очень высокой температуры. Обнажилась средневековая часть, а все, что было построено в XIX веке, к сожалению, полностью утрачено. Это как раз те фрагменты, которые очень всем нравились: весь декор и детали, которые были широко представлены в массовой культуре, от мюзикла до открыток.

С горгульями пока непонятно: по фотографиям сложно определить, сгорели они или нет? Также неясна и судьба витражей, - насколько они повреждены, что от них осталось? Понятно, что сохранился каменный интерьер, вся средневековая часть.

С первых кадров было ясно, что потушить такой пожар невозможно, деревянная часть собора сгорит.

Наталья Бавыкина

Архитектор, преподаватель кафедры реконструкции МАРХИ

Первым этапом все разберут, расчистят, а вот дальше поступить могут по-разному, потому что способы сохранения памятников бывают разными. Ведь в некоторых случаях консервируют руины, хотя вряд ли здесь применят такое решение. Вполне вероятно, будут собираться конференции, чтобы обсуждать возможные варианты работ. Ведь на памятники такого масштаба не распространяется обыденная практика: как сам объект уникальный, так и решение в данном случае может быть уникальным.

Здесь все будет зависеть не только от мнения реставраторов, но, может быть, еще от какой-то политической воли, от общественного мнения? Потому что понятно, что мы можем сымитировать, но не можем в точности восстановить все старинные детали, сохранив их аутентичность.

Вполне вероятно, что реставрационные работы будут вестись кропотливо и долго, при этом посетителей будут пускать посещать собор в руинированном состоянии. Это станет ясно, когда исследование покажет, существует ли опасность дальнейшего обрушения сводов. Потому что конструкция работает совместно: там есть деревянная и каменная части: первая выгорела, вторая частично повреждена и начала разрушаться.

В такой ситуации первым делом важно законсервировать здание, чтобы оно не разрушалось дальше. Хотя бы элементарно закрыть от осадков, чтобы все это не мокло под дождями. А следующим этапом начнут тактичное поэтапное восстановление.

Мослента благодарит пресс-службу Института «Стрелка» за помощь в организации интервью с выпускницами программы архитекторы.рф Ксенией Голубевой и Натальей Бавыкиной.

Загрузка...
Загрузка...