«Так нарядно, что самому неловко»

История
Фото: Максим Блинов / РИА Новости

Краевед Александр Можаев реконструировал места, исчезнувшие до появления реалистической живописи, не говоря уже о фотографии: старый Гостиный двор, долины Неглинки, палаты Воротынского на Никольской. Пользуясь случаем, МОСЛЕНТА попросила Александра рассказать, как возникла идея этой реконструкции, где он брал информацию и что нового узнал в процессе работы.

Вышли сказки Пушкина

«Коротко говоря, — рассказывает Александр, — идея этого проекта возникла еще в конце XIX — начале XX веков у художника Аполлинария Васнецова. Мне это тоже показалось интересным: составлять этакие пары, видеть, как говорится, два мира — два детства. Я начал заниматься этим 20 лет назад в институте, собирал материал, а после еще и сделал иллюстрации».

Почему именно Китай-город?

«Мне хотелось понять, насколько этот район выделялся на фоне других районов тогдашней столицы, — поясняет Можаев. — Мы же представляем это место как? Посередь двора палаты, вокруг огороды да сарайки. А ведь это же была вполне капитальная каменная застройка с десятками каменных домов и храмов первостатейного качества. Затем, начиная с Екатерининского времени, все это активнейше сносилось и перестраивалось. Вот и вышло, что спустя всего три века мы не только растеряли былое великолепие, но и вообще очень мало о нем знаем. У меня возник соблазн самому встать на место заезжего художника и попытаться представить структуру города хотя бы в объемах, в силуэте».

Старые планы, подрядные записи, редкие рисунки иностранных путешественников, результаты археологических исследований — все это стало для Александра источниками информации.

«Иногда выходит так нарядно, что самому неловко, — переживает он теперь. — Скажем, дворец Воротынского — удивительный памятник, стоявший на Никольской улице с 1670-х по 1917 год. Известны планы, по которым ясно, что это здание было огромным и крайне сложным с архитектурной точки зрения. Его пытались рисовать под скатной крышей, но выходил такой сундучина — большой и неловкий. Мне показалось более логичным предположить, что над этажами существовал деревянный верх с отдельными башнями и площадками меж ними: известно, что самые богатые дворцы столетия иногда позволяли себе такую роскошь. В общем, вышли совершенные сказки Пушкина, но, видимо, это тоже нормально».

Васильевский спуск

4b5f7d00a89bb03496f482832fe152349f76fac4
Фото: Александр Можаев

Тиунский приказ, следивший за моральным обликом духовенства, с 1594 года занимал особую избу, стоявшую чуть ниже Покровского собора. Принято считать, что в XVII веке для него были выстроены палаты, известные по старым планам. Но при ближайшем рассмотрении выясняется, что здесь находилось два каменных здания, в разное время носивших имя Тиунской палаты. С 1670 года Тиунский приказ находился в двухэтажных палатах, выстроенных ранее у Константиновских ворот Кремля для городской таможни и известных по изображениям XVII века, а в 1682 году переехал в новое здание, специально построенное в полусотне метров к северу. На плане середины XVIII века старые палаты показаны в самом низу чертежа, новые — чуть выше, розовое в центре — Покровский собор.

Осиповское подворье

Гостиный двор

(Продолжение следует)