00:05, 14 ноября 2021
5 мин.

«Горожанам нужны новые впечатления!» Дерзкие и смелые художники пришли в спальные районы. Как они их меняют?

Где в городе стоит размещать работы современных художников? Как это сделать, не оскорбляя ничьих чувств? Нужны ли специальные площадки, на которых монументальная живопись и скульптура будут выставляться временно, в фестивальном формате? Все эти и многие другие вопросы «Мослента» обсудила с Николаем Палажченко — автором идеи и куратором фестиваля «Здесь и сейчас», проходящего сейчас на нескольких открытых площадках в Москве.
«Горожанам нужны новые впечатления!» Дерзкие и смелые художники пришли в спальные районы. Как они их меняют?
Фото: Алексей Партола

«В центре могут появляться арт-объекты, но...»

Какие пространства и фасады в городе стоит отдавать под современное искусство? Центр города

Конечно, в центре должны и могут появляться работы современных художников, но во временном фестивальном формате... Я был бы очень аккуратен и осторожен, рассматривая саму возможность размещения новых объектов в историческом центре на постоянной основе. Это касается и зданий, и паблик-арт-объектов, и граффити, и более традиционных бронзовых памятников.

То что? Окраины?

Да, спальные районы и районы, относящиеся к бывшему промышленному поясу. Там достаточно много площадок, у которых есть большая потребность в современном искусстве: это могут быть граффити, паблик-арт-объекты, мультимедийные работы и художественные интервенции в самом разном виде. Именно поэтому в рамках нашего проекта «Здесь и сейчас» мы старались разместить работы в не самых очевидных местах. Например, замечательная работа Кирилла Ашастина появилась на здании культурного центра «Салют» в Тушине.

Я знаю, как долго шло согласование эскиза этой работы...

Согласование — это в принципе всегда очень сложный процесс. К тому же у любого искусства есть как свои сторонники, так и люди, которым оно не нравится. Поэтому одна из задач нашего проекта — выстроить диалог между людьми разных воззрений и вкусов.

«Горожанам нужны новые впечатления!» Дерзкие и смелые художники пришли в спальные районы. Как они их меняют?

Фото: Алексей Партола

«Искусство — не зона для типовых решений»

Дополненная реальность, муралы, паблик-арт могут стать основой для типовых решений при оформлении улиц и площадей российских городов?

Конечно, нет! Потому что искусство — это что-то уникальное, что-то придуманное и созданное конкретным художником под конкретное место. И оно отражает не только пространство и видение художника, но еще и время создания. Поэтому сейчас мы наслаждаемся и радуемся произведениям советского периода, теми же мозаиками.

В городах России есть очень много инициатив, связанных с паблик-артом, различных фестивалей. Среди городов со своими серьезными паблик-арт-проектами я бы назвал, в первую очередь, Нижний Новгород, Самару, Апатиты, Выксу.

А если говорить о технических и административных решениях, «обкатанных» фестивалем? Например, фасады московских и других школ могут быть отданы под муралы, а площади рядом с музеями — под объекты паблик-арта?

Уже существует практика использования в домах типовой застройки глухих стен — брандмауэров — для создания муралов. Но любой такой проект принимается в ходе очень сложного взаимодействия между архитекторами, художниками, кураторами, представителями власти и жителями города.

Это достаточно сложная и дорогая история, требующая долгой и глубокой проработки, особенно если мы говорим о постоянных арт-объектах или муралах.

Вы с командой фестиваля во многом действовали как первопроходцы в диалоге между властями и сообществом городских художников. Как вы думаете, тем, кто теперь станет делать подобные проекты, будет проще проходить через согласования и межведомственные комиссии?

Наверное. Но в любом случае, чтобы сделать большой фестиваль временных арт-объектов, нужна кураторская и продюсерская группа. Это очень большая и сложная работа, которая задействует огромное количество специалистов и требует очень внимательного отношения к пространству города и художественным решениям.

