«Такого не бывает в путеводителях»

Город
Предоставлено пресс-службой музея-заповедника «Царицыно»

Музей-заповедник «Царицыно» разыскал москвичей, которые до 1970-х жили в коммуналках и дачных домиках, располагавшихся на его территории, и запустил на своем сайте целый сериал публикаций, составленных из их воспоминаний и семейных фотографий. МОСЛЕНТА выяснила у одного из авторов проекта «Старожилы. Частная история Царицына» Вячеслава Рогожникова, зачем уговаривать 90-летних бабушек рассказывать о своем детстве на камеру и как создать медиа формат, понятный не только молодой аудитории, но и пенсионерам.

Вячеслава Рогожников
один из авторов проекта
П

Посмотрели, как подобные проекты делают сейчас по всему миру и отовсюду взяли понемножку

История проекта

Идея сделать проект со старожилами Царицына принадлежит историку Дмитрию Опарину, который раньше вел рубрику о старых московских домах в еженедельнике «Большой город», а сейчас работает в музее Булгакова. Весной он и моя нынешняя коллега Анна Залысина написали об этом в Facebook пост, на который я откликнулся. В какой-то момент мы все решили, что друг другу подходим, и с лета начали обсуждать возможные форматы. Думали, например, про историческую газету, но в итоге пришли к той форме, которую можно видеть на сайте музея сейчас: сериале из основанных на видеоинтервью статей-лонгридов, каждая из которых посвящена одному герою.

Меня в этой истории привлекало то, что она построена на частных биографиях обычных людей, каждый выпуск состоит из устных рассказов и материалов семейных архивов. То есть из того, чего не бывает в путеводителях, что не попадает в учебники, а в России вообще мало исследовано на научном уровне. По образованию я - историк, и мне все это было очень интересно, поскольку устная, частная история, oral histiry во всем мире уже много лет - дико модный тренд. А в России историческая наука занимается этим не так давно, а отечественные музеи до последнего времени вообще подобных проектов не делали.

М
Многие привыкли считать, что рассказы бабулек – это какая-то ерунда: нафталин или сантименты. Но это не так
97f2e50ba64fbc8822501d3f06f5a958aa82f2ad

Насколько я знаю, Царицыно - первый в стране музей, который решил собирать и публиковать истории людей, имеющих отношение к его прошлому просто в силу своей биографии, и создал таким образом ситуацию, когда аудитория сама формирует экспозицию. Ведь на официальном сайте музея мы запустили онлайн-сериал, к которому непосредственно приложили руку посетители Царицыно.

В мире примеров такой работы с аудиторией довольно много. Это дико важная прорывная технология, причем во всем мире она уже давно популярна: так работают и и крупные, и множество маленьких локальных музеев, заточенных под историю района или даже конкретного дома.

Ближайший российский пример - музей Булгакова, который вначале организовал выставку про историю дома 10 на Большой Садовой, в котором находится та самая «нехорошая» квартира из «Мастера и Маргариты». А сейчас этот проект вырос у них в интернет-портал, на котором выложены фотографии и информация о квартирах дома, собранная от его разных жильцов. Проект свел множество людей, которые не были раньше знакомы, а теперь узнали, например, что ходили в детский сад к одной и той же воспитательнице.

Как рассказывать большие истории

Поскольку и я, и Дима Опарин, и Аня Залысина занимались журналистикой, мы взяли один из самых актуальных на сегодня журналистских форматов, который позволяет рассказывать большие подробные истории легко и доходчиво. Посмотрели, как подобные проекты делают сейчас по всему миру и отовсюду взяли понемножку.

Edabc0eeb8f91764f191d060abaa560975a43c1a

При этом мы думали, в какой форме реализовать проект, чтобы он был понятен и удобен как молодой аудитории, так и людям, которым больше 50-60 лет. Делая эти лонгриды, мы старались не переборщить с ломаной версткой, когда на видео наезжает текст, фотография или скан документа. И, по-моему, в результате все удачно сошлось и нам удалось найти форму, в которой можно рассказывать большие сложные сюжеты так, что они воспринимаются как развлекательный контент. При том, что это материалы с серьезной образовательной и просветительской составляющей, которые прошли экспертизу научного отдела музея-заповедника «Царицыно».

