21 июня 2017 в 13:28

Сделать город-сад

Зачем устраивать фестивали цветов и закупать деревья в Германии
Максим Блинов / РИА Новости
Москва готовится к самому масштабному в России фестивалю садово-паркого искусства и ландшафтного дизайна Moscow Flower Show. Перед фестивалем МОСЛЕНТА узнала у его директора, как проводить фестивали цветения в парках города, зачем озеленять крыши и закупать деревья в Германии.

Москва готовится к самому масштабному в России фестивалю садово-паркого искусства и ландшафтного дизайна Moscow Flower Show. Он пройдет уже в шестой раз на территории «Музеона» с 29 июня по 9 июля. Свои сады представят лучшие мастера России и всего мира. Например, москвичам покажут цветник «Малахитовая шкатулка» с самоцветами, модульный водный сад «Геометрия природы» и сад, вдохновленный творчеством Карла Фаберже.

Перед фестивалем МОСЛЕНТА узнала у его директора, обладательницы «Оскара» в мире ландшафтного дизайна – золотой медалистки Chelsea Flower Show Карины Лазаревой, как проводить фестивали цветения в парках города, зачем озеленять крыши и закупать деревья в Германии.

Эпоха возрождения

Если говорить об идентичности московских городских парков, то нам есть, что восстанавливать и возрождать.

Карина Лазарева

ландшафтный дизайнер, президент московского фестиваля садов и цветов Moscow Flower Show

Например, в Парке Горького в 1930-х годах делали огромные двухцветные портретные клумбы, как правило, с профилями Ленина и Горького. В этой технике можно работать иначе. Например, на первом нашем фестивале мы дали реплику из той эпохи — сделали такую клумбу с изображением девушки с веслом, украшавшей раньше центральный фонтан парка.

Сейчас, когда оформление парков столицы, по сути своей, унифицировано, реконструкция исторических цветников бросается в глаза. И важно сохранять этот пласт московской ландшафтной культуры, ведь она, как и архитектура, тоже является частью нашего наследия. Разнообразить однородную картину могут арт-объекты, инсталляции, скульптуры, которые могли бы украшать наши парки и другие общественные пространства.

Конечно, хочется сделать в Москве туристический маршрут по паркам, их цветочную карту. Например, в это время в лондонском парке Кью цветут рододендроны, и многие специально приезжают туда именно в июне, чтобы на них полюбоваться.

Цветение яблони в парке Коломенское.

Кирилл Зыков / Агентство «Москва»

Вот и москвичи могли бы делать так: пришло время цветения ирисов — едем любоваться ими в «Коломенское», зацвели подснежники — едем смотреть на них в «Аптекарский огород», пришло время рододендронов — выдвигаемся в «Царицыно», в «Сокольниках» — огромный розарий, а больше всего сирени — на ВДНХ.

Если бы у каждого парка была такая своя визитная карточка, акцент, связанный с цветочным или декоративным озеленением, это задало бы им и идентификацию, формировало образ каждого из них.

И еще, я считаю, в парках должны появиться ежегодные ландшафтные фестивали подобные нашему, но с другими концепциями и акцентами внутри этой индустрии. В Англии за сезон проходит 22 таких события, и каждый фестиваль имеет свое лицо.

А вот проект, подобный арт-парку в Николо-Ленивце, в Москве вряд ли возможен. Там эти объекты стоят уже много лет, а городские площадки требуют постоянной трансформации, обновления. Оставлять крупные ландшафтные скульптуры на три месяца, на сезон — возможно, но не долее.

Озеленение нового уровня

Вне парков мы тоже наблюдаем новую волну озеленения, в том же «Музеоне» можно видеть модные сейчас в Европе современные композиции из различных трав. На мой взгляд, очень хорошо сделали озеленение Триумфальной площади возле «Москомархитектуры».

Не только как специалист, но и просто как москвичка я считаю, что озеленение, которое проводится в городе теперь, и качественнее, и интереснее, и полезнее того, что делалось в СССР и потом, в 1990-х. Эти проекты в корне отличаются от того, что делалось в городе раньше, они очень современные, реализуются один за другим и время показывает, что людям комфортно находиться в той среде, которую такие новые пространства предлагают. У меня по ним вопросов нет: качественный посадочный материал, качественно проведенные работы.

В Москве есть своя богатая культура и традиция создания исторических цветников, и очень приятно наблюдать, что сейчас их стали восстанавливать.