«Горожанам нужны новые впечатления!» Дерзкие и смелые художники пришли в спальные районы. Как они их меняют?

Фото: Алексей Партола

«Под живое искусство нужен и живой формат»

Раньше «Здесь и сейчас» проходил в выставочных залах, а в этом году развернулся в формат фестиваля паблик-арта с множеством площадок по всему городу. Почему вы сменили формат?

«Здесь и сейчас» изначально был придуман как фестиваль современного искусства, которое презентуется Москве, чтобы показывать горожанам искусство художников, которые живут рядом с ними. Думаю, что и дальше формат мероприятия будет трансформироваться: под живое искусство нужен и живой формат. Скорее всего, у нас каждый год будет что-то новое. Что же до этого года... Для нас было очевидно, что стоит уйти из выставочного зала и выйти на улицы — сейчас такое время, когда хочется потреблять искусство на свежем воздухе.

Вам достались прекрасные площадки: Зарядье, Музей космонавтики, Музей Москвы, Кусково, Нескучный, Эрмитаж. Вы их сами отбирали? Или же у города есть готовая инфраструктура, которая может быть использована под подобную активность?

Центральной площадкой и соорганизатором фестиваля стал Музей Москвы, поэтому в совершенно замечательном дворе Провиантских складов находятся три объекта нашего проекта: скульптура Романа Ермакова из серии «Танцующая ось пятого измерения», мурал Алексея Луки на фасаде административного, не исторического корпуса музея, и очень интересная работа «Летающий город/точка зрения», созданная студией «Сила света». Кстати, вдохновлена она была дипломным проектом архитектора Георгия Крутикова «Город будущего», который был представлен в Музее Москвы на выставке «ВХУТЕМАС 100. Школа авангарда».

Читайте на тему:

Большинство площадок, предоставленных фестивалю в этом году — это инфраструктура учреждений, подведомственных Департаменту культуры города Москвы. Этих учреждений достаточно много — это и городские музеи, и парки, — поэтому мы с художниками и кураторами очень тщательно отбирали места для размещения работ... Были очевидные площадки, такие как Музей космонавтики, где студия «Мастерская 15» очень давно хотела сделать работу. Были и неочевидные места, например, Школа в Капотне, где работал художник Артем Стефанов. Почему именно Капотня? Музей Москвы сейчас активно работает с этим районом, и в ноябре у них откроется выставка «Москва без окраин. Капотня». Это спальный район на Юго-Востоке, куда нелегко добраться, но нам хотелось, чтобы и там появился яркий образ, яркая точка, созданная современным художником.

«Скульптуры переедут в парки»

После того как фестиваль закончится, будут ли на регулярной основе действовать площадки, на которых сейчас выставлены объекты?

На то у проекта и фестивальный формат, чтобы демонстрировать произведения искусства лишь ограниченное время.

Это как раз такой жанр, в котором необходим эксперимент, смена впечатлений для горожан, для зрителей. И очень высокой должна быть степень свободы у художников, участвующих в подобном проекте.

Если говорить о времени размещения объектов, то муралы просуществуют на фасадах три года, а вот арт-объекты монументального и медиаискусства ждет другая история. Скульптуры переедут в парки Москвы, а AR-объекты будут доступны в любой момент. Виртуальные арт-объекты в Нескучном саду, Музее космонавтики и во дворе Музея Москвы они останутся в Instagram музея навсегда.

«Горожанам нужны новые впечатления!» Дерзкие и смелые художники пришли в спальные районы. Как они их меняют?

Фото: Алексей Партола

AR-произведения — это маленькие секретики, дополнительные приключения, которые можно пережить в городе с помощью современного искусства. Например, гуляя по зоопарку, можно увидеть «Жука-электропряда» Аристарха Чернышева, а в Нескучном саду — «Интеграл ветра» студии Stain. У любого города есть много слоев, много легенд. И произведения мультимедийных художников станут частью этой сложной городской ткани.

Партнерские материалы