Особенности московского кладоискательства

Город
Фото: Сергей Пятаков / РИА Новости

Лучше не пытайтесь что-нибудь копать в Москве. Вдруг найдёте какую-нибудь археологическую редкость, что может привести к ужасающим последствиям — от долгой бюрократической возни до штрафа в размере вашей пятилетней зарплаты. А копнёте глубже, так и вовсе можете сгинуть в пучине обрушившихся культурных слоёв.

МОСЛЕНТА расспросила о разных археологических авантюрах двух лучших экспертов в этом деле — главного археолога Москвы Леонида Кондрашева и единственного в России легального кладоискателя Владимира Порываева. Принципы оказались просты: собрались что-то строить или развивать науку — к археологам, искать клад — к «белым» копателям, т.е. легальным, а к «чёрным» лучше вовсе не соваться, даже если их найдёте.

Опасность под ногами

Начнём с плохого — вы можете ненароком повредить объект археологического наследия, просто вырыв маленькую ямку не в том месте и не в то время. Штраф за это составляет от 50 до 300 тысяч рублей. А юридическому лицу придётся заплатить от 600 тысяч до 10 миллионов.

Самое страшное, что вы можете неудачно откопать — объект культурного наследия. За его порчу будут судить по статье 243 УК РФ, и вот там штрафы совсем серьёзные: до пяти миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет. А ещё можно получить 480 часов обязательных работ или вовсе сесть на 6 лет. Орудие труда у вас заберут.

И да — изначально все археологические предметы считаются государственной собственностью. Поэтому запросто заберут и их. Так что при необходимости или непреодолимом желании что-нибудь раскопать лучше обратиться к археологам. Ну или кладоискателям — смотря что нужно.

Археологи

Все строительные, ремонтные работы в нашем городе проводятся под их чутким надзором. И не зря — московская земля, похоже, хранит ещё много сюрпризов. Весной вот археологам удалось раскопать белокаменные надгробия в Кремле на месте снесённого 14-ого корпуса. Лето и вовсе выдалось «урожайным»: кабак, переживший четырёх императоров, подпольный рынок, подарок от московских фальшивомонетчиков и целая бревенчатая мостовая под Тверской. И конца не видно артефактам в Зарядье.

«Археолог — отнюдь не охотник за древностями, он — учёный, развивающий отечественную историю», — замечает главный «специалист по охране памятников» столицы Леонид Кондрашев.

Археологи активно сотрудничают со всевозможными любителями истории, желающими тоже покопать, потому что руки нужны всегда. «Таких людей мы пытаемся ориентировать на контакт с нашими археологами, с теми, кто является знатоками и профессионалами, — рассказывает Кондрашев. — Они в итоге выполняют роль высоко профессиональных рабочих, способных с помощью металлодетектора определить возможное нахождение металлических предметов, а затем уже вместе с археологом аккуратно раскапывать историю так, чтобы не навредить памятнику».

К тем, кто копает сам по себе, относятся плохо, даже археологами называть не хотят. В народе их окрестили копателями, мародёрами, даже флибустьерами и пиратами. А ещё главный археолог Москвы уверен, что наказание за нелегальную охоту на артефакты надо ужесточать. Во-первых, из любви к истории. Во-вторых, по причине беспокойства за людей.

559edda2f72c00e0d4ad1917be6002ea5cf59acc
Фото: Илья Питалев / РИА Новости

«Самое главное, что должны помнить все копатели и любители — все подземные коммуникации — зона повышенной опасности, — пугает Кондрашев. — Подрывая стенки любого котлована, человек рискует быть засыпанным. Нет ничего страшнее давления грунта. Я лично видел, когда громадные двутавровые балки сгибались в одно мгновение, так было на Манежной площади, когда демонтировали шахты. Я сам, будучи молодым археологом, относился к таким вещам несерьёзно, пока не увидел, как это всё гнётся буквально на глазах. А человек очень нежное существо, чтобы выдержать такое давление. К сожалению, были случаи, когда гибли и наши археологи под развалинами обрушившегося котлована под домом. И машины съезжали в котлованы. Это всё не только интересно, но и опасно».

С кладами археологи работают, только если таковые случайно попадаются. «Сейчас вознаграждение за найденный клад составляет 50%, но оно делится пополам между владельцем земельного участка и человеком, обнаружившим клад. Клад — это целенаправленно скрытые ценности, это не археология. И речь идёт о случайной находке. А если человек целенаправленно ищет клады, это приравнивается к археологическим исследованиям со всеми вытекающими последствиями», — поясняет главный археолог Москвы.

Так что если ваша цель — именно кладоискательство, а не просвещение, то вам — к нашим следующим героям.

Кладоискатели

Кладоискательская контора Владимира Порываева — первая и единственная в России организация, которая профессионально занимается поиском кладов и потерянных вещей.