Цветники классического периода середины 1950-х реконструируют на ВДНХ, подобная работа ведется в «Царицыно», еще раньше это уже произошло в «Коломенском», потом — в Парке Горького. И коллеги со всей страны, и иностранцы — все говорят в один голос, что там проект сделан великолепно. Приходя в такие места, молодые специалисты уже могут на московских примерах изучать стили и направления и нашей традиционной и современной мировой ландшафтной архитектуры.

Ландшафтный парк на Крымской набережной.

Владимир Астапкович / РИА Новости

Но есть один момент: такая быстрая и массированная трансформация, которую мы наблюдаем, для города достаточно болезненна. Ведь в чем проблема: все мы испытываем сейчас неудобства, связанные с тем, что перегорожены улицы, на которых идут работы, и при этом мы не всегда представляем, ради чего стоит с таким положением дел стоит смиряться. Отношение это поменяется во время прогулки по уже готовым широким тротуарам.

Когда приживутся и примутся посаженные в последние годы деревья и кустарники, будет ясно, что перед нами городское озеленение нового уровня.

Сейчас в условиях города у нас и заказчик, и архитектор, и ландшафтный дизайнер уже привыкли вести диалог, чего раньше в принципе не было. Прежде схема была одна: городская администрация решила что-то сделать и делает силами специалистов, чья квалификация часто оставляла желать лучшего. Теперь работа начинается с анализа ситуации, после которого принимаются решения о привлечении профессионалов, выстроена конкурсная система.

И это очень здорово, что к городским проектам теперь привлекаются мастера мирового класса, по чьей концепции, например, создается ландшафтный парк с большой прогулочной аллеей на ВДНХ. Нужно время, чтобы такие специалисты выросли и у нас, но, я считаю, мы идем такими семимильными шагами, что это случится довольно скоро.

Это не советская позиция «догнать и перегнать», нет, в нашей области вообще невозможно никого перегонять. Но мы можем говорить о несомненных достижениях — русские ландшафтные архитекторы уже выходят на международный уровень и участвуют в больших глобальных проектах, способны работать в современной международной команде, и это уже хорошо.

Зачем везти деревья из Германии

Деревья, которые сейчас высаживают на бульварах и проспектах, приезжают из хороших, в основном немецких питомников, каждый из которых работает уже более 80 лет. Они обязательно станут украшением города, осталось только дождаться, когда они адаптируются и раскроются перед нами во всей своей красе.

Делается это потому, что у нас в стране сейчас нет отечественных большемерных саженцев деревьев возрастом 15-20 лет, которые гарантированно хорошо приживаются.

В СССР подобные питомники существовали, но в перестроечные годы их практически уничтожили. Сейчас это все восстанавливается, но упущенные 20-25 лет никак не компенсируешь, поэтому посадочный материал приходится закупать в Германии. И это нормальный европейский подход. Я и в Англии на Chelsea Flower Show вижу много растений, закупленных у немцев для лучших выставочных садов.

Липа перед посадкой на Тверской

Дмитрий Лебедев / МОСЛЕНТА

Вообще я не сторонник неконструктивного критиканства и не согласна с таким подходом, что «у нас все плохо». В ландшафтной индустрии, у нас, слава Богу, все очень хорошо. Ей сейчас около 25 лет: когда я пришла в эту профессию, даже специализации ландшафтный архитектор в стране не существовало, как таковой, питомники разрушены, специалистов нет, ни ландшафтного дизайна, ни ландшафтной архитектуры не существовало даже на уровне понятий.

Вся эта система по крупицам собиралась и формировалась энтузиастами, и сейчас уже можно говорить, что в стране появилась эта отрасль, включающая и дендрологию —культуру выращивания и поддержания деревьев, и инженерные системы, связанные с дренажом, поливом, освещением. Всемирно известные бренды создают у нас свои филиалы. Все выстраивается, просто постепенно.

Никаких ковров

Кстати, биоразнообразие растений, которые высаживаются в Москве, стало намного шире и интереснее того, что можно было увидеть раньше. Если в советские годы это были в основном однолетние растения, то сейчас активно высаживают многолетники, что гораздо экономичнее.

В целом подход к озеленению стал более разумным. Нет больше ковров из безумного количества однолетних цветов, которые в такой концентрации нигде в мире больше не сажали.

Я не говорю, что однолетники не нужны — обходиться без них невозможно, они дают яркость, нарядность. Но в каждой композиции они должны занимать определенное место, а не высаживаться массированно, да еще и в таких странных локациях, как разделительные полосы проспектов.

