00:01, 09 августа 2022
12 мин.

«Только земли коснулся, веревки под ноги и упали!» Чем рискует и сколько зарабатывает московский промышленный альпинист

В понедельник, 8 августа мир отметил Международный день альпиниста — праздник для тех, кто привык быть на высоте. В Москве нет гор, но здесь работают сотни промышленных альпинистов. Они поднимаются на высотные здания, чтобы почистить фасады и помыть окна, сделать ремонт или разместить освещение. С чем они сталкиваются и как зарабатывают? Насколько опасна их работа? И кто пытается обрезать им веревки? Об этом и многом другом в беседе с «Мослентой» рассказал один из столичных промальпов Руслан Коновалов. Ниже — его монолог.
«Только земли коснулся, веревки под ноги и упали!» Чем рискует и сколько зарабатывает московский промышленный альпинист
Фото: из личного архива Руслана Коновалова

«Семь лет я этим занимаюсь»

Я родился в Красноярске, ребенком переехал в Белоруссию, а через некоторое время снова вернулся в Россию, теперь уже в Москву. Переезд стал вынужденной мерой. Там возникли проблемы, решить которые можно было только одним способом — уехать.

К промышленному альпинизму пришел почти случайно. Одно время я жил в частном доме в Подмосковье. Мой сосед как раз был промальпом. Однажды так совпало, что у меня было две или три свободных недели, а ему как раз нужны были помощники. Вот он меня и позвал на объект. Я там выполнял самые разные работы, как у нас говорят, «подаванил».

Читайте на тему:

Заказчики заметили, что я нормально справляюсь, и спросили: «А повисеть не хочешь?». А кто сказал, что я не хочу? Через пару месяцев, в начале нового сезона мне снова позвонили, предоставили снаряжение, выдали объемы работ, и я приступил к ним уже в качестве промышленного альпиниста. И вот семь лет я этим занимаюсь.

«Платят хорошо, но не всегда»

По образованию я техник-технолог машиностроения, но по профессии не работал ни дня. Правда, на заводе побывать доводилось. А вот ребята, которые учились со мной, а потом пришли на производство по распределению, зарабатывали копейки. Я тогда понял, что правильно сделал, когда решил этим путем не ходить. Это еще в Белоруссии было.

«Только земли коснулся, веревки под ноги и упали!» Чем рискует и сколько зарабатывает московский промышленный альпинист

Фото: Максим Блинов / РИА Новости

После того, как я начал заниматься промальпом, жизнь поменялась довольно сильно. Во-первых, это были совершенно другие заработки. Тут действительно хорошо платят. Правда, как вообще в строительстве, не всегда. К сожалению, в любом деле у нас встречаются заказчики, подрядчики и субподрядчики, которые пытаются тебя обмануть. Иногда у них это получается. На стройках, кстати, очень многие работают через субподряд и без заключения каких бы то ни было официальных договоров.

«Без официальных бумаг не работаю»

Я стараюсь работать с проверенными заказчиками. У меня уже набрался некий список людей и организаций, с которыми я всегда готов сотрудничать. Я им доверяю. На сегодняшний день довольно часто я работаю, как самозанятый. Старые заказчики, с которыми знаком уже далеко не первый год, — люди надежные. Я точно знаю: даже если их кинут, они из своих средств рассчитаются с работниками. С такими можно на словах о многом договориться.

Читайте на тему:

А вот если обращается человек новый, незнакомый, без официальных бумаг не работаю. Только на них и опираюсь. Правда, с ними тоже не всегда все гладко и сладко. Иногда сумма, указанная в договоре, которую тебе не выплачивают, меньше той, что придется выложить за судебные издержки, если ты пойдешь к нашему правосудию добиваться справедливости. Я уже не говорю о времени, которое все это займет. А его можно потратить более продуктивно.

«Страх — твой помощник»

Когда я впервые полез наверх, я высоты боялся. Мы и сейчас ее боимся. Но это естественный страх, необходимый. Если он есть, то это хорошо. Люди, которые не боятся, рано или поздно падают. Гарантирую. Страх — это рабочий момент, ограничивающий фактор, который необходим человеку при работе на высоте. С ним нужно просто научиться жить и сотрудничать, чтобы он стал твоим помощником.

