24 апреля 2015 в 07:00

«Москвичи не так уж угрюмы»

Социолог Алексей Левинсон нарисовал портрет жителя столицы
Москвичи не похожи на жителей других городов. Существует мнение, что в российских регионах жителей столицы не любят за заносчивость и негостеприимство, а европейцы отмечают недовольное выражение их лиц. Оправданы ли эти стереотипы и откуда они берутся? МОСЛЕНТА пообщалась с руководителем отдела социокультурных исследований «Левада-центра» Алексеем Левинсоном и выяснила, что отличает москвичей от жителей мировых мегаполисов и других российских городов, и почему они такие угрюмые.
«Москвичи не так уж угрюмы»
Сергей Савостьянов / ТАСС

Москвичи не похожи на жителей других городов. Существует мнение, что в российских регионах жителей столицы не любят за заносчивость и негостеприимство, а европейцы отмечают недовольное выражение их лиц. Оправданы ли эти стереотипы и откуда они берутся? МОСЛЕНТА пообщалась с руководителем отдела социокультурных исследований «Левада-центра» Алексеем Левинсоном и выяснила, что отличает москвичей от жителей мировых мегаполисов и других российских городов, и почему они такие угрюмые.

— Почему москвичей не любят?

Это миф. Если говорить об отношении к москвичам жителей других российских городов, то могу с уверенностью сказать, что к москвичам никаких претензий нет. Есть мнение о Москве, что это город, который высасывает все соки из страны, в том числе финансовые, но подчеркну: это касается не людей, а самого мегаполиса.

— Откуда же взялся этот миф?

У каждого города есть мифы о себе. Это необходимо, чтобы городское сообщество могло за что-то держаться. Вот москвичи и придумывают, что они такой избранный народ, который все недолюбливают из зависти, например.

— Какие особенности москвичей вы могли бы выделить?

Если в целом, то Москва отличается от других российских городов высоким уровнем образования населения и уровнем жизни. Москвичи похожи на жителей других мегаполисов мира — Лондона, Чикаго, Варшавы или Шанхая, — основные формы городского поведения универсальны.

Основной особенностью является то, что, с одной стороны, из-за большой концентрации людей с высшим образованием здесь много тех, кто обладает широким кругозором и высоким уровнем внутренней свободы, а с другой стороны, нигде в стране нет такой концентрации чиновничества — наоборот, скованного корпоративными рамками и придерживающегося консервативных взглядов. Именно поэтому в Москве прекрасно уживаются толерантность и ксенофобия, либеральные и обскурантистские взгляды. Здесь легко можно собрать 200 тысяч людей на проправительственный митинг, а завтра вывести те же 200 тысяч на шествие оппозиции.

У каждого города есть собственные мифы о себе. Вот москвичи и придумывают, что они такой избранный народ, который все недолюбливают из-за зависти, например.

— То есть особенность москвичей — в разнообразии их взглядов?

Не только взглядов. Это разнообразие в принципе. Начиная с постсоветского периода состав москвичей или тех, кто себя считает или называет москвичами, существенно поменялся. Москва постоянно пополняется вновь прибывшими, и этот процесс влияет на лицо города, городскую речь, поведение. Замечают обычно появление людей из других этнических групп, но на самом деле среди приезжих много тех, у кого славянские корни. Причем процесс подкачки в столицу наиболее активных элементов из разных уголков страны продолжается постоянно.

В результате мы имеем на одной территории сразу 3-5 типов городской среды. Здесь можно встретить самое разное поведение людей. Так, для жителей центральной части города характерно соблюдение так называемых норм общежития: уважение личного пространства, поведение в рамках приличий. Москвичи здесь гораздо в меньшей степени, чем провинциалы, считают возможным выяснять отношения в публичном месте. Однако, безусловно, есть и такие районы, в которых, как говорится, любая свадьба кончается дракой. Но все-таки в Москве этого гораздо меньше, чем в регионах.

Социолог Алексей Левинсон

Социолог Алексей Левинсон

"Коммерсант"

— Связываете ли вы это с более высоким культурным уровнем москвичей?

Это общецивилизационный процесс, в котором столица испокон веков идет впереди других городов, а центральные районы города — впереди окраин.

— А куда движется этот процесс?

Мы, так или иначе, являемся частью западноевропейской культуры. Пусть периферийной частью, пусть многие кричат, что мы отдельно, тем не менее мы дрейфуем в едином направлении. Например, мы помним, что телесные наказания в отношении детей не так давно считались приемлемыми во многих странах. Сегодня от этого отказывается весь мир.

В нашей стране Москва явно движется по пути, прочерченному западной цивилизацией. Даже если мы этого не хотим, в поведенческом плане это так. Это одноколейная дорога в одну сторону, по которой за Москвой тянутся гуськом и другие российские города.

— То есть рано или поздно мы придем к тому же уровню толерантности?

Вот с толерантностью пока есть проблемы. Вообще, уровень толерантности в последние десятилетия во всем мире активно повышался, и у нас тоже. Но несколько лет назад толерантность у нас пошла на спад, натолкнувшись на проблему приемлемости гомосексуализма, — у нас этот вопрос сильно политизирован. В результате сейчас Москва стала лидером среди российских городов в попятном движении. Во всяком случае, судя по высказываемым мнениям. При этом людям с нетрадиционной ориентацией жить в Москве все равно проще, чем в регионах. Здесь срабатывает специфика большого города, в котором человеку с любыми особенностями проще затеряться или найти единомышленников, чем в провинции, где все друг друга знают.

