11 октября в 00:05
12 мин.

«На врачебную карьеру я давно забил». История медсестры московской скорой по имени Никита

Никите 24 года, и три из них он работает медсестрой в скорой помощи. Ошибки нет: именно медсестрой. К тому же он ведет свой Instagram, где рассказывает о буднях московской неотложки. Когда-то он мечтал стать врачом, но сейчас о медицинской карьере даже не думает. Говорит, время на это тратить не хочется. Зато есть желание стать преподавателем в одном из московских медколледжей, к тому же профильное образование есть. Никита — дипломированный педагог-психолог. В беседе с «Мослентой» он рассказал, как вышло, что медбрата записали в медсестры, почему он до сих пор не читает лекций, как работает московская скорая и почему ее приходится иногда ждать по несколько часов. Ниже — его монолог.
«На врачебную карьеру я давно забил». История медсестры московской скорой по имени Никита
Фото: @kit_aybolit

«Постараться изменить отношение к медикам»

Привет! Я Никита. Работаю на скорой, веду свой блог в Instagram. С самого детства я мечтал стать врачом. После девятого класса пошел в медколледж. Цель была проста: получу профессию, а потом продолжу обучение. Поступил на сестринское дело.

Доучился до третьего курса, пошел на практику, а после нее чуть не забрал документы. В тот момент я настолько разочаровался в своей профессии, что думал: все, не мое, надо уходить из медицины. Я просто увидел, как к нам, медработникам, относятся люди, и понял: долго во всем этом не смогу.

Но до выпуска оставался всего год. Бросать все было уже как-то обидно. И я решил доучиться. А потом выпустился из колледжа и пошел работать с одним намерением: постараться изменить отношение людей к медикам, а медиков — к людям.

«Вы нам должны!»

Пациенты зачастую относятся к нам потребительски. Часто приезжаешь на вызов и слышишь: «Вы нам должны! Обязаны! Мы платим налоги, из которых складывается ваша зарплата!»

На нас смотрят как на обслуживающий персонал и не стесняются прямо говорить об этом. Приятного в этом, честно говоря, мало.

Отношение врачей и старших сотрудников, когда я проходил практику, тоже показалось мне довольно странным. Возможно, мне просто не повезло. Но вокруг были люди, уже много повидавшие, прожженные, можно сказать, этой профессией и от всего на свете уставшие. Ко мне они относились по принципу «подай — принеси — не мешай». Выходило, что и для пациентов, и для коллег я был всего лишь обслугой. Это расстраивало и разочаровывало.

«В моей трудовой книжке уже есть вкладыш»

Да, мне всего 24 года, но я много где успел поработать. В своем блоге я шучу, что в моей трудовой книжке уже есть вкладыш.

Я жил в Подмосковье, так что изначально пошел в местную поликлинику и устроился в процедурный кабинет. С восьми до десяти утра мы брали анализы крови, а потом до восьми вечера преимущественно делали внутривенные уколы. Здесь я научился отлично колоть, что потом мне очень пригодилось. Но график работы был неудобным, а зарплата мизерной, так что довольно скоро я оттуда ушел.

«На врачебную карьеру я давно забил». История медсестры московской скорой по имени Никита

Фото: @kit_aybolit

Следующим местом моей работы стало приемное отделение одной из московских клиник. Там я натренировался снимать кардиограмму и обучился многим другим важным вещам. Ну, и умение попадать в вену отточил до автоматизма — кровь приходилось брать у пациентов постоянно. Три года я проработал там, но с коллективом отношения не сложились. Снова пришлось искать новое место.

Им стал один из столичных реабилитационных центров. Там я работал с лежачими больными — людьми, поступившими к нам после инсульта или, например, травмы шейного отдела позвоночника. Вот на этом месте я научился всему, к чему жизнь особо не готовила. Те же катетеры уретральные ставить раньше мне не приходилось. Ушел из-за зарплаты.

И оказался на скорой. Мне тогда был 21 год.

«Вот так я медсестрой и стал»

Подписчики моего блога, конечно, развлекаются по полной из-за того, что я медсестра, а не медбрат. Поначалу, правда, сильно удивляются, постоянно задают вопросы. «Никита, как так вышло? Как медбрат стал медсестрой?». Да очень просто.