«Только земли коснулся, веревки под ноги и упали!» Чем рискует и сколько зарабатывает московский промышленный альпинист

Фото: из личного архива Руслана Коновалова

Конечно, есть люди, которым высота противопоказана. Там уже речь идет не просто о страхе, а о панических реакциях, которые человека сковывают и с которыми ничего не сделаешь, разве что на дорогостоящие психотренинги посылать. Но не факт, что и они помогут.

Самый первый раз — самый страшный, а потом нормально себя чувствуешь, привыкаешь. Вроде бы и страх есть, а вроде бы и жить с ним можно. Зато обмундирование проверяешь с особой тщательностью, ничего не пропускаешь.

«Километры межпанельных швов»

Мы вообще занимаемся всем, чем угодно, если это нужно делать на высоте, любой работой. Но есть некоторые задачи, которые проще и выгоднее сделать без привлечения промышленных альпинистов, например, леса поставить и уже с них быстро и качественно все сделать. А существуют обратные ситуации, когда дешевле нас позвать. Обычно в таких случаях ни леса не поставишь, ни вертолет не вызовешь.

«Только земли коснулся, веревки под ноги и упали!» Чем рискует и сколько зарабатывает московский промышленный альпинист

Фото: из личного архива Руслана Коновалова

Спектр таких работ очень широк. Помывка стекол, например, — первое, что в глаза бросается. Но чаще всего промальпы в Москве занимаются ремонтами фасадов и герметизацией межпанельных швов в панельных домах. Километры их каждый из нас сделал в своей жизни.

Занимаемся мы и установками рекламных конструкций, и освещением, а иногда кому-то где-то кошку с дерева надо достать, например. Это снова мы.

Бывает, что нужно дерево спилить, а стоит оно так, что может упасть на что-то важное и дорогое. Приходится его разбирать сверху по частям. Для таких задач даже особые альпинисты есть — арбористы. Они лезут на дерево с бензопилами и по кусочкам его распиливают. Кстати, это одна из самых высокооплачиваемых, можно сказать, элитных работ.

Требует она и воли, и твердости характера. Тут можно и бензопилой по себе попасть. Да и дерево — это не бетонная конструкция. Неизвестно, что у него внутри, так что к любому повороту надо быть готовым.

«Извини, браток, пить я с тобой не буду»

Однажды и у меня была ситуация, когда мне резали веревки. И отрезали. Слава Богу, я не упал — успел спуститься. Дело было так. На одном здании нас работало довольно много, но почти все были на лицевой стороне, а на торце — я один. Товарищей видно не было.

И вот в какой-то момент на балкон выходит мужик — весь в синих перстнях. Музыка из окон орет соответствующая, девицы какие-то пляшут. Смотрит он на меня и говорит: «О! Вот ты сейчас со мной выпьешь!». Я ему вежливо отвечаю: «Извини, браток, но пить я с тобой не буду. На работе я». И тут мужик завел старую песню: «Да ты меня не уважаешь! Да я только откинулся!». Ну, и заявил, что за отказ мне веревки обрежет.

Читайте на тему:

По счастью, у меня на каске тогда была камера GoPro. Весь наш диалог, естественно, был зафиксирован.

Я ждать, когда этот товарищ перейдет от угроз к действиям, не стал. Тут же быстро начал спускаться. Благо, здание было не особо высокое. Только на землю ногами встал, голову поднимаю: мой собеседник уже здоровенным кухонным ножом пилит мне веревки. Минуты не прошло, как я оказался внизу, а мне под ноги оба троса и упали.

«Только земли коснулся, веревки под ноги и упали!» Чем рискует и сколько зарабатывает московский промышленный альпинист

Фото: из личного архива Руслана Коновалова

Я побежал звать своих. Мало того, что это вообще жутко, так еще и веревки денег стоят. Надо было пойти, поговорить, разобраться. Нехорошо как-то.

Поднялись мы на этаж, позвонили в дверь. К нам вышел другой человек, и был он по-настоящему огромным — метра под два ростом, да и в ширину примерно столько же. Поинтересовался, кто мы такие и чего хотим. Ситуацию объяснили: так и так, неправильно ведет себя ваш товарищ. К тому же запись есть, а значит, у вашего друга — все шансы вернуться туда, откуда он только что приехал. Вряд ли ему это будет приятно.

Читайте на тему:

Мужик, ни слова не говоря, удалился. А мы подумали: пора бы нам бежать. Неизвестно, кто там еще в квартире. Судя по звукам, людей полно. Кто еще может выйти? Каким составом? В каком количестве? Признаться честно, момент был волнительный. Но стартовать мы не успели. Буквально через минуту большой человек снова появился на пороге, уже с деньгами. Сумма была не велика — долларов 150, но на веревки должно было хватить. Мужика, который мне их обрезал, пообещали на балкон больше не пускать.

