Нью-йоркский DUMBO против Кремлёвской набережной

Урбанистика
Фото: Институт "Стрелка"

Роберто Баннура — настоящий гражданин мира: чилиец, работающий в пекинском филиале американского архитектурного бюро. В Москву он приехал всего на пару дней, чтобы прочитать в институте «Стрелка» лекцию «Архитектура как общественное пространство».

После неё он дал интервью МОСЛЕНТЕ, в котором на примерах Пекина и Нью-Йорка порассуждал о процессах, которые происходят сейчас в Москве, и заметил, что с окончанием работ по благоустройству процесс оживления городского пространства не заканчивается.

Роберто Баннура, (США) архитектор, глава пекинского офиса Steven Holl Architects

Открытие после ремонта — это ещё не конец

— В Москве много промзон, которые уже прошли через реновацию и «перезапуск», теперь там музеи, офисы, выставочные пространства. Но ещё больше в городе промзон, которым такое возрождение только предстоит в связи с программами развития Москва-реки и запуском МЦК. На какие «подводные камни» стоит обратить внимание тем, кто будет этим заниматься?

Вопрос возрождения промзон одинаково актуален для всех крупных мегаполисов мира, от Москвы и Нью-Йорка до Пекина. Мне проще говорить о пекинских примерах, потому что последние годы я там живу и работаю.

87edaa972c4ac0247c92d60ba2125371cf65c563

Бывшая кондитерская фабрика Красный Октябрь в Москве.

Фото: Антон Денисов / РИА Новости

Проекты по «перезапуску» старых фабричных и заводских помещений открывают много интересных возможностей, но и несут в себе предсказуемые проблемы. В Китае такие проекты, как правило, делаются на негосударственные деньги, это общественные проекты, и их финансирование часто становится проблемным моментом.

На этапе открытия работа не заканчивается: заново запущенная структура должна доказать, что способна самоокупаться и выживать, а не просто постоянно съедать деньги, которые туда вкачиваются.

Не знаю, актуально ли это для Москвы в такой же степени, как и для Пекина, но там усилия и затраты на сам ремонт несопоставимы с количеством работы, которую надо проделать, чтобы обеспечить возрожденному зданию достойное управление и финансовую независимость. Какой-либо взвешенный совет в такой ситуации дать сложно, скорее, я могу сделать предостережение: прежде, чем взяться за проект перезапуска промзоны, продумывайте и перепроверяйте схему ее дальнейшего финансирования. Несколько раз проработайте бизнес-план, прежде, чем приступить к ремонту.

Учесть опыт Хай-Лайна

— Ясно. Другая актуальная для Москвы тема — благоустройство общественных пространств. Можете привести пример улицы или парка, где при вас прошла реновация, которая оживила и возродила это место?

Здесь лучше не сравнивать с Китаем, потому что у них представление об общественных пространствах сильно отличается от европейского или американского. Приведу пример парка Хай-Лайн в Нью-Йорке (Озеленённая пешеходная зона на Манхэттене, созданная на эстакаде, по которой раньше проходила грузовая железная дорога, — ред.). Пускай в Москве нет такой эстакады, и подобный проект здесь невозможен. Важно другое: Хай-Лайн — это хороший пример того, как может ожить любая улица в центре, если сделать её пешеходной, и этот опыт как раз к россиской столице применим.

4443eb88107c94d9b7adb0c39de53999b64eeb56

Парк Хай-Лайн в Нью-Йорке.

Фото: Mike Segar / Reuters

Общественное пространство становится таким образом пространством социальным, местом, где люди общаются друг с другом и с городом. В чем причина популярности Хай-Лайн? Это центр города, при этом там нет машин, и пространство этого парка-променада отлично зонировано, на мой взгляд. Есть тихие места со скамейками, где можно уединиться, спокойно сидеть, наблюдая сверху за уличной жизнью. Другие зоны, расположенные ближе к музеям, больше рассчитаны на контакт с городом, с искусством. Все эти пространства связаны единым удобным пешеходным маршрутом.

От редакции: Хай-Лайн попал в десятку самых популярных туристических достопримечательностей Нью-Йорка.

Недочёты Кремлевской набережной

Что касается пешеходных пространств в Москве, я обратил внимание на то, как неудачно устроены у вас набережные в центре. Оттуда открываются прекрасные виды, но выходов к воде недостаточно. От квартала до квартала по набережной идти очень долго, это неудобно. И не хватает пешеходных маршрутов, выводящих к реке — пешеходных переходов у Москвы-реки тоже слишком мало. Сейчас я обращаю на этот момент особое внимание как отец трёхлетнего сына.

6fe1ccd6029182a68f560cb19cf67f47ab3a42f2

Зона DUMBO в Нью-Йорке.

Фото: Kathy Willens / AP Photo

Посмотрите, как выглядит место под названием DUMBO в Бруклине, это между Манхэттенским и Бруклинским мостами. Там тоже хороший вид на город, но вся пешеходная инфраструктура, о которой я сейчас говорю, там создана. И поверьте, организовать доступ к реке, сделать так, чтобы набережная выглядела уютно и притягательно для пешеходов — это совсем не дорого и не требует масштабных работ.

Сцены и павильоны на улицах Москвы

— Будут ли какие-нибудь рекомендации насчёт обычных улиц в центре и на периферии города?

Недостаточно просто расширить пешеходные зоны, провести озеленение и поставить скамейки. Надо создать инфраструктуру, условия для того, чтобы люди могли задержаться на улице, провести время, отдохнуть, насладиться местом. Для этого надо оборудовать и «культурные» площадки — сцены и пространства, где можно, например, посмотреть кино. Нужно организовывать уличную коммерцию, торговлю. Всё это привлекает людей, создает саму уличную жизнь города.

На своей лекции в институте «Стрелка» я демонстрировал визуализации проекта благоустройства проспекта Сахарова, подготовленного нашим бюро. Обратите внимание на уличные павильоны: по нашему замыслу, они являются «залами» одного уличного «музея», который знакомит с биографией Сахарова. В каждом из них можно увидеть небольшой фильм о нём, а все вместе они образуют целостную картину. Вот о таких активностях, о таких площадках я говорю. Именно они наполнят улицы жизнью.