Авангард Москве не нужен

Урбанистика
Фото: Институт "Стрелка"

Канадец Трой Терьен, архитектор, креативщик и консультант в области инноваций, сегодня занимает пост куратора музея Гуггенхайма, где для него со временем даже придумали новую должность с труднопереводимым названием. А возможно, скоро он станет политиком в родной Канаде. МОСЛЕНТЕ удалось пообщаться с ним после его выступления в Институте «Стрелка», которое было посвящено роли архитектора в эпоху высоких технологий, когда информация передаётся всё быстрее, культурные процессы ускоряются и постоянно меняются. Терьен не дал готового рецепта, как сделать здания интересными и функциональными для любого мегаполиса, но подробно объяснил, чем вреден авангард.

Трой Терьен, куратор Музея Гуггенхайма, возглавляет отдел диджитал-инициатив

Ничего хорошего

— Когда в начале лета я беседовал с главным редактором archdaily.com Дэвидом Басульто, он сказал, что если Москва претендует на статус одной из мировых столиц, то она должна производить авангард, авангардные решения и проекты, в том числе и в архитектуре. Вы впервые в Москве, какие у вас первые впечатления от города: это одна из мировых столиц наших дней или такая экзотическая разновидность восточного города, вроде Стамбула с евроремонтом на главных улицах?

Если говорить не о работах таких классиков авангарда, как Мельников, а о современной авангардной архитектуре, то она скорее разрушает город, а не создает живой новаторский архитектурный язык. В Москве я провёл всего лишь день и судить о ней не возьмусь, но скажу, что если ваш город претендует на роль одной из архитектурных столиц XXI века, то лучше бы вам определиться и решить, что авангард вы не строите.

Современные авангардные проекты и здания переключают на себя слишком много внимания: и архитекторов, и журналистов, и публики. Они уводят от реальных городских нужд и проектов, львиная доля общественного внимания и дискуссий привязана к проектам современных «звёздных архитекторов», и ситуацию надо менять.

E86836e566e49132244d5a89df82cba3e713551c

Центр современного искусства «Гараж» в Парке Горького.

Фото: Артем Геодакян / ТАСС

Кураторам, журналистам надо работать сегодня над тем, чтобы в массовом сознании не стояло знака равенства между словом «архитектура» и единичными проектами мировых «архитектурных звёзд». Ведь общественная дискуссия об архитектуре должна существовать, и она должна охватывать актуальные, действительно значимые вопросы.

Кстати, у вас в Москве в институте «Стрелка» в этом плане очень просто выстроить нормальное, открытое общение о современном архитектурном процессе. И студенты, и преподаватели понимают его правильно. В Колумбийском университете, где я преподаю, мне, чтобы получить общение и дискуссию такого уровня как здесь, приходится «прятаться от радаров», вести занятия на французском, создавая вокруг себя маленькую колонию странных, нестандартно мыслящих людей. А здесь у вас такого отсева, похоже, не требуется, у вас и так никто не обожествляет Заху Хадид или Фрэнка Гери.

Так вот, возвращаясь к Дэвиду Басульто. Раз он намекает, что с современным авангардом в архитектуре у вас дела обстоят не очень, то, по-моему, это хороший знак. Это означает, что Москва - один из самых интересных развивающихся мегаполисов сегодня.

Неравный брак менеджера и гения

Архитекторам стоит понимать, что архитектура как сложившаяся дисциплина тяжело больна. Её главная болезнь - профессионализация. Не знаю, как у вас, в России, но в Америке первая лицензия была выдана архитектору в Чикаго в конце XIX века, а уже в 1951-м все архитекторы в Штатах должны были проходить лицензирование.

Изначально существовало такое видение, что архитектор - это гений, который приносит новые творческие идеи, способные переплавить и разрешить все проблемы. И это придало фигуре архитектора социальную значимость. А лицензирование постепенно привело к тому, что архитекторов стали загонять в рамки профессионализации, отчего они превратились в менеджеров строительных проектов, чьи действия и решения должны быть предсказуемы, должны оставаться под контролем. Но им в обязанности по-прежнему вменяется регулярно выдавать творческие решения, способные развязать узел противоречий, которые существуют в любом проекте.

По-моему, менеджер проектов и архитектор как творческая единица - это разные профессии, разные компетенции. Если ты — гений, творец, идеи не приходят к тебе регулярно. А когда ты становишься менеджером, ты работаешь в предсказуемом графике, но это не занятие для гения. Так что в XX веке архитекторам навязали этот неравный брак между творчеством, креативностью, и менеджерской работой. И в профессии выжили люди, работавшие с таким настроем: будем долго выполнять много рутинной работы, и потихоньку вырастем до ключевой позиции в архитектурном бюро, или создадим свое.

Из тех, кто прошёл такой отбор, только шесть-семь архитекторов в мире стали «звёздами» первой величины, о чьих проектах все говорят. И раз в пять лет появляется новая фигура, претендующая на такое же место на пьедестале, но сложившаяся структура очень консервативна, и, чтобы «войти в пул», ему приходится ждать, когда кто-нибудь из великих умрёт. Например, сейчас, после смерти Захи Хадид, мне интересно, кто займёт вакантное место.

Модель Силиконовой долины

Учитывая всё вышесказанное, мне очень сложно ответить на ваш вопрос о том, что делать московским архитекторам и властям, чтобы создавать функциональную и при этом креативную архитектуру. Да, нужно выполнять менеджерскую часть работы, следить за тем, чтобы в проектах соблюдались нормативы. Но с другой стороны, где в сложившейся структуре найти место творческому подходу, архитектурному гению?

Ответом является модель Силиконовой долины и идеи хакерства. Эта схема предполагает, что есть профессиональные инженеры, благодаря которым в вашем смартфоне стоят современные чипы. И в то же время есть подростки, создающие социальные сети вроде facebook, сервисы и приложения, меняющие мир и зарабатывающие на этом миллионы долларов. Это не инженеры делают, а хакеры. И именно благодаря тому, что они придумывают, смартфоны позволяют сделать жизнь удобнее и интереснее.

И в наши дни Facebook построил себе штаб-квартиру по проекту Фрэнка Гери в Силиконовой долине, в местечке с названием One Hacker Way (только по-хакерски, - ред.). В Силиконовой долине сейчас сильна идея, что надо брать гениальных подростков, способных создать атомные реакторы в папином гараже, и финансировать их дальнейшую работу, не забивая им голову академическим образованием, не делая их «профессионалами» в современном понятии.

Алгоритм хороший, но у меня нет готового ответа, сработает ли такая схема для изменения сложившейся ситуации в архитектуре, и применимо ли это к Москве. Может быть.


Лекция Троя Терьена на «Стрелке»