— Почему же по некоторым вопросам у нас с европейцами такие разногласия, если мы «дрейфуем» вместе?

Это различие связано с тем, что в последние годы западноевропейская культура интенсивно эволюционировала под влиянием общеполитических тенденций, в том числе феминизма. В результате у них выработались нормы поведения, которые нашему обществу пока кажутся какой-то причудой. Но мы обязательно к этому придем.

Москвичи на самом деле не так угрюмы, а парижане, например, не так уж и открыты – внутренне одни и другие гораздо более похожи.

— А могли бы вы назвать отличительную черту москвича, которая бы сразу выделяла его в толпе иностранцев?

Для меня лично самая огорчительная особенность москвичей — угрюмое выражение лица, причем зачастую даже с выражением некоторой агрессии и закрытости. В Западной Европе же в норме, наоборот, демонстрировать дружелюбие и открытость.

Угрюмость москвичей и дружелюбие европейцев — все это демонстративно. Москвичи на самом деле не так угрюмы, а парижане, например, не так уж и открыты, — внутренне и те, и другие гораздо более похожи, чем кажется внешне.

— А откуда, по-вашему, взялось у нас такое выражение лица?

Для Москвы угрюмость стала наследием блатного мира, где надо быть всегда настороже и демонстрировать, что ты не проявишь слабость, а в экстренной ситуации готов дать сдачи….

— …то есть это наследие 90-х?

Я бы сказал, 1930-х, когда через лагеря и армию прошла значительная, если не подавляющая часть населения. Так это и вошло в бытовую культуру, и наследуется москвичами по многим каналам.

Москва, 1937 год. Митинг рабочих "Трехгорной мануфактуры", посвященный обсуждению обвинительного заключения над троцкистским центром.

Москва, 1937 год. Митинг рабочих "Трехгорной мануфактуры", посвященный обсуждению обвинительного заключения над троцкистским центром.

ТАСС

— Но с тех пор прошел уже почти век!

Я сам, естественно, не помню москвичей 1930-х годов, но то, что в 1950-е люди выглядели более озабоченными и угрюмыми, чем сейчас, — это я видел собственными глазами. В течение длительного времени в нашей стране норму задавало поведение людей среднего и старшего возраста, которые от реформ и перестройки пострадали материально или статусно. Многие из них годами жили с ощущением, что их жизнь в один момент рухнула. О каком оптимизме и веселом выражении лица здесь могла идти речь?

Сегодня постепенно идет облегчение общего состояния, но, к сожалению, это в основном ощущает молодежь. Люди среднего и старшего возраста, «продолжая традиции», думают, что они должны быть озабоченными, угрюмыми и недовольными если не по объективным причинам, то хотя бы просто в силу своего возраста. На полном серьезе: существует мнение, что в старости люди обязательно должны охать-ахать и жаловаться.

Чем больше в Москве будет позитивных пространств, тем люди будут более открытыми, вежливыми и любезными. Это как на пляже: никто на пляже не загорает с угрюмым лицом.

— Получается, что у молодого поколения все же есть шанс стать улыбчивым и передать эту черту будущим москвичам?

Конечно. Это то, что поддается регулированию. В этом отношении именно у москвичей есть шансы изменить общероссийскую привычку быть угрюмыми. Ведь это очень зависит от того, как выглядит город и какое настроение он создает. На самом деле сегодня в Москве многое для этого делается. Например, все эти модные парки, спортивные городские соревнования, общественные пространства, которые создавались в том числе и столичным департаментом культуры.

Благоприятная обстановка в городе способна менять горожан. Чем больше в Москве таких позитивных пространств, тем люди становятся более открытыми, вежливыми и любезными. Это как на пляже: никто не загорает с угрюмым лицом. Мы уже видим, что в сфере обслуживания сотрудники научились здороваться и спрашивать вежливо у клиентов, чем они могут помочь, научились любезно общаться по телефону.

Москва. 12 ноября 2012. Посетители антикафе "Циферблат", в котором оплата производится только за проведенное время.

Москва. 12 ноября 2012. Посетители антикафе "Циферблат", в котором оплата производится только за проведенное время.

Сергей Карпов / ТАСС

— А какие еще позитивные изменения в жизни москвичей вы могли бы отметить?

В последние годы у москвичей изменились условия жизни. И это, безусловно, позитивно влияет на самоощущение людей. Ушли в прошлое ужасные коммуналки, в городе строится комфортное жилье. Многие москвичи могут позволить себе покупку квартиры или дачи.

— Что еще вы могли бы назвать неотъемлемой частью жизни москвичей? Средства коммуникаций. Ни в одном российском городе нет такого количества телефонов, планшетов и других гаджетов. Мы можем это наблюдать в метро.

— Как это влияет на горожан?

Люди стали в разы больше общаться. У них появилось самоощущение членов городского сообщества, внутренние связи между горожанами укрепляются. Люди могут находиться в контакте друг с другом круглосуточно. Растет уровень взаимопомощи и социального контроля. Социализация новых членов сообществ происходит гораздо быстрее. Все это очень позитивные изменения.

Партнерские материалы