Во всех предыдущих клиниках я и по факту, и по документам был медбратом. А тут, на скорой, в трудовую мне вписывают: «медсестра». Я, конечно, поинтересовался, что происходит.

Мне сказали, что тут и так мало таких, как я, так что вводить понятие «медбрат» в документацию нецелесообразно. Вот так я медсестрой и стал.

Я уже привык. Все равно все обращаются ко мне как к медбрату, да и в бумагах не особо официальных так пишут. За три года я успел смириться. Так что за эту забавную ситуацию с медсестрой по имени Никита надо сказать спасибо моим работодателям. Но ничего критичного я в этом не вижу. Зато весело.

«Иногда было страшно»

Должностные обязанности на скорой у меня были примерно те же, что и всегда. Но сама работа была настолько в новинку, что сложно описать. Здесь ты никогда не знаешь, что будет, куда ты приедешь, с чем придется столкнуться и чего ожидать. Вечная игра в рулетку.

«На врачебную карьеру я давно забил». История медсестры московской скорой по имени Никита

Фото: @kit_aybolit

Поступает, к примеру, вызов. Повод — высокое давление. Приезжаешь, и на месте выясняется, что у человека инфаркт, инсульт или что-то вообще не относящееся к сердечно-сосудистой системе. А в другой раз едешь к больному с жалобами на боль в животе, а там — пулевое или ножевое ранение.

К этому было сложно привыкнуть. Иногда было страшно. Но человек так устроен, что приспосабливается к чему угодно, если это становится большей частью его повседневной жизни. Придешь так на скорую, первое время тебя пошатает, а потом начинаешь относиться к любым ситуациям философски, с пониманием, что готовым надо быть ко всему.

«Бригада — единый организм»

У нас на лбу не написано, кто тут врач, кто фельдшер, а кто медбрат. Люди воспринимают нас одинаково. Для них нет разницы, а мы особо и не говорим, кто из нас кто. На это как-то нет времени.

А вот отношение коллег, конечно, было уже другим, чем то, с которым я столкнулся во время учебной практики.

Нет, люди, для которых я «медсестра, сиди и помалкивай», еще встречаются, но большинство старается рассказать, объяснить то, чего другой не знает. Чем больше у каждого из нас знаний и умений, тем лучше и для бригады, и для пациентов. Для всех.

Бригада — это единый организм, где работает принцип «один за всех и все за одного». Мы друг за друга держимся, иначе работать было бы невозможно.

«Шоколадки везут на подстанцию, чтобы вместе чаю попить»

Какие-то случаи запоминаются, потому что ты смог быстро помочь человеку. Какие-то, наоборот, откладываются в памяти, если ничего сделать не получилось. Но много и забавных историй.

Однажды мы с коллегой, девушкой, приехали на вызов. Все сделали, помогли женщине, которой стало плохо. Нас вызывала ее родственница. И потом она решила нас оригинально отблагодарить: пыталась выдать нам по пакету с популярной косметикой. Да, и мне тоже. Видимо, она торговала этими средствами. Честно говоря, она нас в тупик поставила. Такого раньше с нами не случалось. Пакеты брать не стали, вежливо попрощались и ушли.

«На врачебную карьеру я давно забил». История медсестры московской скорой по имени Никита

Фото: @kit_aybolit

Люди часто стараются что-то нам подарить. Чаще всего пытаются угостить шоколадом и конфетами. Кто-то принимает такие благодарности, кто-то принципиально отказывается — все зависит от конкретного человека. Но вообще шоколадки часто везут на подстанцию, чтобы вместе по возможности чаю попить.

Я сам несколько раз привозил конфеты, зефир и другие вкусности. Как-то раз нас пациент угостил медом с собственной пасеки.

Да чем только не угощали! Другие сотрудники банки с солеными огурчиками и помидорками, например, привозили.

Но самое приятное — услышать слово «спасибо». Это по-настоящему важно для всех медиков, не только для тех, кто работает на скорой.

