Опека и дети

Город
Адвокат семьи Иван Павлов
Фото: Михаил Джапаридзе / ТАСС

Резонансная история многодетной семьи, у которой забрали 10 приемных детей, сегодня получила неожиданное развитие. Адвокат Светланы Дель пришел в Зеленоградский суд, где должен был рассматриваться ее иск к органам опеки, и заявил об отводе заявления по желанию своей подзащитной.

Однако это вовсе не значит, что семья борьбу прекращает: второй иск о признании незаконным распоряжения властей о расторжении договора опеки никто не отзывает. Он будет рассматриваться уже на следующей неделе. А пока МОСЛЕНТА вспомнила, с чего все начиналось.

Откуда не ждали

Десять детей были изъяты из семьи Дель почти одномоментно 13 января. Тревогу подняла воспитательница детского сада: у одного из малышей она обнаружила следы побоев.

«Воспитатель стала переодевать ребенка и, увидев характерные следы на теле, она спокойно завела (его) в комнатку и пригласила сотрудников опеки», — рассказывала тогда уполномоченный при президенте России по правам ребенка Анна Кузнецова.

Всего в семье 13 детей в возрасте от трех до 16 лет: восемь приемных, четверо усыновленных и один кровный (самый младший). Среди них есть и ВИЧ-положительные, однако детский омбудсмен еще в самом начале истории подчеркнула, что претензий к матери по поводу их лечения или заботы об их здоровье не было.

Мы 12 лет приемные родители. До этого я несколько лет работала волонтёром. У меня всегда получалось выстроить хорошие отношения с органами опеки. За эти годы мы научились решать разные сложные задачи, находить выход из непростых ситуаций. 12 лет я являюсь приемной матерью. Это не просто хобби, это от чистого сердца, просто невозможно смотреть на одиноких детей в детских домах и домах ребёнка. За все 12 лет нашего общения с опеками, и питерской, и московской, мы никогда ни в коем случае не пытались ни саботировать работу органов опеки, ни провоцировать негативное отношение к людям, которые там работают, именно понимая сложность задач, которые приходится решать ежедневно этим людям. Мы КАТЕГОРИЧЕСКИ не согласны с какими-либо обвинениями, намеками на то, что мы какими-либо своими действиями пытались придать какой-либо политический подтекст нынешним, увы, конфликтным отношениям с органами опеки Мы абсолютно нейтральны в политическом плане, потому что у нас все время уходит на семью, детей, и нет времени и желания участвовать в каких-либо политических провокациях, движениях. Поэтому мы просим общественность не принимать всерьез попытки политизировать эту ситуацию, и тем самым стараться придать большую достоверность доводам какой-либо из сторон. #помогитевернутьдетей

Фото опубликовано Svetlana Dell (@svetkaaa2012)

Через несколько дней глава департамента соцзащиты столицы Владимир Петросян заявил, что детей родителям больше не вернут. «К сожалению, решение однозначное: детей возвращать категорически нельзя. Все дети подтвердили факт, что папа их бьет, все боятся папу», — заявлял он. Он добавил, что есть факт того, что «дети были многого лишены». При этом на их содержание город ежемесячно выделял свыше 630 тысяч рублей.

Следователи возбудили уголовное дело по статье 116 «Побои» и взялись за допрос несовершеннолетних. Также дело по статье «Халатность» было возбуждено в отношении сотрудников опеки: выяснилось, что они проверяли семью летом 2016 года, но ничего подозрительного не заметили.

19 января мэр Москвы Сергей Собянин подтвердил намерения властей. В своем Twitter он написал, что договор об опеке с семьей Дель будет расторгнут, а детям подберут при необходимости новую квартиру.

Ответные шаги

Многодетная мать не пожелала ни признать свою вину, ни тем более отдавать детей без боя. Во-первых, она подала в суд на полицию и сотрудников опеки, которые приехали за ее детьми. А во-вторых, она обратилась за содействием к уполномоченному по правам человека в России Татьяне Москальковой.

29d850ce3051c093a0d6f4eab3185de8516ef273

Татьяна Москалькова

Фото: Дмитрий Серебряков / ТАСС

Дель рассказала омбудсмену, что органы опеки и попечительства не выходят на контакт с ней, чтобы разъяснить все свои действия, а информацию о детях ей приходится получать из средств массовой информации. При этом ни полиция, ни соцработники, забиравшие детей, не предоставили документы, подтверждающие законность этих мер, и не пускают ее к детям.

О том, что думает по поводу всей этой ситуации Москалькова, стало известно только 6 февраля. В пресс-службе уполномоченного рассказали, что она встретилась с многодетной матерью 31 января и по итогам долгого разговора призвала не делать поспешных выводов. Кроме того, омбудсмен обратила внимание на «отсутствие регламента Министерства образования по изъятию детей» и призвала органы опеки «взвешенно подходить к передаче детей с тяжелыми диагнозами».

На данный момент

25 января двое приемных детей семьи Дель были замечены на вокзале в компании бабушки — матери Светланы. Власти согласились отдать ей под опеку только их, и они втроем почти сразу же покинули Москву (бабушка детей живет в Петербурге).

По остальным воспитанникам договориться не удалось — восьмерых собираются отдавать в новые семьи.

От слов быстро перешли к делу: уже в начале февраля анкеты четверых воспитанников семьи Дель появились в базе детей, оставшихся без попечения родителей при департаменте труда и социальной защиты Москвы. Об этом сообщили защитники семьи в Facebook и привели ссылки на профайлы. Ни одна из них не работает в настоящее время, однако в кэш анкеты доступны.

Отец Михаил Дель в интервью порталу «Медуза» заявил, что знает о появлении в банке на усыновление двоих из своих приемных детей. По его словам, это может быть связано с рассмотрением в суде первого иска семьи к органам опеки.

Так дела обстоят или нет — власти этот момент так и не прокомментировали. Но очевидно, что ситуация в любом случае изменится после 13 февраля — именно на этот день назначено заседание по иску, оспаривающему решение прекратить договор опеки.