«Старушки со странностями»

Чаще всего альпинистам веревки режут столичные старушки со странностями. Есть у нас такой контингент. Не знаю, что у них в голове… Был случай у моего знакомого. Он висел на фасаде, работал. И тут чувствует: веревка дергается. Он поднимает голову, а наверху — бабушка. До веревок она руками дотянуться не может, поэтому шваброй орудует — прихватывает ею тросы и к себе подтягивает. А в руках у нее — нож. Он ей кричит, она не реагирует. Что делать? Он срочно спустился. Едва успел. Только встал, веревки упали.

«Только земли коснулся, веревки под ноги и упали!» Чем рискует и сколько зарабатывает московский промышленный альпинист

Фото: Кирилл Каллиников / РИА Новости

Стали разбираться. Нашли родственников этой женщины. Выяснилось, что там уже серьезные возрастные изменения. Она и двери никому не открывает, и вообще не понимает, что вокруг происходит.

Так что в нашей работе важно: только почувствовал, что веревка задергалась, спускайся, не жди. Благо, подобные ситуации крайне редко происходят. Мы их даже не расцениваем, как серьезный фактор риска. По статистике, кстати, работа водителем в разы опаснее работы альпинистом.

«Падают просто по забывчивости»

Самый главный фактор риска — невнимательность. Бывает, человек уже давно работает, привык к высоте настолько, что уже не боится. Ему уже все равно. И вот он забывает что-то сделать, упускает какой-то важный момент, и падает. Просто по забывчивости.

Другой фактор — спешка, а еще невнимательное отношение к самому объекту, на котором ты работаешь. Веревки обрезать может не только человек, но и острый карниз.

Да и просто переплавиться может трос, если, к примеру, крыша от жары раскалена. Веревка чего-то горячего касается и перегорает.

«И полицейский передергивает затвор…»

А однажды ко мне на крышу пришла полиция. Я тогда опять швы межпанельные мазал. И вот уже закончил, собираюсь потихоньку, веревки сматываю. У меня в ушах наушники, так что я и не слышу, что сзади происходит. Поворачиваюсь… и вижу перед собой двух полицейских со стволами наголо. И один демонстративно передергивает затвор.

«Только земли коснулся, веревки под ноги и упали!» Чем рискует и сколько зарабатывает московский промышленный альпинист

Фото: Владимир Песня / РИА Новости

Я так и обалдел. Естественно, тут же руки — вверх. Сам говорю им: «Ребята, я вас не слышу! Подождите! Наушники выну!» Слава Богу, они сразу поняли, что к чему. Видят же: я чумазый, весь в герметике, веревки у меня тут же. Нормально мы с ними поговорили. Выяснилось, что их просто жильцы вызывали, сказали, что воры лезут. И ладно бы дело было вечером или ночью, так среди бела дня! Я не скрывался. Маски на мне не было. Но бдительные москвичи бдят.

Я им тогда сказал: «Вы, товарищи, чтобы два раза не бегать, в таких случаях сначала в “Жилищник” местный позвоните и спросите: работают по такому-то адресу альпинисты или нет». Они поблагодарили, заверили, что так и будут делать. Признались: вызывают по таким поводам довольно часто. Боятся у нас некоторые горожане альпинистов.

Но обычно народ относится позитивно. Очень часто пытаются чем-то угостить, предлагают чай, кофе, какие-то ватрушки и конфеты. Бывает, люди со своими домашними животными знакомят, например, с котом или с рыбками. А недавно один мужчина на подоконник вытащил аквариум с аксолотлем. «На, — говорит, — погладь, если хочешь!»

И выпить предлагают, и не только. Но мы на это не соглашаемся. Работа есть работа. Не положено. Опасно.

«Звезда высотки на Котельнической»

Я был прямо на звезде высотки на Котельнической набережной. Мы там устанавливали молниеотводы. Дело было несколько лет назад. И тогда мы с напарником решили, что ситуацией надо воспользоваться. А то как это? На такой крыше работали, а на звезду не залезли? Не пойдет.

Читайте на тему:

Вот и поднялись, так сказать, в рамках экскурсии свободного посещения. На звезде, по идее, другие люди работали, но доступ у нас был. Что сказать? Виды там такие, что никаких слов не хватит.