«Медицина здесь бессильна»

Отдельная история — некоторые врачи. У нас до сих пор есть люди в белых халатах, способные прописать пациенту, например, лечебных пиявок или направить к астрологу. Подписчики моего блога присылали мне такие истории. Так что и сейчас можно напороться на доктора, который отправит вас к остеопату, чтобы тот, грубо говоря, помял пятку и вставил на место матку. К астрологам направляют, уверяя, что те смогут вычислить точную дату, когда больному станет легче или когда женщина сможет забеременеть. Про выписывание биодобавок и говорить нечего. И я не шучу. Я абсолютно серьезен.

Знаю одного доктора. У него, на минуточку, есть диплом энерготерапевта. Однажды он приехал к больному с почечной коликой и вместо того, чтобы вколоть лекарство, врач начал делать пассы руками над его поясницей. Потом спросил: помогло? Больной головой мотает: нет.

Доктор вздохнул, развел руками, сообщил, что медицина здесь бессильна, и покинул квартиру.

Потом ошалевшие коллеги, конечно, сделали пациенту нужный укол. Не оставлять же его так.

«Я сразу вижу результат своей работы»

Я часто думаю, что хотел бы навсегда остаться на скорой. Это та работа, которая сразу дает тебе понять, на что ты по-настоящему способен. Все свои знания и умения ты тут же проверяешь на практике. Я сразу вижу результат своей работы.

На врачебную карьеру я забил уже давно. Даже не задумываюсь о ней. Я общался и общаюсь с множеством врачей и студентов медвузов. Сейчас я понимаю, что зачастую умею и знаю больше, чем некоторые доктора в поликлиниках. И мне этого достаточно. Не хочется тратить шесть, а то и восемь лет своей жизни на обучение в медвузе с неизвестным, если честно, результатом.

«Хочу стать преподавателем»

Помимо колледжа у меня есть высшее образование. Я дипломированный педагог-психолог. Учиться пошел, потому что потом хотел устроиться в медколледж и преподавать предмет под названием «Основы сестринского дела». Сейчас он идет со второго курса. В рамках обучения студенты приобретают основные навыки, которые нужны медсестрам и медбратьям, начиная от обработки глаз, носа и рта у лежачих больных до внутривенных уколов, постановки капельниц, клизм, катетеров и всего подобного. В общем, я хочу стать преподавателем и учить молодых людей всему, что должен уметь средний медперсонал.

«На врачебную карьеру я давно забил». История медсестры московской скорой по имени Никита

Фото: @kit_aybolit

Но мечта так и остается мечтой. Найти место у меня пока не получается. Во всех медколледжах, по крайней мере поблизости, все занято. Надеюсь, рано или поздно мне удастся устроиться хотя бы по совместительству. А если я прав и это действительно мое, хотелось бы сделать преподавание своей основной деятельностью. Но пока это только размышления, да и совсем бросать скорую я не хочу.

«Неотложка едет до двух часов»

Вообще скорая в Москве работает очень оперативно. Не надо скепсиса. Сейчас объясню.

Есть различные службы, которые сегодня относятся к скорой помощи. Есть линейные бригады, состоящие из врачей, фельдшеров и медсестер, а есть специализированные — педиатрическая, реанимационная, психиатрическая.

Линейные бригады выезжают на экстренные и неотложные вызовы. Первые — реальная угроза жизни.

Боли в груди с подозрением на инфаркт, ДТП, падение с высоты — все эти поводы требуют экстренной помощи. Мы на них летим с максимально возможной скоростью. Но чаще всего вызывают неотложку.

К неотложным вызовам относятся все жалобы на боли ли недомогание, которые по описанию не связаны с непосредственной угрозой жизни. Это подскочившее давление, боли в животе и все в этом духе. На такие вызовы неотложка едет до двух часов. Это правда.

Диспетчер фиксирует обращения и распределяет задачи по бригадам в зависимости от жалоб пациентов. Но некоторые вызовы, относящиеся к неотложным, могут зависнуть на подстанции.

«Людей не хватает»

Свободных бригад нет практически никогда. В таком случае диспетчер переключает людей на консультативный пульт. С обратившимся человеком говорит врач и старается предложить что-то, чтобы ему стало лучше, например, предлагает принять тот или иной препарат, чтобы снизить давление, притупить боль или остановить рвоту. Если больному не становится легче, тогда к нему посылают первую освободившуюся бригаду.