«Коп в России — больше, чем хобби, у нас это — часть национальной идеи, — считает наш собеседник. — Кто наш сказочный герой? Емеля, который лежит на печи, ничего не делает и всё у него есть. И основными массами отечественных кладоискателей движет именно эта идея: как бы так устроиться, чтобы ни хрена не делать, и чтобы всё было. Ни в Англии, ни во Франции — нигде так кладоискательство не развито, как у нас».

Работает контора строго по закону и все проекты отдаёт на юридическую экспертизу. Оплата, как правило, за процент от найденного — обычно 50 на 50. Доставали всякое — и фамильные ценности, заботливо запрятанные забывчивым дедушкой в огороде, и заначки домушников, и даже выброшенные из окна обручальные кольца.

«Даже под окнами пятиэтажки или девятиэтажки пройдитесь с металлоискателем, чего там только не будет: и ювелирка, и мобильные телефоны и деньги. Это просто потерянные вещи. Весной стоит походить у скамеек в парках, у горок на детских площадках. Тот же ассортимент: часы, мобилы, украшения», — рассказывает Порываев.

А однажды он и его сотрудники раскопали даже пару тысяч монет времён Ивана Грозного. Но с такими кладами пришлось попрощаться пару лет назад, когда был ужесточен закон.

От любителя истории до Лары Крофт - один год

Пару лет назад в федеральное законодательство были введены поправки, которые очень сильно ударили по археологам-любителям. В одну кучу смешали «расхитителей гробниц» и «честных коллекционеров и кладоискателей», которые ищут монеты по полям и лесам. Основные требования: никоим образом нельзя залезать на археологические памятники — это справедливо, но кроме того, в процессе поиска вы не должны нарушать культурный слой и изымать объекты, которым больше 100 лет. То есть монету 1916 года можно забирать, а вот уже 1915 — нет, иначе — преступник.

«Закон в отношении нас сейчас глупый и бессмысленный. Вместо того, чтобы сделать из кладоискателей помощников археологов, нас поставили рядом с преступниками. А ведь мы бы могли существенное пополнение вносить в бюджет», — считает кладоискатель Порываев.

B05b0d8d7748895733566ff0992ed138f7246f28
Фото: Екатерина Чеснокова / РИА Новости

Главный археолог Москвы обещает, что в столице выйдут со дня на день поправки в постановление правительства города №414 «О порядке проведения археологических полевых работ на территории города Москвы». И тогда всем станет понятно, что делать с нежданными (или вполне ожидаемыми) артефактами. «В них рассмотрены все случаи и варианты обращений граждан и расписано, что нужно делать в той или иной ситуации. Они проработаны и с нашими коллегами, и с прокуратурой», — пояснил он.

«Мы должны помнить, что зачастую под флагом того, что как хорошо — люди занимаются историей, эту самую историю и уничтожаем. Всё-таки этим должны заниматься профессионалы», — уверен он.

Теневая сфера

Несмотря на строгие законы, чёрный рынок артефактов Москвы постоянно пополняется новыми редкостями. Торговля идёт в основном в интернете.

«Есть категория коллекционеров и перекупщиков, которые, видя в центре очередную траншею, договариваются с рабочими, чтобы те в случае интересной находки перезванивали им по оставленному телефону, и заранее оговаривают сумму премиальных», - поясняет Леонид Кондрашев.

Иногда с места очередной стройки из котлована вывозят землю и вываливают где-нибудь на газоны без присмотра. На юго-западе Москвы в последнее время замечены подобные истории. А прямо в отвалах люди обнаруживают и палеонтологические редкости, и кованые гвозди, и другие, более ценные артефакты. И не все их декларируют.

На антикварном рынке есть и вещи, которые попали к владельцу когда-то давно, и информация о месте находки уже утрачена, или они являлись частью каких-то коллекций с ХVIII-ХIХ веков. Пока они ещё могут продаваться, но скоро окажутся вне закона, если не будут задекларированы.

Однако «белый» кладоискатель Владимир Порываев утверждает, что в Москве вы можете абсолютно законно искать и забирать находки возрастом не старше ста лет. Конечно, к вам может подойти полицейский и поинтересоваться, что это вы тут делаете с металлоискателем, но специалист говорит, что оправдываться не надо.

«Вы заняты своим делом, закон не нарушаете, объяснять ничего не обязаны. Чтобы потребовать от вас объяснений, вам вначале должны предъявить какое-либо обоснованное обвинение. А современное городское старательство, поиск потерянных вещей — это разрешено. И помните, что собственность у вас могут изъять только по решению суда», — поясняет он.

На худой конец, можете сказать, что ищете свои ключи. Или метеорит. И тогда это будет уже совсем другая история.


Олег Фочкин, Олег Матвеев, Ксения Рязанцева