Снежная мясорубка

Город
Фото: Дмитрий Лебедев / МОСЛЕНТА

Москва недавно пережила первые мощные снегопады. Местами выпало более половины месячной нормы осадков. На борьбу со стихией выехали сотни единиц спецтехники и вышли тысячи дворников. Единым фронтом атаку непогоды удалось отбить. Сейчас снега на московских тротуарах почти нет, но немногие знают, куда он делся. МОСЛЕНТА побывала на одном из 35 снегосплавных пунктов, где в день растапливают и отправляют на очистные сооружения до 10 тысяч кубометров снега, что примерно равно объему тысячи кузовов КАМАЗов.

Куда увозят снег

Все снегосплавные пункты в Москве устроены почти одинаково — огороженная территория, диспетчерская, площадки для техники и хранения снега, а также два вида оборудования по его измельчению и превращению в воду. Снежную массу либо сваливают в дробилки, либо вываливают на стальную сетку и давят бульдозером.

«Наша организация эксплуатирует 35 подобных пунктов, — рассказывает замначальника службы по эксплуатации снегосплавных пунктов АО «Мосводоканал» Алексей Бойков. — В Москве есть еще пункты на базе Мосводостока и несколько пунктов в округах. Есть и мобильные таялки, они принадлежат дорожникам и частникам, но по производительности наши — самые актуальные».

Измельченный дробилками или бульдозером снег попадает в резервуары, где быстро тает за счет весьма естественных источников тепла, образованных сточными водами.

«Наши пункты работают за счет тепла городских сточных вод, то есть обычной канализации, куда идут стоки из московских квартир. Сточная жидкость никогда не замерзает, она не становится холоднее 12 градусов даже в морозные дни», — объясняет Бойков.

В конечном итоге от растаявшего снега отделяется песок и мелкий щебень. Он тонет и отделяется от общей массы песколовками.

Сколько снега плавят в год

В теплой диспетчерской за процессом наблюдает дежурный мастер, он документирует весь поступивший снег. Цифры на экране сообщают, что только за смену этот пункт уже принял 31 машину. В кузовах грузовиков привезли 540,7 кубометров снежной массы. Всего же за сутки сюда прибыли 107 машин, а за сезон — 4.875. Таким образом в дробилки сброшено уже 105 тысяч кубометров снежной массы.

Машины подъезжают круглосуточно, у водителей с собой путевой лист и магнитная карта, считывая которую, мастер сразу видит, кому принадлежит грузовик, каков объем его кузова и так далее.

«Каждый подобный пункт способен принимать от 500 до 1000 автомашин. В этом году пока была максимальная нагрузка 250 тысяч метров кубических за сутки всеми пунктами, которых 35. Каждый пункт принимает от 7 до 10 тысяч кубических метров снега», — поясняет Алексей Бойков.

По его словам, ежегодно пункты Мосводоканала принимают около 15 миллионов кубометров снега. Если взять средний КАМАЗ и принять, что объем его кузова — 10 кубометров, то получится полтора миллиона грузовиков. Конечно, наши подсчеты абстрактные, так как грузовики приезжают самые разные. Наиболее вместительные здесь называют «вагонами» или «шаландами».

«Три года назад, когда была очень снежная, правильная зима, приняли максимум — 30 с лишним миллионов метров кубических. Это рекорд за все время существования наших пунктов, то есть с 2001 года. В обычную зиму обычно раза в два меньше», — добавляет наш собеседник.

Чище, чем в Москве-реке

В зимнее время года столичные дороги раньше посыпали солью, а когда убирали — снег с грязью просто сваливали в реки. Об экологии тогда думали мало. Сейчас, уверены в Мосводоканале, ситуация изменилась кардинально.

«Большая часть реагентов и соли, если они встречаются, отделяются на городских станциях аэрации. Это большой сложный цикл, включающий химическую и биологическую очистку. У нас на Курьяновских сооружениях вода, которая поступает в реку, проходит через аквариум, в котором осетра плавают. А осетра, как известно, живут только в чистой воде. Мы, по факту, сбрасываем в Москву-реку воду гораздо чище, чем та, что уже в Москве-реке», — поясняет наш собеседник.

Он утверждает, что даже если какая-то доля реагентов после очистки и попадет в артерии Москвы, это будет такой маленький процент, что на общую экологическую картину он никак не повлияет.

«Здесь от реагентов очищать снег нет никакого смысла, потому что это все поступает в канализацию, и далее — на городские очистные станции, где проходит полный комплекс очистки, — отмечает Бойков. — В принципе, суточный общегородской сток составляет порядка 3 млн кубических метров. Доля талой воды, которую мы добавляем к этому объему, даже в самые снежные дни, не превышает 5%».

Сбор трофеев

Территория снегосплавного пункта украшена клумбами и разбита на зоны бетонными блоками. Работники станции поясняют, что эти «малые архитектурные формы» были доставлены сюда не специально — их привозят вместе со снегом в кузовах грузовиков.

«Вот на въезде клумбы стоят. Это привезли со снегом, — рассказывают рабочие. — Чего к нам только не попадало. Резина автомобильная, коляски детские, все подряд».

771d017f5eecd830755a128462403d1ff581a16e
Фото: Дмитрий Лебедев / МОСЛЕНТА

«Один раз баллон привезли. Вроде газовый. Это было не в мою смену, — вспоминает мастер Юрий Корчёнкин. — А так, постоянно привозят клумбы, бетонные блоки, вот эти полукруглые ограничители, как около метро ставят. В диспетчерской есть кнопка аварийной остановки роторов. Если слышу грохот — нажимаю, процесс останавливается».

«Вообще, это доставляет большие неприятности, — добавляет мастер. — Во-первых, простой минут до тридцати, во-вторых — повреждаются роторы. Целое лето их потом ремонтируем, чтобы в начале сезона все работало».

На специально отгороженной территории находится своеобразный временный музей трофеев. Всего за несколько снежных недель здесь уже накопилась внушительная гора бетонных обломков и полусфер. Часть из них будет возвращена на московские улицы, часть — отправлена на свалки.