А сейчас мне нравится, что большие площади отдают под чистый газон, высаживается много кустарников: это и экономичнее, и уходных работ меньше, и пространство оформляется на более длительный период. Если говорить о цветах, то сейчас активно стали использовать многолетники, что хорошо — появились розы в городе! Раньше мы никогда и мечтать о таком не могли.

Сергей Ведяшкин / Агентство «Москва»

Иногда я вижу целые коллекции, розарии, и очень радует, что у нас уже высаживают такие дорогие цветы, а они остаются на своих местах. Потому что, если помните, раньше много сажали бархатцы, и часто уже через час их на месте не было, потому что местные жители их выкапывали и сажали на дачах или на балконах. Сейчас такой вандализм ушел, высаженные розы цветут, и приятно, что люди начинают привыкать к красоте и уже не так ее разрушают.

К тому же меня радует, что сейчас стали задумываться о цветовом акценте. У нас такой климат, что хочется яркости, и листва, стволы разной окраски, например, придают городу удивительное разнообразие.

Мы не в субтропиках живем, где сама природа восполняет эту потребность, и если грамотно подходить к вопросу озеленения, то даже без цветов можно добиться очень разнообразного колористического эффекта, играя оттенками листвы и стволов кустарников в разное время года. Тот же дерен, который у нас обычно называют кизилом, — если высаживать его большими массивами, то, сбросив листву, он за счет ярко-красных стволов дает потрясающий цветовой акцент, особенно на фоне снега.

Английский сад из русских растений

Я не считаю, что мы в своей широте, в отличие от южных стран, обделены красками, ассортиментом растений, нет. Просто надо уметь с ним работать. Когда мы в 2012 году только начинали фестиваль, то хотели показать, что растений, произрастающих в отечественных питомниках, вполне достаточно, чтобы создавать английские сады.

И тогда приглашенному нами британскому дизайнеру хватило для этого материала, который он взял в подмосковном питомнике.

Он создал из них настоящий классический сад, а для посетителей фестиваля это был шок: все посчитали, что растения он привез с собой. Теперь у нас из своего материала можно делать и японские сады, уже многие отечественные питомники занимаются созданием тапиарных форм (трехмерные ландшафтные фигуры — ред.), которых раньше у нас не было.

Часто все упирается в количество: для того, чтобы сделать проект, порой бывает нужно несколько сотен растений одинакового вида, возраста и качества. В отечественных питомниках часто такого количества саженцев нет, и что-то приходится докупать в Европе.

На мой вкус это, конечно, немецкие питомники, потому что у них и качество лучше, и по биоразнообразию очень интересный материал, и по климатической зоне он нам подходит. Но от года к году мы постепенно заполняем этот сегмент своими растениями.

Максим Блинов / РИА Новости

Перспектива – озеленение крыш

Еще важный момент: раньше озеленение возле коммерческой, офисной недвижимости делалось по остаточному принципу. А теперь собственники уже понимают, что озеленение прилегающей территории — такая же визитная карточка офиса, как и состояние фасада здания.

Качество озеленения таких территорий повышается, и здесь современные тенденции выражаются в том, чтобы улавливать гармоничное соотношение самого здания и среды вокруг него. Очень много высаживают вечнозеленых хвойных деревьев, цветущих кустарников: сирени, жасмина, всегда традиционно присутствовавших в нашем озеленении. Экзотические растения тоже присутствуют, но это уже дело вкуса, и цель их использования должна быть понятна — стиль нужен во всем.

Вертикального озеленения фасадов зданий, которое распространено в странах с более мягким климатом, у нас быть не может. Внутри помещений такие проекты уже делаются, их можно увидеть в офисных центрах.

Но у нас вполне возможно вертикальное озеленение цветами, так распространенное, например, во Франции, где ими украшают балконы и столбы. Я вижу, как у нас появляются подобные проекты и, думаю, эта тенденция будет сейчас приветствоваться. Для этого можно использовать разные растения: от винограда до климатисов.

Евгений Биятов / РИА Новости

И озеленение крыш, которое сейчас так развито во всем мире, уже приходит и в Москву. В городе уже появляются сады на крышах, за этим — будущее, и сейчас у нас создаются стандарты такого благоустройства.

Уже есть и ассортимент растений, которые прекрасно себя чувствуют в таких условиях, и технологии, которые уже внедряются, чтобы такие сады хорошо чувствовали себя на открытых крышах. На нашем фестивале, например, будет представлен такой сад. Но о том, как создать и содержать его, мы расскажем уже там.