«Настоящая легенда»

Мне надолго запомнится одна недавняя работа. Дело было в Калуге, в музее Циолковского. У них там целый парк ракет стоит. Есть там и запасная стартовая модель корабля «Восток». На таком Юрий Гагарин летал. Благо, с первого раза все было хорошо. Но если бы что-то пошло не так, была запасная ракета. Как раз она сейчас в Калуге и находится.

«Только земли коснулся, веревки под ноги и упали!» Чем рискует и сколько зарабатывает московский промышленный альпинист

Фото: из личного архива Руслана Коновалова

Мы по ней лазали и красили стартовую тележку, на которой она стоит. Мне тема космоса очень близка и интересна, а тут — настоящая легенда. Касаешься ее и прямо чувствуешь все, всю историю. Даже не знаю, как и передать.

«Доходы неплохие, но нестабильные»

Вилка заработков у нас довольно большая. Все зависит и от квалификации альпиниста, и от самой работы, и от легальности его деятельности. К сожалению, в последнее время стало много промальпов, в том числе и так называемых, которые приехали из Средней Азии. Не подумайте лишнего, я ничего против них не имею. Вот только работает большинство из этих товарищей нелегально, а из-за этого и получают они значительно меньше. На птичьих правах же тут находятся.

Читайте на тему:

Такие люди зарабатывают тысяч 50, а если сильно повезет, получит кто-то и 80. Это у нас считается нижней планкой.

Высчитать средний заработок промышленного альпиниста довольно сложно. Но если говорить за себя, то вот сейчас у меня объект, который нужно закончить за месяц. Получу я за него в районе 300 тысяч рублей. Но это очень хороший объект. Такие далеко не каждый раз попадается.

«Только земли коснулся, веревки под ноги и упали!» Чем рискует и сколько зарабатывает московский промышленный альпинист

Фото: из личного архива Руслана Коновалова

К тому же объектов еще и приходится довольно долго ждать — пока все бумажные вопросы решат, пока с организацией все устаканится. Нынешний мы ждали с мая. Конечно, совсем без работы я не сидел, но бывало по две-три недели простоя.

Есть еще один фактор, который здорово влияет на наши доходы, — зима. Если снега много, работы полно. Мы, конечно, сильно устаем, зато и зарабатываем прилично. Крыши чистим, фасады. А если снега нет, что в Москве иногда бывает, то приходится жить на то, что заработал за лето. Так что доходы у нас неплохие, вот только не особо стабильные.

Нормальным считается, если у промышленного альпиниста выходит 120-150 тысяч в месяц. Это не очень много, но хватает, чтобы не задумываться о смене профессии. В конце концов, наш труд считается высококвалифицированным, да и вообще на стройке люди сегодня вполне неплохо зарабатывают. Тот же плиточник может получать примерно такие же деньги.

«Отпуск сам себя назначает»

Отпуск у нас сам себя зачастую назначает. Вот если ты угадал, когда простой будет, и успел на это время что-то запланировать, ты молодец. А если нет, сидишь дома или едешь куда-то в Подмосковье, занимаешь себя чем-нибудь. Потом работа начинается, и не до отдыха уже.

Турист на горе Сарлык в Шебалинском районе Республики Алтай.

Турист на горе Сарлык в Шебалинском районе Республики Алтай.

Фото: Андрей Варенков / РИА Новости

Многие альпинисты в отпуск только в горы и ездят. Я, если честно, не из таких, к пикам и возвышенностям не стремлюсь каждый раз. Хотя прошлый свой отпуск я, например, на Алтае провел. Но альпинизмом не занимался, просто гулял. Эти места сами по себе — сказка.

«Чумовой город»

Москва — потрясающий, чумовой город, один из моих любимых. Здесь у меня как-то все сразу задалось, сложилось, получилось. Она меня прямо встретила с распростертыми объятиями. Мне здесь очень нравится.

Я прямо сейчас стою на крыше довольно высокого здания и смотрю на самый центр. Вид потрясающий. Наслаждаюсь.

Для меня в этом городе все началось с Серебряного бора. Я туда попал по приглашению одной девушки. Мы с ней взяли по велосипеду и поехали всю ночь кататься по парку. Мне настолько это запомнилось, что я до сих пор очень люблю Серебряный бор и, по возможности, стараюсь почаще туда приезжать.

Партнерские материалы