Н
На ваших глазах среди деревьев проступают дачные улицы, полные человеческих историй

Поиски и уговоры

Когда мы стали искать героев, кого-то из них нам посоветовали научные сотрудники музея. Часть контактов мы получили от «Общества любителей Царицыно», которое состоит из местных старожилов, ставших уже настоящими краеведами. Обстрел мы вели по всем фронтам: писали в Facebook на странице музея, постили сообщения в своих собственных хрониках. И люди приходили самые неожиданные: из тех, кто увидел перепост и написал о своих родственниках или соседях, которые раньше жили в Царицыно.

Вот так, через десятые руки найдя человека, который еще неизвестно, готов ли с нами общаться, мы звонили, ездили на встречи. Все наши герои вначале очень подозрительно относились к самой идее проекта. Все они большую часть жизни прожили в советскую эпоху и, из скромности или по другим причинам, говорили, что семейные истории и подробности их частной жизни не имеют никакого значения. Так что отдельной задачей было их разговорить, убедить рассказать что-то на камеру.

Когда эта стадия недоверия оказывалась пройдена, общение становилось доверительным и личным. Что очень важно, эти люди, которым уже по 80-90 лет, почувствовали, что их готовы слушать, ощутили свою принадлежность к некому локальному сообществу.

Многие сюжеты, которые вошли в наш первый лонгрид, его героиня Власова вспомнила по ходу съемки. И для нас, для команды музея, она так же значима и важна, как Екатерина II, чья судьба тоже неразрывно связана с историей этого места. Когда ты это до человека доносишь, то он уже готов делиться своими воспоминаниями, делать дубли перед камерой, предоставлять документы и снимки из семейного архива.

B8bd5425149122728f36e2d294f5d63222576807

Бесконечная история

Потенциально это бесконечная история. Сейчас, в силу понятных причин, мы идем по самым возрастным героям: например Розе Аркадьевной Родионовой, лонгрид с которой мы опубликуем следующим, уже 95 лет. Надо успеть поймать эти воспоминания, потому что многие важные люди, про которых мы вспоминали в разговоре с ней и другими старожилами, уже умерли два, три, четыре года назад. И если бы мы чуть раньше подсуетились, то смогли бы и с ними поговорить, а теперь этого уже не сделать.

Дальше мы планируем двигаться к людям 1940-х, 1950-х годов рождения: все истории заслуживают внимания, ведь через частные биографии мы получаем очень яркий срез времени.

Мы уже обсуждали в перспективе оффлайновые проекты на основе этих материалов, например, их использование при проведении экскурсий. Подумываем о том, чтобы приглашать старожилов читать лекции, выступать на открытых вечерах. Возможно, на основе собранных материалов будет сформирована экспозиция в классическом музейном формате по истории Царицыно в XX веке.

Пласты эпох

Сейчас, когда вы гуляете по Царицыно, перед вами - аккуратный парк с отреставрированными дворцами и павильонами. А наши лонгриды задают этому месту дополнительный объем: на ваших глазах среди деревьев проступают дачные улицы, полные человеческих историй. Так приходит ощущение, что, попадая на территорию музея-заповедника, вы гуляете по культурным пластам разных эпох. Как когда ты идешь по мостовой Рима, то понимаешь, что ровно по этим камням ходил Юлий Цезарь.

История Царицыно сама по себе очень интересна и заслуживает внимания, проблема в «упаковке». Лично мне очень хотелось попробовать связать воспоминания этих прекрасных старичков с теми, кто читает материалы на современных медиа-платформах, но в силу разных обстоятельств привык считать, что рассказы бабулек – это какая-то ерунда: нафталин или сантименты. И сверхзадачей проекта было собрать и оформить эти материалы так, чтобы обычный человек, особо не интересующийся историей Царицыно, не мог оторваться от историй этих замечательных бабушек. Если это получилось, значит, мы все правильно сделали.