«На врачебную карьеру я давно забил». История медсестры московской скорой по имени Никита

Фото: @kit_aybolit

Людей не хватает. Их почти не обучают. Например, фельдшеров для скорой учат только два или три колледжа в Москве, и в каждом — по одной или по две группы. Я закончил учиться пять лет назад. В моем колледже оставалось только две группы с третьего и четвертого курсов. Потом обучение по этому направлению закрыли. То же самое случилось еще в нескольких медколледжах. В итоге имеем то, что имеем.

«Сутки через двое — это полторы ставки»

Я работаю в суточном графике, а если точнее — сутки через трое, а иногда и сутки через двое. На нашем языке это называется «на ставку с четвертью». Постоянная работа в режиме сутки через двое — это полторы ставки.

Сложно назвать среднее количество вызовов за смену. Зависит от множества факторов, в том числе от времени года.

Например, летом можно всего на три вызова съездить, а можно и на 15 или на 20. Все зависит от воли случая.

Но, как правило, в теплое время года вызовов объективно меньше, потому что многие уезжают в отпуск или на дачу.

Мой максимум — 24 вызова за смену. Даже вспоминать не хочу.

«Общение с людьми — моя обязанность»

Я решил завести блог в Instagram, потому что мне нужна была отдушина. К тому же там я могу что-то рассказать и показать людям, поговорить с ними, что-то обсудить. Между прочим, когда я устроился на скорую, среди прочих должностных обязанностей была просвещать людей в вопросах здоровья.

«На врачебную карьеру я давно забил». История медсестры московской скорой по имени Никита

Фото: @kit_aybolit

Блог помогает мне охватить как можно большую аудиторию, рассказать что-то новое, объяснить, показать. Хочется, чтобы люди стали более осознанными и более образованными в вопросах, связанных с их собственным здоровьем.

Среди моих подписчиков самые разные люди. Больше всего одновременно и комичных, и грустных ситуаций происходит с пенсионерами. Они вроде бы все о себе знают, точно описывают, что с ними происходит, но при этом ничего не делают для того, чтобы избавиться от своих недугов, чтобы как-то облегчить свое состояние.

«Это интернет. Ничего нового»

Без проблем тоже не обходится. Есть подписчики, которые не считают нужным фильтровать, что пишут. Иногда я получаю сообщения, где очень много обидных вещей. Чаще они прилетают в директ.

Некоторые люди просто считают себя вправе хамить и унижать других. Иногда мне пишут: «Ты вообще кто такой? Чего ты тут нам рассказываешь? Мы без тебя все лучше знаем». Есть и те, кто переходит на личности. Помню, мне писали, что и я стремный, и друзья у меня страшные, и чего только еще ни выдавали.

Впрочем, это интернет. Стоит тебе завести блог, жди парада «белых пальто» в комментариях и личных сообщениях. Ничего нового.

Отдельная история — просьбы о консультации в сети. Мне скидывают в директ фото анализов и выписок, просят прокомментировать, а иногда и назначить лечение. Но я всегда вежливо отказываю. Комментировать диагнозы и назначения врачей — не в моей компетенции. Я на это права не имею. В таких случаях я советую обратиться к доктору. Если у меня есть знакомые врачи, специализирующиеся на проблеме, с которой ко мне пришел человек, могу предложить проконсультироваться у них. Если кому-то попались специалисты, назначившие пиявок и астрологов, могу просто посоветовать сходить к другому врачу и узнать еще одно мнение.

«По праздникам можно, но без фанатизма»

Я живу с девушкой и двумя котами. Один из них — сфинкс, а другой — настоящий дворянин. Во дворе подобрали.

Несмотря на специфику работы, пока не выгорел. Противостою выгоранию всеми силами. Способов борьбы с этим у медиков много. Кто-то выпивает, кто-то закуривает, я предпочитаю, честно говоря, просто отдыхать.

А вообще главное, чтобы не расклеиться, — хороший коллектив на работе, друзья и возможность отдохнуть, сменив обстановку.

Первые сутки после смены, конечно, хорошо бы просто отоспаться, но не всегда это получается. Помимо этого, я стараюсь в идеале уехать в другой город на экскурсию, поменять и декорации, и вид деятельности.